Разговор с Ангелом...

У нас на форуме так тепло и душевно, что очень захотелось оголить немножко свою душу...

Признание Ангелов хранителей

Твоя Сила всем Светом пылает в ночи,
Ты заботься о Свете, спасай и лечи.
И когда эти души, наконец, полетят,
Не грусти, нет причины возвращаться назад.

Растворяя печали и радость даря,
Вспоминай, что учили тебя мы не зря.
Мы всегда за спиной, та всегда на Земле
Становилась весной, становилась во тьме,

Зажигала огни, открывала глаза...
Стой, Родная! С тобой все твои Небеса.
А домой возвращаясь, ты помнила вновь,
Свет и Тьма не сломали в твоем сердце Любовь

Сохранив и умножив, защитив и спася,
Стала звездной дорогой, веру в Свет пронеся.
Это труд и награда, это дар и мечта,
Это чистая правда и спасенье всегда.

Лично всех не научишь ты, конечно, добру,
Но поверь, мы пытались, оставаясь в миру...

Нас порой убивали, выгоняли в леса,
Нас и жгли и пытали, нам кололи глаза,
Нам давали отраву царедворцы и чернь,
Лучших каждое время посылало на смерть.

А мы всё же вернемся отголоском, звездой,
Мы слепым улыбнемся, нас услышит глухой,
Мы о Боге расскажем, том, что в каждой душе,
Потерпи, наступает это время уже.

Нам неважны награды, всё имея, заметь,
Создаем освещенье, научаем хотеть,
Помогать, защищая не по «долгу», а так,
Просто рядом шагая и любя просто так...

Похожие темы


kubanochka
Ты, наверное, не заметил,
Но меня теперь рядом нет.
И хоть день был ясен и светел,
Только горький оставил он след.

Оставалось два дня до рожденья,
Мне хотелось от счастья взлететь.
Наших рук и крыльев сплетенье
Можно было б в рифме воспеть

Я ведь знала, я знала об этом,
Я пыталась всё изменить...
Что ж, не стал ты в тот миг поэтом
И не нужно кого-то винить.

До рожденья два дня оставалось,
Оставалось всего лишь два дня,
Но любовь моя в пропасть сорвалась
И коснулась самого дня

И я бросилась вслед за любовью,
Так хотела ее я спасти,
Но крылья мои истекали кровью
И не могли меня больше нести.

Души уголок приоткрыв невзначай,
Ты вырвал мне сердце мечтами наружу,
Я плачу, и дождик скользит по щекам,
И ветер врезается в мертвую душу...

Молчу и не знаю, жива я иль нет...
Кричать бы, но боль не дает передышки.
Укроюсь и лягу в постель умирать,
И ветер уйдет, и меня не услышит...

Меня, как стрелой всю пронзило,
И рана моя глубока,
Не буду теперь больше милой,
Во мне умирает душа...

Повержена. И, крылья поломав,
К твоим ногам оружие роняю.
Не от смиренья голову склоняю,
А от тяжелых ран своих устав.

Но в плен мой дух Тобою не захвачен.
Застыли слезы на глазах моих
Не оттого, что от обиды плачу,
А оттого, что солнце слепит их.

И дальше знай, мой бессердечный гений,
Ты из меня не сделаешь рабы.
Я оттого лишь пала на колени,
Что умираю, а не от мольбы....

И никогда не выдам пред тобою
Ту тайну, что одной лишь мне дана:
Я стану холодна к тебе душою
Лишь оттого, что вылетит она...

Ты не увидишь больше моих слёз,
Так слишком щедро будет для тебя
И пламенем горит сожжённая любовь
Была ли то любовь твоя? Моя – была...

Ты думал это ветер прошлой ночью выл?
Ты думал это дождь стучал по крыше?
Нет, ты не думай – это я была,
Прости его – сказал мне голос свыше...

Простить? О, Боже, как же я смогу?
Такую боль, когда на сердце рана
Такая боль, что, стиснув зубы, еле я терплю
Но я прощаю с чистым сердцем...без обмана...

kubanochka
Супер игра

Высшие силы готовили это испытание очень давно, многие тысячи лет. Ангелы знали, что ни одна пара его не осилит, а эти могут. Но ведь не зря на них столько сил и энергии потратили, не зря же их сколькому учили? Последнее перерождение, их финал!

Он обещал ей, что все возьмет на себя и на этот раз опять, все сработает. Он говорил о неземной любви и о том, что такое не забывается при подобной духовной наработке, ну или хотя бы сразу вспоминается при первой же встрече.

А она опять не верила.

- Я найду тебя. Я буду старше, духовно богат и физически тоже. Ты не сможешь не полюбить меня, ты не сможешь не разгадать нашей любви! Ну, помнишь во времена французской революции, я ведь нашел тебя, и ты полюбила меня.

- Ну да, примерно за несколько часов до нашей гибели и таких примеров, огромное количество.

Она действительно была его второй половинкой, родственной душой и понимала, что это уже не просто игра, это Супер-игра! И задача не может быть легкой, если это Супер-игра.

Он так мечтал, об этой супер-игре и ему казалось, что он знает цену счастью. Но цены не было, так как не было предмета торга. Счастье возможно с равным, счастье дарит только родственная душа.

Ангелы уже все организовали, он ушел на Землю. Сердце ее сжалось от страха разлуки.
- Стой!
И она без всякой подготовки нырнула в бездну.

Она помнила, смутно, неохотно, считая все наваждением и иллюзией, но помнила!
Ангелы проявили творчество при снабжении ее памятью. Она, конечно, просто так ничего не помнила, но был дар, вдохновение, творчество, практически неиссякаемое, ей открывало завесу вселенских тайн. И имя, его имя! Тут даже не очень было нужно включение магических способностей, хотя и они присутствовали.

Ангелы готовили их встречу ее снами, ее мечтами, их достижениями, талантами, духовным ростом, общими интересами. Они так старались, они просчитали идеальное совмещение по всем человеческим предсказательным практикам. Ангелы считали, что неудача невозможна, все продумано, надо только дождаться нужного момента, и все произойдет!

Они конечно познакомились...

И он ее не узнал!

 Разговор с Ангелом...   

Вы ведь там не знаете о том, что когда разминаются родственные души на любом витке спирали, это отражается на всех витках и влияет на любовный пульс вселенной. Но когда они соединяются... Это подобно рождению новой галактике, свершаются чудеса.

В них верили, они были такими, что их соединение должно было изменить, пожалуй, весь вселенский расклад. Ангелы все понимали, и поэтому неоднократно спасали их обоих от реальной смерти. Ангелы все знали, да и глупо было бы предположить, что они не просчитали все возможные траектории решений такой звездной пары.

Она его узнала!

Но это так мало, вера и знание одного, при отрицании и неприятии другого. А она не только уже сомневалась, но и почти разочаровалась.

И тут, Ангелы решили вмешаться. Они возникли в ее жизни. Они как последний козырь вселенной, открыли белые сверкающие крылья над ее любовью и согрели затухающие на снегу недоверия искры огня ее души. Они говорили ей о вере, о силе любви, о том, что она любима и что все получается. Она чувствовала, что их слова, как настоящие крылья поднимают с колен и показывают будущий рассвет.

Ангелы говорили - он вспомнит, он такой! Твое рождение подарило тебе покровительство ветров, стань его ветром и подари ему свет! Убери сказки Темных, пусти к нему Ангелов, он услышит их, ведь слышал раньше.

Вселенная верила в их любовь. Тонким голубым лучом она тянулась сквозь бескрайние звездные просторы к своим детям и шептала им: «Не сдавайтесь, никогда не сдавайтесь!»

В его памяти проплывали образы их воплощений, сердце сдавила оглушительная боль ее обид от настоящего непонимания и недоверия. Ангелы ликовали! Они знали, что он вспомнит, они точно знали его силу и верили. Ну, почти постоянно.

А где то там необъятная вселенная готовилась к новым духовным поискам, уже не переживая за Супер-игру. На Земле еще не знали о победе, а звезды уже баюкали на млечном пути новую, только что родившуюся галактику. Но до этого момента было еще очень далеко по меркам Земного времени.

Svitla
очень извиняюсь, если не туда влезла, но меня так тронула эта сказка, что просто не могу не поделиться...

Сказка о прощении

— Я не прощу, — сказала Она. – Я буду помнить.

— Прости, — попросил ее Ангел. – Прости, тебе же легче будет.

— Ни за что, — упрямо сжала губы Она. —Этого нельзя прощать. Никогда.

— Ты будешь мстить? – обеспокоенно спросил он.

— Нет, мстить я не буду. Я буду выше этого.

— Ты жаждешь сурового наказания?

— Я не знаю, какое наказание было бы достаточным.

— Всем приходится платить за свои решения. Рано или поздно, но всем... — тихо сказал Ангел. — Это неизбежно.

— Да, я знаю.

— Тогда прости! Сними с себя груз. Ты ведь теперь далеко от своих обидчиков.

— Нет. Не могу. И не хочу. Нет им прощения.

— Хорошо, дело твое, — вздохнул Ангел. –Где ты намерена хранить свою обиду?

— Здесь и здесь, — прикоснулась к голове и сердцу Она.

— Пожалуйста, будь осторожна, — попросил Ангел. – Яд обид очень опасен. Он может оседать камнем и тянуть ко дну, а может породить пламя ярости, которая сжигает все живое.

— Это Камень Памяти и Благородная Ярость, — прервала его Она. – Они на моей стороне.

И обида поселилась там, где она и сказала – в голове и в сердце.

Она была молода и здорова, она строила свою жизнь, в ее жилах текла горячая кровь, а легкие жадно вдыхали воздух свободы. Она вышла замуж, родила детей, завела друзей. Иногда, конечно, она на них обижалась, но в основном прощала. Иногда сердилась и ссорилась, тогда прощали ее. В жизни было всякое, и о своей обиде она старалась не вспоминать.

Прошло много лет, прежде чем она снова услышала это ненавистное слово –«простить».

— Меня предал муж. С детьми постоянно трения. Деньги меня не любят. Что делать? – спросила она пожилого психолога.

Он внимательно выслушал, много уточнял, почему-то все время просил ее рассказывать про детство. Она сердилась и переводила разговор в настоящее время, но он снова возвращал ее в детские годы. Ей казалось, что он бродит по закоулкам ее памяти, стараясь рассмотреть, вытащить на свет ту давнюю обиду. Она этого не хотела, а потому сопротивлялась. Но он все равно узрел, дотошный этот дядька.

— Чиститься вам нужно, — подвел итог он. – Ваши обиды разрослись. На них налипли более поздние обиды, как полипы на коралловый риф. Этот риф стал препятствием на пути потоков жизненной энергии. От этого у вас и в личной жизни проблемы, и с финансами не ладится. У этого рифа острые края, они ранят вашу нежную душу. Внутри рифа поселились и запутались разные эмоции, они отравляют вашу кровь своими отходами жизнедеятельности, и этим привлекают все новых и новых поселенцев.

— Да, я тоже что-то такое чувствую, —кивнула женщина. – Время от времени нервная становлюсь, порой депрессия давит, а иногда всех просто убить хочется. Ладно, надо чиститься. А как?

— Простите ту первую, самую главную обиду, — посоветовал психолог. – Не будет фундамента – и риф рассыплется.

— Ни за что! – вскинулась женщина. – Это справедливая обида, ведь так оно все и было! Я имею право обижаться!

— Вы хотите быть правой или счастливой? – спросил психолог. Но женщина не стала отвечать, она просто встала и ушла, унося с собой свой коралловый риф.

Прошло еще сколько-то лет. Женщина снова сидела на приеме, теперь уже у врача. Врач рассматривал снимки, листал анализы, хмурился и жевал губы.

— Доктор, что же вы молчите? – не выдержала она.

— У вас есть родственники? – спросил врач.

— Родители умерли, с мужем в разводе, а дети есть, и внуки тоже. А зачем вам мои родственники?

— Видите ли, у вас опухоль. Вот здесь, — и доктор показал на снимке черепа, где у нее опухоль. – Судя по анализам, опухоль нехорошая. Это объясняет и ваши постоянные головные боли, и бессонницу, и быструю утомляемость. Самое плохое, что у новообразования есть тенденция к быстрому росту. Оно увеличивается, вот что плохо.

— И что, меня теперь на операцию? –спросила она, холодея от ужасных предчувствий.

— Да нет, — и доктор нахмурился еще больше. – Вот ваши кардиограммы за последний год. У вас очень слабое сердце. Такое впечатление, что оно зажато со всех сторон и не способно работать в полную мощь. Оно может не перенести операции. Поэтому сначала нужно подлечить сердце, а уж потом...

Он не договорил, а женщина поняла, что «потом» может не наступить никогда. Или сердце не выдержит, или опухоль задавит.

— Кстати, анализ крови у вас тоже не очень. Гемоглобин низкий, лейкоциты высокие... Я пропишу вам лекарства, — сказал доктор. –Но и вы должны себе помочь. Вам нужно привести организм в относительный порядок и заодно морально подготовиться к операции.

— А как?

— Положительные эмоции, теплые отношения, общение с родными. Влюбитесь, в конце концов. Полистайте альбом с фотографиями, вспомните счастливое детство.

Женщина только криво усмехнулась.

— Попробуйте всех простить, особенно родителей, — неожиданно посоветовал доктор. – Это очень облегчает душу. В моей практике были случаи, когда прощение творило чудеса.

— Да неужели? – иронически спросила женщина.

— Представьте себе. В медицине есть много вспомогательных инструментов. Качественный уход, например... Забота. Прощение тоже может стать лекарством, причем бесплатно и без рецепта.

Простить. Или умереть. Простить или умереть? Умереть, но не простить? Когда выбор становиться вопросом жизни и смерти, нужно только решить, в какую сторону ты смотришь.

Болела голова. Ныло сердце. «Где ты будешь хранить свою обиду?». «Здесь и здесь». Теперь там болело. Пожалуй, обида слишком разрослась, и ей захотелось большего. Ей вздумалось вытеснить свою хозяйку, завладеть всем телом. Глупая обида не понимала, что тело не выдержит, умрет.

Она вспомнила своих главных обидчиков –тех, из детства. Отца и мать, которые все время или работали, или ругались. Они не любили ее так, как она этого хотела. Не помогало ничего: ни пятерки и похвальные грамоты, ни выполнение их требований, ни протест и бунт. А потом они разошлись, и каждый завел новую семью, где ей места не оказалось. В шестнадцать лет ее отправили в техникум, в другой город, всучив ей билет, чемодан с вещами и три тысячи рублей на первое время, и все – с этого момента она стала самостоятельной и решила: «Не прощу!». Она носила эту обиду в себе всю жизнь, она поклялась, что обида вместе с ней и умрет, и похоже, что так оно и сбывается.

Но у нее были дети, были внуки, и вдовец Сергей Степаныч с работы, который пытался неумело за ней ухаживать, и умирать не хотелось. Ну правда вот – рано ей было умирать! «Надо простить, —решила она. – Хотя бы попробовать».

— Родители, я вас за все прощаю, —неуверенно сказала она. Слова прозвучали жалко и неубедительно. Тогда она взяла бумагу и карандаш и написала: Уважаемые родители! Дорогие родители! Я больше не сержусь. Я вас за все прощаю.

Во рту стало горько, сердце сжалось, а голова заболела еще больше. Но она, покрепче сжав ручку, упрямо, раз за разом, писала: «Я вас прощаю. Я вас прощаю». Никакого облегчения, только раздражение поднялось.

— Не так, — шепнул Ангел. – Река всегда течет в одну сторону. Они старшие, ты младшая. Они были прежде, ты потом. Не ты их породила, а они тебя. Они подарили тебе возможность появиться в этом мире. Будь же благодарной!

— Я благодарна, — произнесла женщина. –И я правда очень хочу их простить.

— Дети не имеют права судить своих родителей. Родителей не прощают. У них просят прощения.

— За что? – спросила она. – Разве я им сделала что-то плохое?

— Ты себе сделала что-то плохое. Зачем ты оставила в себе ту обиду? О чем у тебя болит голова? Какой камень ты носишь в груди? Что отравляет твою кровь? Почему твоя жизнь не течет полноводной рекой, а струится хилыми ручейками? Ты хочешь быть правой или здоровой?

— Неужели это все из-за обиды на родителей? Это она, что ли, так меня разрушила?

— Я предупреждал, — напомнил Ангел. –Ангелы всегда предупреждают: не копите, не носите, не травите себя обидами. Они гниют, смердят и отравляют все живое вокруг. Мы предупреждаем! Если человек делает выбор в пользу обиды, мы не вправе мешать. А если в пользу прощения – мы должны помочь.

— А я еще смогу сломать этот коралловый риф? Или уже поздно?

— Никогда не поздно попробовать, — мягко сказал Ангел.

— Но они ведь давно умерли! Не у кого теперь просить прощения, и как же быть?

— Ты проси. Они услышат. А может, не услышат. В конце концов, ты делаешь это не для них, а для себя.

— Дорогие родители, — начала она. –Простите меня, пожалуйста, если что не так... И вообще за все простите.

Она какое-то время говорила, потом замолчала и прислушалась к себе. Никаких чудес – сердце ноет, голова болит, и чувств особых нет, все как всегда.

— Я сама себе не верю, — призналась она. –Столько лет прошло...

— Попробуй по-другому, — посоветовал Ангел. – Стань снова ребенком.

— Как?

— Опустись на колени и обратись к ним, как в детстве: мама, папа.

Женщина чуть помедлила и опустилась на колени. Она сложила руки лодочкой, посмотрела вверх и произнесла: «Мама. Папа». А потом еще раз: «Мама, папа...». Глаза ее широко раскрылись и стали наполняться слезами. «Мама, папа... это я, ваша дочка... простите меня... простите меня!». Грудь ее сотрясли подступающие рыдания, а потом слезы хлынули бурным потоком. А она все повторяла и повторяла: «Простите меня. Пожалуйста, простите меня. Я не имела права вас судить. Мама, папа...».

Понадобилось немало времени, прежде чем потоки слез иссякли. Обессиленная, она сидела прямо на полу, привалившись к дивану.

— Как ты? – спросил Ангел.

— Не знаю. Не пойму. Кажется, я пустая, —ответила она.

— Повторяй это ежедневно сорок дней, —сказал Ангел. – Как курс лечения. Как химиотерапию. Или, если хочешь, вместо химиотерапии.

— Да. Да. Сорок дней. Я буду.

В груди что-то пульсировало, покалывало и перекатывалось горячими волнами. Может быть, это были обломки рифа. И впервые за долгое время совершенно, ну просто ни о чем, не болела голова.

selenа
Svitla, Вместе со «Свидетельством о рождении» надо выдавать эту скрижаль

Зебра
Сказка о прощении
Спасибо.

olgavas
Светлана, спасибо!



Интересное в разделе «Литературный клуб»

Новое на сайте