По Англии

Хлебопечка.ру О путешествиях и туризме

По АнглииНаш самолет, покрыв за три часа расстояние от Москвы до Лондона и подарив нам их полностью обратно, за счет разницы в поясном времени, опустился на аэродроме.

С английскими традициями мы столкнулись сразу, как только выехали на автобусе в город.

— Почему все-таки в Англии левостороннее движение? — спросил кто-то из туристов.

— А как же рыцари могли отразить нападение, если бы они ездили по правой стороне, ведь меч или копье они держали в правой руке, — был ответ. — А рыцари у нас есть и сейчас, их назначает королева. И если рыцари в средневековых доспехах не ездят сейчас по улицам, то у военного министерства на часах стоят конные гвардейцы в латах и касках с плюмажами. Служащие замка Тауэр носят красные кафтаны и шляпы, расшитые золотом и позументами времен династии Тюдоров. А на головах королевских гвардейцев красуются огромные неудобные медвежьи шапки, налезающие на глаза.

Вот мы едем уже по Лондону и у одного из банков обнаруживаем карету с гербами.

— Что это?

— Королева, по традиции, сама ездит в карете и за своими министрами тоже посылает только карету. Так принято...

Постепенно мы начинаем ощущать, что тут не просто преклоняются перед отжившими средневековыми традициями, а они прочно живут в быту и сегодня.

Мы проезжаем мимо громадных массивов Кенсингтон-парка и Гайд-парка. Трава в них (как и во всех других парках и скверах) специальных сортов, очень низко подстриженная, как ковер, совершенно не мнется. Поэтому посетители спокойно ходят по всем газонам, сидят и лежат на них.

По дорожкам прогуливаются верхом. Этот красивый и очень приятный вид спорта и отдыха, видимо, не отмирает, так как существуют специальные магазины, торгующие только всем необходимым для верховой езды. Лошадей можно получить напрокат, но, конечно, это удовольствие дорогое и пользуются им только люди хорошо обеспеченные. Как и этим маленьким, утопающем в цветах кладбищем... для собак.
По АнглииПо пути к нашему отелю автобус крутит по коротким узеньким уличкам, иногда выезжая на площади с большими садами посередине.

— У нас очень много скверов, лондонцам есть где отдохнуть, — не без гордости говорит гид.

— А почему сейчас, днем, все калитки этого сквера заперты и никто там не гуляет?

— О, простите. Это, по-видимому, частный сквер. Он принадлежит владельцу окружающих домов, и ключи находятся только у съемщиков. ..

Мы выезжаем на главную торговую магистраль — Оксфорд-стрит; здесь особенно много новых универмагов, часть из которых еще строится. Есть и небоскребы почти в пятьдесят этажей. Сейчас, в ноябре, улицы уже украшены гирляндами и иллюминацией к рождественским праздникам. Оказывается, елки в Англию привозят из Норвегии.

Вот и наш отель «Монтегю», на улице того же названия, у самого Британского музея, в центре английской столицы.

Все отели, в которых нам пришлось останавливаться в Лондоне, Ковентри и Манчестере, были одного типа. Небольшие трех- четырехэтажные здания со сложной планировкой, узкими коридорчиками, крутыми лесенками и большими садами. При входах обязательно ряды ящиков с цветами.

Полы во всех вестибюлях, холлах, гостиных, коридорах и номерах устланы коврами, поэтому везде очень тихо. Центральное отопление только в местах общего пользования. В номерах, холлах и гостиных обязательно традиционные камины. Но... камины эти топятся уже не углем, а газом. Иногда их даже заменяют электрические отражатели.

Окна одинарные, форточек нет. Вместо этого половина рамы может быть поднята, создавая отверстие любой высоты, как у нас в троллейбусах или автобусах.

Умывальники, ванны с двумя отдельными кранами, без смесителей. Чтобы не обжечься, нам приходилось сперва набирать в горсть холодной воды, а затем горячей. Сами англичане моются прямо из умывальников.

После ленча, второго завтрака, по набору блюд похожего на наш обед, выезжаем осматривать Лондон. Мы начинаем с района Сити-оф-Лондон, что в переводе значит город Лондон. Этот район, в средние века окруженный крепостными стенами, был резиденцией английских королей. Сити и соседний с ним район Вестминстер, на левом берегу Темзы, являются старейшими частями английской столицы. Теперь Сити считается финансоводеловым центром Лондона.

Большой Лондон занимает сейчас тысячу восемьсот квадратных километров, являясь по территории первым, а по населению — в десять миллионов человек — третьим городом мира. Сити сохраняет свои границы и является как бы городом в городе. Здесь находится Меншнон-Хаус — официальная резиденция лорд-мэра Лондона, построенная в 1739 — 1753 годах, и еще более старинное здание корпорации лондонского Сити (1411 — 1425 годы).

Мы едем по узким уличкам Сити и останавливаемся у постамента, увенчанного крылатым грифоном, возле которого, по традиции, должна обязательно остановиться и выйти из своей кареты королева, чтобы получить у лорд-мэра ключи от города и право на въезд в Сити.

Отличается Сити не только формой полицейских, но и одеждой работающих здесь клерков. Если в Лондоне одеваются по действующей сегодня моде, то тут, по традиции, как и в диккенсовские времена, почти все клерки носят котелки, высокий белый крахмальный воротничок, короткий темный пиджак, узкие полосатые брюки. В любую, даже самую солнечную погоду в руках у них неизменно длинный зонтик в виде палки с изогнутой рукояткой.

Перед началом работы и после нее, а также во время ленча клерки потоками заполняют узкие улочки. Тогда сразу веришь, что в Сити работает 330 000 человек.

В служебные часы на улицах Сити почти безлюдно — все работают в своих оффисах. После работы, когда поток клерков схлынет, Сити превращается в пустынный район — проживает здесь не многим более десяти тысяч человек.

По АнглииВот перед нами зубчатые стены и башни древнейшей лондонской крепости Тауэр. Стены ее серы от вековой пыли и копоти, а края зубцов, отмытые дождями, сверкают белизной, и это придает крепости особую своеобразную красоту. Наиболее древнюю и высокую ее часть, Белую башню, строили еще в одиннадцатом веке, при Вильгельме Завоевателе. Остальные укрепления были закончены в тринадцатом веке.

Долгие времена Тауэр был резиденцией английских королей, затем стал тюрьмой для их политических противников, а теперь превращен в музей.

У входа в крепость — пеший гвардеец в высокой медвежьей шапке, надвинутой на глаза. Он то стоит, замерев у входа, то совершает сложную маршировку с высоким подниманием ног, отпечатыванием шага и резкими поворотами. При неудобном средневековом одеянии он имеет вполне современное оружие — карабин-полуавтомат.

Под стенами крепости, на месте бывших рвов, — зеленый луг с различными спортивными площадками.

Правее Тауэра виднеются остатки еще более древнего сооружения — стены римских укреплений.

Внутри крепости собраны коллекции военных доспехов средних веков. Стоят чучела огромных лошадей с восседающими на них рыцарями в латах или кольчугах и в шлемах с забралами.

Интересно было встретить среди экспонатов Тауэра бронзовую скульптуру Петра I с молотом и наковальней, которая называется «Петр на Темзе».

В башне Вейкфильд хранятся королевские регалии и драгоценности, их теперь показывают за особую плату. Английский парламент все время урезывает средства на содержание королевского двора, и этот музей, видимо, неплохо помогает королевской семье увеличивать свой доход. Драгоценности хранятся в стеклянных горках. Сверкают огромные бриллианты, и среди них один из величайших — «Звезда Африки» — в короне королевы Виктории и еще много других. Тут же представлены и все ордена Великобритании, начиная с самого высокого «Ордена подвязки».

— Происхождение его таково, — рассказывает гид. — На придворном балу король Эдвард Третий танцевал с молодой хорошенькой герцогиней. Вдруг у нее упала подвязка, и все придворные вокруг расхохотались. Тогда Эдвард III поднял эту подвязку и заявил:

— Сегодня вы смеетесь, а с завтрашнего дня будете считать самой высокой честью носить орден этой подвязки, который будет мной учрежден.

И учредил!

Как ни странно, и сейчас «Орден подвязки» является высшей наградой в Англии. После второй мировой войны этот орден был отнят у японского императора, выступившего против Англии, и у бельгийского короля...

После осмотра королевских драгоценностей мы попадаем в те части Тауэра, где в борьбе за власть и за эти самые ценности лились потоки крови. Такова так называемая Кровавая башня, башня пыток с набо-
ром орудий «для допросов», плахой, топором и глубоким колодцем, соединенным с Темзой, куда сбрасывали тела пытаемых.

По АнглииЗдесь, в каменном мешке с трехметровыми стенами, в XVI веке 12 лет просидел писатель и путешественник Вальтер Релей. Тут он написал свою «Всемирную историю».

В башне Улит нам показывают лестницу, под которой были задушены ребенок-король Эдвард V и его брат. Эту сцену мы недавно видели в английской кинокартине «Ричард III».

А вот и «лобное место», где казнили противников королей и... надоевших им жен. Здесь же был казнен и выдающийся философ XV—XVI веков, социалист-утопист Томас Мор.

К сожалению, современные правители Англии оказались гораздо более мягкосердечны к матерому фашисту — Гессу. Он тоже содержался в Тауэре, но не в тюремных помещениях, а в одном из обычных жилых зданий крепости.

По газонам вокруг «лобного места» разгуливают большие черные вороны с подрезанными крыльями. В средние века им здесь было достаточно пищи. Теперь же на их пропитание государство отпускает администрации Тауэра по 2 шиллинга 4 пенса в неделю, и для воронов установлены специальные будки и кормушки. Это тоже одна из английских традиций, так как существует легенда, что если вороны покинут Тауэр, то он рухнет, а Британская империя погибнет.

После Тауэра мы осматриваем собор Св. Павла, несколько затесненный новой застройкой, но издали, особенно с Темзы, так же красиво возвышающий свой купол, как наш Исаакий. Он построен в 1675 — 1710 годах. В соборе похоронен герцог Веллингтон, командовавший армией союзников против Наполеона в битве при Ватерлоо. Его катафалк отлит из пушек, захваченных в этом бою. Национальный герой Англии адмирал Нельсон покоится тут в гробу, сделанном из мачт плененных им наполеоновских кораблей. На одной из могильных плит надпись: «Если Вы ищете памятник, то посмотрите вокруг». Это могила создателя собора Св. Павла, виднейшего английского архитектора Кристофера Рена.

Огромный собор знаменит своей акустикой. Стоит на галерее, у купола, произнести слово — оно становится слышным во всем соборе.
За это ее величают «галереей шепота».

Вечерами мы гуляем по Окс-форд-стриту и другим торговым улицам, сплошь состоящим из витрин.

Очень четко по всей стране организована торговля молоком. Рано утром у дверей любого домика маленького поселка или квартиры современного небоскреба стоят пустые бутылки с деньгами, а чуть позже вы уже видите все эти бесчисленные пустые бутылки замененными на полные. Эту работу делают ежедневно шоферы молочных фирм.

Мы побывали на площади Пикадилли, где по вечерам особенно ярка реклама и царит наибольшее оживление. Любовались пятидесятиметровой колонной, увенчанной памятником адмиралу Нельсону на Трафальгарской площади. Осмотрели здание парламента, Вестминстерское аббатство, побывали в Британском музее, национальной и картинной галерее Тейт. Среди многих тысяч картин сильнейшее впечатление произвели на меня произведения английского художника Тернера, родоначальника импрессионизма, написанные как бы цветным паром, так как любимая его тема — пейзажи через освещенные солнцем туманы.

По АнглииНаблюдали традиционную смену караула Букингемского дворца. Это веками отлично отрепетированный спектакль-парад, происходящий ежедневно в полдень. Перед глазами собирающейся сюда многочисленной публики под звуки оркестров проходят парадным шагом сменившиеся с караула гвардейские части в живописных старинных костюмах.

Выехав из Лондона, мы проехали с юга на север и обратно почти всю центральную Англию от Лондона до Манчестера и помимо них осмотрели города Хемптон-Корт, Виндзор, Оксфорд, Ковентри, Бирмингем, Личфилд, Варвик, Свинтон, Стретфорд на Эвоне и очень много поселков.

Пейзажи, открывавшиеся из автобуса, очень красивы. Вечнозеленые долины и холмы, разделенные рядами кустарников на границах разных владельцев и отдельных пастбищ, украшены многочисленными рощами, группами деревьев, старинными замками и соборами.

Несмотря на то, что Лондон и Иркутск находятся примерно на одной параллели, здесь рядом с дубами, березами, соснами, вязами, ольхой и ивой растут платан, бук, кипарис.

В ноябре большая часть деревьев еще зелена и очень много различных цветов. Ведь здесь средняя температура января плюс 4,5 — 5,5°С, а в Иркутске минус 20 — 22°С. Это объясняется воздействием окружающих Англию морей и теплого Северо-Атлантического течения.

Стада знаменитых длинношерстных английских овец, черно-белых коров и свиней пасутся на пастбищах круглые сутки и весь год. Для них прямо на полях стоят железобетонные поилки и кормушки. Сено, спрессованное в брикеты, хранится под навесами.

Автодороги, по которым мы едем, находятся в идеальном состоянии: ни одной выбоины, неровности. Проезжие полосы разделены большими стеклянными кнопками, светящимися от отраженного света фар далеко впереди. Это дает возможность шоферам в полной темноте держаться на своей полосе.

В поселках специальные фонари с желтым светом экономных натриевых ламп освещают проезд даже в самые сильные туманы. С обеих сторон шоссе — яркие заправочные станции конкурирующих фирм: английской «Шелл» и американской «Эссо». Через определенные промежутки стоят знаменитые красные телефонные будки.

Идеальна новая магистраль Лондон — Бирмингем, в шесть полос, с пересечением только в разных уровнях и со стеклянными ресторанчиками в виадуках над ней.

Железные дороги в Центральной Англии также имеют по четыре пути на перегонах, что обеспечивает и здесь максимальную скорость.

Выехав из Лондона, мы проезжаем одним из пригородных парков, в нем свободно пасется стадо в 640 оленей. Вообще во всех парках Англии много различных диких животных и птиц, благодаря заботам посетителей ставших совсем ручными. Белки, певчие дрозды, дикие утки подходят к гуляющим, чтобы получить от них угощение.

Виндзорский замок — главная резиденция английских королей на протяжении 850 лет, а теперь их постоянная летняя резиденция и усыпальница, — расположенный на высоком холме, очень величествен и красив. Отсюда открывается широкая панорама на многие километры вокруг. Здесь также стоит охрана из королевских гвардейцев и происходит торжественная смена караула.

По АнглииОксфорд — самый старинный университет Англии — был открыт в 1180 году. Существующие здания колледжей начали строиться с 1240 года, более поздние сохранили стиль первоначальных, поэтому весь учебный городок кажется островком средневековья, тем более что то тут, то там можно встретить студентов, идущих на экзамены в обязательных для этого черных мантиях. Каждый час в Оксфорде звучит красивый перезвон бесчисленных башенных часов.

Стретфорд на Звоне — город, где все дышит памятью о Вильяме Шекспире. Здесь сохранились дом, где он родился, школа, где он учился, ресторан, где он часто обедал, церковь, где его крестили и где он похоронен. Здесь же нахо-
дится музей Шекспира, театр, где идут его пьесы, и множество памятников ему и героям его произведений.

В Ковентри, Бирмингеме и Манчестере интересны созданные заново торговые центры со зданиями самых причудливых форм, как правило, хорошо уживающихся рядом с постройками XVI и XVII веков.

Интересно, что в Ковентри все стоянки и гаражи автомашин находятся на плоских крышах торговых зданий, куда они поднимаются по специально устроенным пандусам.

В шахтерском городке Свинтон мы были приглашены в мэрию. Оказалось, что мэром тут выбрана домашняя хозяйка, принимавшая активное участие в общественной жизни, а помощником мэра — ее дочь-учительница.

После поездки у меня сложилось общее впечатление об английской архитектуре и о быте англичан.

Каждая улица любого поселка и жилого района большого города, включая и Лондон, — это, как правило, двухэтажные дома одного типа — либо с эркерами, либо с портиками, либо с входами, оформленными колоннадой. А в старинных домах — деревянные конструкции с заполнением из естественного камня или оштукатуренного кирпича. Поэтому большинство жилых улиц создают подлинный ансамбль, как на нашей улице Зодчего Росси.

Дома с эркерами, то есть с выступающими из плоскости стен фонарями, увеличивающими жилую площадь комнат, их освещенность и инсоляцию, особенно рациональные в северных широтах, наиболее любимы и широко распространены в Англии. При этом почти каждый дом имеет свои, только ему присущие черты — так, эркеры различны по форме или отличаются деталями.

Перед домами обязательно палисадники, разделенные подстриженными кустами или оградами на несколько участков, а часть домов против них окрашена в различные цвета. Дело в том, что квартиры здесь традиционно располагаются в двух этажах, с самостоятельным наружным входом и лестницей. Внизу кухня, гостиная-столовая, ванная, туалет, наверху взрослые и детские спальни. Поэтому дома продаются поквартирно, частями, и выбор цвета каждого отдельного участка фасада зависит от вкуса его владельца. Над черепичными крышами целый лес дымовых труб самых причудливых форм. Зимой здесь в воздухе много сажи, но дожди смывают ее со всех выступающих частей, оставляя только в углублениях. Поэтому и без того более объемная, чем в других странах, английская архитектура выглядит еще объемнее, придавая городам и поселкам Англии совершенно особый, только им свойственный внешний облик.

По АнглииНовые жилые районы английских городов застраиваются сочетаниями высотных зданий, более чем в двадцать этажей, и вытянутыми четырехэтажными домами. Квартиры в одной их части, по традиции, располагаются в два этажа, а в другой начинают приучать англичан к проживанию в одном этаже.

Пресловутая английская чопорность, видимо, свойственна только аристократам, которые до недавнего времени только и могли выезжать за пределы страны, и о них же, в основном, писали романы. Большинство же англичан, с которыми мы встречались, оказались очень веселыми, общительными и доброжелательными людьми. Во время работы они мурлычут песенки, шутят, смеются. С готовностью оказывают приезжим необходимую помощь. Если мы начинали переходить улицу в неположенном месте, все шоферы тотчас останавливали машины и жестами, улыбаясь, предлагали нам закончить переход.

После работы, пообедав, англичане-мужчины очень любят возиться в своих садах и палисадниках. Позднее семья собирается у телевизора. Бездетные уходят смотреть телевизор в кафе или бар — так выгоднее, не надо тратить электроэнергию на освещение квартиры, на телевизор.

Ужинать не принято. Пьют очень мало, в основном — эль (английское пиво), чаще кофе, так как цены на все алкогольные напитки специально установлены очень высокие.

Рабочая неделя — 42 — 46 часов, меньшая для женщин, большая для мужчин, но зато средняя почасовая зарплата женщин ниже в 1,6 раза.

Г. Любош


Самая большая скала в мире - скала Айерса   По каменному поясу России

Все рецепты

Случайные рецепты

Еще случайные рецепты
* *

Новые сообщения





Поиск по сайту