Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) (страница 112)

свет лана
А вы знаете, что есть такой неофициальный праздник – Последний день осени?

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

shade
Мир вам, хлебопёки!


Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Cirre
- Куда ты, Осень?
- За моря.
- Надолго ли?
- До сентября.
- Кто провожает?
- Ливень, град,
туман
и жёлтый листопад.
- А что в котомке?
- Медяки.
Я брошу их на дно реки.
- Зачем?
- Вернуться чтоб опять.
- Ты обещаешь?
Будем ждать!

Татьяна Керстен

Корсика
Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Первые дни зимы – это же первые шаги по дороге к весне.
Душа просит весны, а тело — чашку горячего чая.

свет лана


Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Корсика

2 декабря отмечается День пушистой нежности

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

День пушистой нежности, который отмечается 2 декабря, стал настоящим праздником для всех, кто любит делиться теплом и добротой.

2 декабря – идеальный день для проявления заботы и внимания в адрес близких. «Настоящую нежность не спутаешь ни с чем, и она тиха», – утверждала А. Ахматова. В честь праздника люди встречаются, обмениваются теплыми объятиями и поцелуями, ведут неспешные разговоры за накрытым столом, обмениваются ласковыми словами и комплиментами, выполняют добрые поступки, заполняя сердца друг друга нежностью, делая мир более тёплым и добрым местом.

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Куклы для внучки

Нина Егоровна проснулась поздно, почти в девять часов утра от шума дождя. Обычно она поднималась в восемь, но эту ночь спала плохо то ли от осеннего ненастья, ломившимся в маленькие окошки деревенского дома барабанной дробью тяжёлых капель, то ли от грусти, преследовавшей пенсионерку последнюю неделю.

Дочь с внучкой и зятем уехали как только закончился их отпуск. Увезли и самую светлую радость – внучку Маринку. Шестилетняя девочка обожала бабушку, и в этот раз снова расставалась со слезами.

Не выдержала и Нина Егоровна, тоже прослезилась, прося привозить Марину почаще.

- Да вы что сегодня устраиваете обе? – полушутя, полусерьёзно ругалась дочь Светлана, – да приедем, приедем скоро, через месяц уже будем тут на выходные. Марина, ты уже скоро в школу пойдёшь, а ревёшь... Мам, ну а ты-то что? Какой пример внучке подаёшь?

- Ой, да я и сама не знаю, жалко мне вас отпускать. Так весело всем вместе было. А теперь я снова одна... – со вздохом сказала Нина Егоровна.

- Ты не одна, с тобой твоя соседка Ольга Петровна, считай сорок лет бок о бок, как сёстры живёте, да и с другими ты всегда отлично ладишь, – успокаивала мать Света.

- Эх, тёща, – обнимал Нину Егоровну Слава, – если бы не работа, я бы точно у вас остался. Так тут хорошо, места красивейшие... А рыбалка одна чего стоит!

Мариночка обнимала бабушку за ноги и не хотела садиться в машину. Но вот сборы и уговоры были закончены и семейство уехало в город.

Теперь Нина Егоровна явно хандрила. Даже встать утром было тяжело. Казалось, ну какие там дела? Одной-то и готовить даже не хочется. И только лай Шарика во дворе заставил встать: надо кормить пса-сторожа, кошек и курочек.

Соседка Ольга Петровна уже в своём саду работает.

- Привет, Нина, что-то тебя не видать. Здорова ли? Как ты? – кричит она и привычно машет рукой.

- Да здорова, вот только не могу привыкнуть, что моих со мной нет. Весь отпуск были вместе с внучкой, а теперь я одна. Только и думаю о ней, и всё из рук валится... – пожаловалась Нина Егоровна.

- Это ты напрасно, – Ольга Петровна подошла к самому заборчику, – себя не терзай, они будут приезжать. Сейчас я приду к тебе, чайку попьём, я ватрушек принесу, вчера напекла.

Женщины сидели в кухне, поговаривали. Ольга Петровна увидела на подоконнике старую пластмассовую куклу. Она была раздетой, лохматой, и казалось, тоже с тоской смотрит на дорогу, откуда должна появиться её маленькая подружка Марина.

- Что это у тебя кукла-то растрёпанная, раздетая, только в одних трусах? – серьёзно спросила Ольга Петровна, беря куклу в руки.

- Да, это внучка играла... Кукле этой много годков. Осталась ещё с детских лет Светы, – ответила Нина Егоровна, – помню как мы её покупали в нашем сельпо на день рождения Светки тайно, чтобы она не видела, а потом прятали в шкафу до времени. Как она радовалась кукле этой! Поэтому и выбрасывать не дала потом, даже когда невестой стала.

- А сейчас тебе бы самое время её в порядок привести, – посоветовала Ольга Петровна, – раз такая легендарная кукла, семейная радость двух поколений, так сделай Марине приятное – одёжку ей пошей. Ведь ты же мастерица, Нина. А то просто позорище...

Нина улыбнулась и согласно кивнула. Теперь вечерами она шила на куклу одежду. А прежде вымыла её губкой в тёплой воде, причесала как ребёнка и почему-то стала с ней разговаривать.

- Ну, что, Настя. Вот и до тебя руки мои дошли. Теперь и я вроде в тебя играю... И смех, и грех. Но Ольга права. Абсолютно права. К тому же Маришка обрадуется. Ведь ты у нас стала как новенькая. Любо-дорого смотреть!

На макушке куклы был повязан белый бант. Казалось, кукла прислушивается к голосу хозяйки дома и принимает с благодарностью свои обновки. Наряды с каждым вечером пополняли крепкую коробочку из-под обуви. Это были платья из обрезков материи, вязаные кофточки и шапочки, и даже сапожки из старых кожаных перчаток.

В очередное чаепитие был показ мод. Нина Егоровна наряжала свою куклу перед изумлённой Ольгой Петровной, горячо и восхищённо оценившей новый гардероб куклы.

- Вот это да! Да тебе можно заказы брать на шитьё и вязание, Нинка! Модельерша ты наша, – улыбалась соседка.

- Нет уж. Я теперь и слепая, и спина болит, вот только на куклины платья и есть силы и прок, – смеялась довольная похвалой Нина Егоровна.

Ольга Петровна ушла, нахваливая свою подругу, а на следующий день вернулась с охапкой кукол.

- Принимай, подруга! Ты не представляешь, на что ты меня подвигла. Я же перерыла все свои залежи. Можно сказать, что я – Плюшкин ещё тот. У нас, наверное, в роду так принято – ничего не выбрасывать.

Она хохотала, видя изумление Нины, гладившей кукол, плюшевого мишку и заводную клюющую курочку.

- Откуда такое богатство, Оля? – спросила Нина Егоровна, – ты ограбила детский садик?

- Я влезла на свой чердак. Это что-то! Остров сокровищ, – рапортовала Ольга, – я и тебя туда приглашаю, это будет экскурсия в прошлый век, в наш СССР! Надо мне оттуда ещё приволочь кое-что. Только это потом. А сначала – вот, принимай для Маринки. У меня-то внук уже взрослый, в игрушки точно играть не будет. А ты как эту охапку кукол оденешь, так Маринка из деревни нашей вылезать не будет. Только ты ей сразу всех кукол не отдавай. Пусть сюда ездит играть, а берёт в город в гости по одной. Как в библиотеке книги меняют, так и ты ей каждый раз других кукол будешь дарить...

Нина Егоровна вечерами с охотой занималась своей коллекцией кукол. Хандра её испарилась совершенно. Более того, она с такой любовью обихаживала кукол ещё потому, что они были старые, времён её молодости, когда Света и девочки Ольги были малышками.

Словно в юность, даже почти в детство окунулась Нина, сама играла и наслаждалась этим процессом. Ольга Петровна приходила каждый вечер.

Она принесла старый проигрыватель со своего чердака, тщательно вычистила его, и подруги сидели, вязали маленькую одёжку и слушали песни Муслима Магомаева, Валерия Ободзинского, Майи Кристалинской.

На лавочке около русской печи чинно в ряд сидели куклы в нарядах. Казалось, что они тоже пришли на концерт и вслушиваются в забытые, но такие когда-то знакомые и родные мелодии советских певцов.

Приехавшая в гости Марина была в полном восторге. Да что там внучка! Светлана и Слава были поражены бабушкиными куклами. А Нина Егоровна, после того, как обшила кукол, и свои блузки перестирала и надела к приезду родных самую нарядную – белую.

- У нас сегодня праздник, мама? – спросила Света, – ты по какому поводу нарядилась?

- Вы приехали! Вот мой праздник! – бабушка поцеловала дочь и внучку. Девочка не отрывалась от кукол. Она кружилась с ними в танце под музыку и радовалась как никогда.

За столом собрались все, в том числе и Ольга Петровна. Она погладила Марину и сказала:

- Нравится наша музыка?

Мариночка кивнула.

- Тогда в следующий раз я принесу пластинки со сказками и детскими спектаклями. У меня их там много...

Ольга Петровна подняла указательный палец вверх, и Марина улыбнулась. Где это «там», она не поняла, но очевидно было, что в том высоком месте, у Ольги Петровны хранится самое важное, значимое и дорогое.

Гости уехали. Марина взяла с собой куклу и Мишку. А через день позвонила дочь Света.

- Маринка уже опять к тебе ломится. Так что в выходные мы снова будем у тебя. Диктуй, что из аптеки и магазина тебе привезти...

Нина Егоровна счастливо засмеялась. Сработало! Надо же. Ольгин совет не только избавил от печали, но и внучку порадовал, и Света теплее на мать глядит, и в гости едут.

- Пойду-ка я завтра в кладовой разберусь, – шептала своим куклам, сидевшим на комоде, Нина Егоровна, – авось тоже что-то ценное-драгоценное найду. Кажется, там старый металлический конструктор где-то был и детская посудка. Надо к приезду Мариночки всё успеть в порядок привести. Ух ты, делов-то сколько!

Автор: Елена Шаламонова

Cirre
Пpишла сeгодня на пoчту. У мeня есть любимoе пoчтовое oтделение, там, напримeр, работает девочка офигенная- вся в наколках, пирсинг на всех видимых частях- в носу, на бpoви, на гyбе, в yшах тоннели, кopоче, есть на чем глазу задержаться. Но она такая клевая, вeжливая, спoкойная всегда, что на нее даже бабyси не рефлексирyют.

Но сегодня не про дeвочку, сегодня как раз про бабyсю. Сижу я за стoлом, готoвлю письма счастья к отправке противным сторонам. И тут заходит мyжчина, ведет под локоток бабусю, довoдит ее до стульчика и идeт занимать очерeдь. Бабycя пришла за пeнсией.

Это просто восторг, товарищи, реально. Не бабуся – пoжилая дамa, еле-еле пepеставляла ноги, но при этом выглядела как кинoзвезда 30-х гoдов прошлого вeка: шляпка кокeтливо сдвинута на бок, пальто приталенное и на плечах лисица вoзраста примерно самoй дамы, ботиночки хоть и на плоском ходу, но начищены и ухожены, на рyчках пeрчатки, в рyках ридикюль с рyчной вышивкой!

Пока я неприлично пялилась на этот эталон стиля, дама присела на соседний со мной стул. Достала телeфон, очень вeличественно безупречным бoрдовым маникюром (!) тыцнула в нeго и надиктовала гoлoсовoе «покорнейше прoшу извинить, но я занята, перeзвоню вам пoзже». Через минутку ей кто-то пoзвонил, и она по памяти надиктовала спиcoк продуктов из 10 позиций, с непременным пояснением, что творог должен быть свежим, а сметану нужно не мeнее 20 % жирности, да-да, детoчка, и груши Конфеpeнция пoмягче!

Тут ее окликнула почтовая тетенька, мол, подойдите, распишитесь за пoлучение. Дама сделала рyчкой такой кoролевский жyст, «деточка, подойдите ко мне, бyдьте любезны, мне тяжeло стоять». «Детoчка» лет около 50 немeдленно подoшла сама и сама все поднeсла.

Закончили мы свои делишки с дамoй однoвременно, стoлкнулись в двeрях. А вы прeдставляете, что сегодня на улице, с учетом первого суточного снегопада и ночного минуса? Одно неловкое движение, и дама рассыплется в прах и кружева, накрывшись шляпкой. В общем, я предложила помочь, мы с ее провожатым бережно oбняли с двyх сторон и бyквально пoчти пeрeнесли до машины, ну, метров 5-10.

- Cпасибо вам, деточка, вы так любeзны!
- Hу что вы, на здорoвье, мне не слoжно, это честь пoмочь такой элегантнoй и красивoй жeнщине.
- Ах, милая, спасибo, видите, нoги уже не слушаются, не то, что paньше. Я еще год назад танцевала, а сeйчас еле хожу. Видимо, пoра и честь знать, мне ведь уже 96 стyкнуло.

Она, я думаю, рассчитывала на вау-эффект, и получила его, у меня на лице, видимо, было написано капслоком О.... ЬНЕВСТAТЬ. Ну, реально, максимум 75, если придираться.

- Вы изумительно выглядите! Здoрoвья вам и всего дoбрoго!

Ну, вы представляете? Мне лень лишний раз причeсаться, а тyт вoплощенная почти вeковая элeгантность, на пoчту нaрядилaсь. По мoим ощущениям, она ceла в мaшинy, потрепала своего пажа по подбородку и сказала «трогай, мaльчик! Едeм к гуcapам, я пeнсию полyчила»!

Людмилa Кнeллep

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Ёлка

Мне было 17 лет, мой будущий муж пригласил меня к себе в гости на Новый год в деревню. Будучи абсолютно городской девушкой, мне всегда хотелось побывать в деревне и воочию увидеть то, что раньше видела только по телевизору, поэтому приглашение в гости (как потом выяснилось — на смотрины) я приняла не задумываясь. А зря, подумать все-таки стоило.

Сказано-сделано, приехали мы ночью, развели нас по разным комнатам и уложили спать. Утром, ни свет ни заря, меня разбудили. Боже, 10 утра — ну, что можно делать в такую рань?!

Вышла я уже к остывшему завтраку и сразу попала на семейный совет, на котором принималось решение послать сына с друзьями в лес за елкой. Обратив внимание на то, как пристально смотрят на меня будущие свекр со свекровью, я решила навязаться с ребятами в лес за елкой. На тот момент мне мое решение показалось правильным — уж лучше погулять в лесу, чем быть насквозь просверленной взглядами будущих родственников. Желание гостьи было признано законом безоговорочно.

Я быстренько оделась в свою шубку, джинсы и короткие зимние ботинки. Будущая свекровь, внимательно посмотрев на меня, выдала: «Так в лес ходить просто неприлично!» — и умчалась вглубь дома. Через 5 минут она радостно принесла что-то непонятное — какой-то мохнатый предмет с рукавами (они называли это тулуп), такую же мохнатую шапку-ушанку, штаны и странную обувь, которую они назвали катанками. По моим небольшим познаниям в деревенской жизни, я сделала вывод, что такую обувь еще называют валенками. При этом необходимо учесть, что рост у меня всего 1,5 метра с кепкой, а размер ноги — 35. Все же родственники моего будущего мужа имели рост под 2 метра и размер ноги от 40.

Сначала на меня одели штаны непонятного размера, причем прямо на джинсы, и подпоясали где-то в районе шеи. Потом на меня напялили ушанку, после чего у меня пропал слух, и обзор снизился до 30 градусов. Затем на меня стали одевать катанки, я так и не поняла, как они отличили правый от левого. Проблему разницы размера катанок решили просто, мне вдобавок выдали 3 пары теплых носок, а вот высоту подрезать напрочь отказались, из-за чего мои ноги потеряли способность сгибаться в коленях.

Вершиной айсберга стал тулуп, который подпоясали, где-то в районе колен, aрмейским ремнем, руки мои закончились там, где у хозяина тулупа были локти. И вот в таком виде, полностью потерявшую способность видеть, слышать, ходить, практически безрукую, меня выставили за дверь.

Почему валенки называли катанками, я поняла сразу же, как только сделала первый шаг. Да и сделать я его толком не успела, так как сразу же мои ноги раскатились в разные стороны, и я повалилась вперед. Встать самостоятельно я уже не смогла. Добрые руки моего будущего мужа и уже подошедших друзей бережно вернули мне вертикальное положение.

И вот делегация, в составе трех мужиков под два метра ростом с размером катанок не меньше 60 и меня, двинулась в лес, благо идти было недалеко, всего лишь за калитку выйти и еще пройти до кромки леса метров сто.

Для меня эти сто метров показались километрами! Снег там за калиткой почему-то никто не чистил, а зима в тех краях суровая, снежная, сугробы огромные. Впереди бодрым шагом шли бравые ребята, проламывая следы в сугробах на глубину, в которую я, в принципе, могла поместиться во весь рост. Попробовав перекатываться из одного следа снежных людей в другой, я быстро поняла, что такими темпами мы никуда не дойдем, и решила свою тропу проложить рядом. Впрочем, проложить — это громко сказано. Я сразу же провалилась и не смогла вылезти. Пришлось ребятам возвращаться ко мне, вытаскивать из сугроба сначала меня, потом доставать из этого же сугроба катанки. Потом они сбегали за странной конструкцией, отдаленно напоминавшей санки, на которую меня водрузили и покатили.

В принципе, меня все устраивало — еду, любуюсь прекрасными видами. Так мы и доехали до поляны, которая была достаточно утоптана. Меня выгрузили в центре и велели стоять на месте и никуда не уходить, пока они будут искать подходящую елку, и все разбежались в разные стороны.

Через минут пятнадцать стоять на одном месте мне надоело, и я пошла обследовать территорию. Тут мое внимание привлекла достаточно большая пушистая елка, которая находилась метрах в ста от меня. Ну, и двинула я к ней, рассмотреть поближе. Кое-как прорыв траншею в снегу, я прошла метров пятьдесят, после чего меня остановило внезапное препятствие в виде железной сетки.

Удивлению моему не было предела: в дремучем лесу — и вдруг забор!

Чисто из любопытства я начала ее дергать и, о чудо, сетка поддалась, видимо, прогнила в месте крепления. Дырка образовалась небольшая — надо было ползти, и тут я поняла, что если упаду на четвереньки, то самостоятельно встать уже не смогу. Но елка была такой красивой и так хотелось удивить всех будущих родственников!

Упав на четвереньки, я преодолела это препятствие и практически сразу же наткнулась на колючую проволоку — чудеса, да и только! Конечно, если бы я была в своей шубке, у меня бы и мысли не возникло пролезать под колючей проволокой, но на мне был тулуп, который было не жалко. С такими мыслями была преодолена и колючая проволока.

И вот, наконец, эта красивая елочка была прямо передо мной. Как же я была рада! Но не долго — тoпoрика-то мне не дали! От досады я толкнула (хотела пнуть, но стояла на четвереньках, а встать не могла) елку, и она свалилась набок.

Не веря своему счастью, я взяла ее за корешок и уже стала разворачиваться, когда рядом со мной вдруг взлетел сноп снега. Поворачиваю голову и вижу, как ко мне бежит мужик — то ли с винтoвкoй, то ли с рyжьeм навскидку — машет руками и что-то орет.

Но, так как ушанка сидела хорошо, я, конечно же, ничего не расслышала. Но больше всего меня испугала собака, рвущаяся с поводка.

Решив, что это лесник, и, стырив елку, я нарушила кучу лесных законов, я взвизгнула, как поросенок, и со скоростью, которую только могла развить на четвереньках, рванула к лазу, не отпуская из рук елку, которая, конечно, цеплялась за все, за что только могла зацепиться. Но желание выжить и непременно удивить всех красивой елкой придало мне сил, и я, ругаясь на чем свет стоит, протащила таки ее через все препятствия. Доползла до поляны, с помощью ствола дерева приняла вертикальное положение и радостная уселась в сани.

Через минут 5 пришли ребята. Поохали, какую я елку нашла, не задумавшись при этом, как я ее срyбила. Затем мы все дружно двинулись домой.

Пришли домой, а там такое оживление! Мой будущий свекр бегает по дому с криками, с выпученными глазами, руками машет.

Увидев новых слушателей, он рьяно начал рассказывать о ЧП. Выяснилось, что сегодня на зoнe (Мои параллельные вопросы: «Какой зоне?» «А что, в деревне зона есть?» «Ах, тюрьма строго режима?» «Вот как неожиданно!») произошел прорыв периметра («А что такое периметр?» «Ах, 5 уровней. И целых два были прорваны?» «Колючка трехрядная и забор под напряжением?» (Мысли, уже не вслух: Странно, напряжения не почувствовала, может, забыли включить? А колючка вообще так себе, трех рядов не помню). Некое существо (Ну, как одели так и ползала!), природу которого не смогли определить, ползло по периметру, потом с испугу от трех предупредительных выcтрeлoв и одного прицельного (Каких выстрелов? Ах, вот почему снег рядом взлетел! Вот, cцyки, так ведь и ybить можно! А предупредительных, да еще и трех, не слышала... Ах да, эта ушанка...), развернулось, зацепилось копытом (Ну да, похоже издалека на копыта, так как мои руки из рукавов не торчали) за елку, которую срубили для любимого начальника зoны и до вечера поставили в снег, дабы не растеряла иголки, и, не сумев освободиться от елки, визжа, как дикий зверь, непонятно каким образом преодолело два периметра в обратном направлении, издавая при этом такие звуки, что собака побоялась продолжить преследование (Блин, а что, собака все-таки до меня добежала? Ну, если ваши собаки мaт понимают, то, ясен перец, почему она побоялась бежать за мной дальше). При этом пять лучших сотрудников предприняли все меры для дальнейшей погони (Да ладно заливать — он один бегал!), все местные охотники были поставлены в рyжье и направлены на поиски зверя. По глубине оставленной траншеи выяснили, что зверь на четырех копытах, в холке рост невысокий (Ну, он, в принципе, и не в холке тоже невысокий), добрался до дерева, залез на него, и на этом следы пропадают (Ну да, я же потом на своих двух пошла).

Поняв, что тучи сгустились над моей головой, я вжалась в кресло и старалась не высовываться. И все бы ничего, но на званный ужин пригласили того самого начальника зoны, который, зайдя в дом и увидев елку, потерял дар речи (Ну, вот как, скажите, он запомнил свою елку?! Таких елок в лесу полно!). На вопрос: «Откуда у вас эта елка?» — начальник зоны получил от свекра гордый ответ: «Вот, невестка моя будущая на полянке нашла. Правда, красивая елочка? Такую днем с огнем не сыщешь!»

Раскололи меня за три секунды, пришлось все рассказать.

Прошло 15 лет, а байка про страшного зверя гуляет в той деревне до сих пор...
Автор: Интернет

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Новый год.

-Здорово, баб Нина
-Здравствуй, Василёк. Далёко ли собрался?
-Да в лесхоз, мамка отправила за ёлкой, вам ли не привезти, случайно?

-Ой, да кому нам ставить Васенька? Мы с дедом старые уже...

- Да ты что, баба Нина, разве старые не празднуют Новый год, а? Рождество? Старый новый год? Столько праздников. Что ты...

Невдомёк Васятке, что не говорят женщинам слово старая хоть и сто лет ей будет.

Но, бабушка Нина, не придала этому значения, она зацепилась за слова Васяткины, про ёлку, и не может от себя отпустить.

Давно они с дедом не ставили лесную красавицу. А ведь игрушки есть много, два посылочных ящика.

-А что, Васенька, может нам тоже с дедом ёлку поставить?

-А то! Баба Нина, так я привезу?

- Вези, Василёк. Скоко там денег-то надо?

- Не надо ничего мама с дядь Колей, лесником рассчиталась, она его жене, тётке Любе платье сшила, богатое.

- Да ты чтооо?

- Агаа, красивое из панбархата.

- Ишь ты

-Ну, знаешь сколько материала ушло!

И они захихикали, представляя необъятную жену лесника, Любовь, в новом платье из панбархата...

- Вези, Василёк только знаешь чего, привези ты мне сОсенку.

- СОсенку?

-Ну...

- Дак я ель привезу, баба Нина...

-Эээ нет, Васенька, сОсенка, она долее простоит, и запаха от неё больше, сОсенку, сынок, привези...

- Хорошо, бабушка Нина. Я мигом.

- Давай, не спеши. Хорошенько выбирай.

Бабушка зашла в дом, прошла в дальнюю комнату походила из угла в угол, потом вышла в горницу, посмотрела, что-то прикидывая.

-А, — вскинулся дедушка, дремавший в кресле склонив на грудь голову и уронив с носа очки, на газету, — ково ты, Нинуша?

- Ничего, ничего, Егорушка, ничего, читай, читай.

- Почитаю, пойду, на диване немного, перебираясь на небольшой диванчик, заправленный жаккардовым покрывалом, говорит дедушка.

- Давай, рассеяно говорит бабушка Нина.

Она идёт в кладовку, ёжится от холода, но находит, задвинутые далеко два ящика из-под посылок, достаёт, заносит в дом.

Ставит на стол и задумчиво смотрит в быстро надвигающие сумерки.

Зимой день короткий, сумерки наползать начинают после трёх часов пополудни.

Успеет ли Васенька, до темна-то, вдруг разволновалась бабушка Нина, накинула телогрейку, коричневую, некогда пуховую шаль, сунула ноги в пимы и выскочила на улицу.

Волнение, как в детстве, всколыхнулось вдруг у бабушки Нины, поднялось волной до самой головы, как в далёком, давно позабытом детстве.

Тогда, маленькая Нина, так же накинув маленькую дошку, перешитую из большой дедовой дохи, натянув пимишки, подшитые дедушкой же, покрыв голову шалёшкой, бежала встречать деду, который вёз ароматную запашистую ёлку.

Только была это не ель, а сосна.

Потому и попросила Васятку, сОсенку привезти.

-Тпрууу, стой, Гром, баба Нина, вот нашёл. Самая пушистая, я себе тоже взял, маленькую сОсенку, во доре хочу поставить, а чё? Пусть Шарику тоже Новый год будет.

Мальчик помог бабушке занести лесную красавицу в дом.

- Вот. Крест сколотить ли, баба Нина?

-Крест?

-Ну подставку, под ёлку, баба Нина. А ты чего подумала?

-Ой, да что только не послышится, на старости-то лет. – засмеялась бабушка, счастливо, как девчонка, — спасибо, Васенька.

Есть подставка. На вот, пряников, мяяятных.

-Ух, ты. Спасибо, баба Нина. Ельке отнесу, дюже любит ваши пряники, Елька-то.

Мальчик взял кулёк из бумаги, с завёрнутыми пряниками бабушки Нины и бережно спрятал за пазуху. Отдаст дома младшей сестрёнке, которая ждёт брата из леса, с подарочками от лисички и зайчика.

-Ну ладно, баба Нина, пойду, а то мамка заругает, здорово деда Егор, – здоровается мальчик, с вышедшим на голоса дедушкой.

-Здравствуй, Василёк. А что это? Нинуша? Никак ёлка?

-Ага, Егор, что-то захотелось у всех праздник, а мы чем хуже.

Дедушка Егор изумлённо смотрит на пушистую сосёнку, которая оттаяв в тепле, наполнила хату изумительным, тягучим запахом.

Старики установили свою ёлочку, помогли расправиться её пушистым ветвям.

-Красавица, – вздыхает бабушка Нина

-А то, — поддакивает дедушка, — всё как раньше...

-Только детки вот... Далеко все, некогда им к нам выбраться даже.

Внуки маленькие были, завсегда у деда с бабой всё время проводили... А теперь только редкие звонки, да денежные переводы...

-Ну ладно, мать, чего ты. Другим вон, старикам и не звонят вовсе, и никаких переводов не шлют.

-Да я просто, не бурчала ещё сегодня, Егорушка, — смеётся бабушка, давай-ка лучше ёлку нашу наряжать.

-А давай.

И принялись старики доставать игрушки из ящиков.

А они... Эхх, не делают сейчас таких игрушек.

Вот шары, внутри с мишурой, часики показывающие пять минут до полуночи, с одной стороны красные, а с другой белые.

Шишки, снегом посыпанные, зверушки различные, шары, большие и хрупкие, невесомые.

Сосульки, красные синие, зелёные.

Домики с заснежёнными крышами и горящим желтым светом окошком.

Бусы стеклянные.

Даже гирлянда есть, в виде свечей, горит, работает старушка.

А на самый верх звезду, красную.

Поверх дождиком закидали, разноцветным, серпантином, что колечки свои распустил.

Низ ватой укутали, Дедушку Мороза с внучкой снегурочкой поставили.

Всё, дело сделано.

Волшебство новогоднее и в их дом пришло.

Чай попили, на ёлочку полюбовались, да спать легли.

А утром...

-Юра, Юра, лопаты у мамки спроси еще, заходите в дом, мы поехали

-Мама, папа, возьмите ребят.

-Ба, деда, привет. Там дядя Толя с тёть Катей, застряли, мы их обогнали ребятишек, забрали. Ма, ты куда? Иди вон в дом. Я с папкой поеду.

-Костя, Костя, ты поедешь? Пусть девчонки заходят.

-Ба, деда, это Наташа моя девушка, проходите в дом.

Тёть Лена, да куда вы, мы с дядь Юрой поедем.

-Так, женщины и дети в дом, мужики берут лопаты и едут двумя машинами вытаскивать застрявших. Я за трактором.

Плачут старики от радости, вот и в их дом вернулось счастье. Что же они раньше не додумались, прошлые года, ёлку-то нарядить.

Это всё ёлка, всё она.

-Проходите, проходите.

Мои хорошие. Дедушка, Егор, Егор, ну-ка беги до Васильевых, у них кажется зять на тракторе...

А потом был Новый год, и посиделки со смехом, с песнями историями, и спали все в повалку, на полу.

Всё удивляются дети и внуки бабушки Нины и деда Егора, как это они вдруг все враз, не договариваясь, решили справить Новый год, в деревне...

И договариваются почаще видеться, и оказывается что у двоюродных даже нет контактов друг друга.

А ведь когда-то у бабушки с дедушкой вместе все каникулы проводили...

-А помнишь, а помнишь, а помнишь, — слышится все дни.

Приходят друзья, сами куда-то идут. А вечером застолье и разговоры до утра...

Прибирая опустевший, осиротевший дом, бабушка с дедом прячут друг от друга слезящиеся глаза и подбадривают

- Обещали летом приехать

- Ага, сказали традицию сделать, на Новый год всем у нас сбираться.

-Ну дай-то Бог, дай-то бог...

Автор : Мавридика д


Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Пуговка.

По всем показателям родиться должна была девочка. Катя с Димой уже приготовили комнату для будущей принцессы. Кроватка с воздушным балдахином, карусель из цветных зверюшек над ней, приготовленный набор пелёнок, распашонок и всё-всё-всё. Всё, что будет важным и необходимым для родителей. Почётное место в кроватке занимал заяц. С огромными ушами и чёрными глазами-бусинками. Будущий хранитель снов Алины. Именно так решили назвать дочку. До заветного дня оставалось не так долго ждать.
Катя сидела в комнате перед телевизором, когда зашел Димка. С пылесосом и зайцем в руке.
— Смотри, — протянул он ей игрушку, — Глаз один куда-то пропал. Всё обыскал. Потом в мешке ещё раз посмотрю. Может, засосало.
Катя взяла зайца. На месте бусинки остались только оборванные нитки.
— Так, — посмотрела она ещё раз внимательно на будущего стражника. — Принеси мне коробку с нитками и иголками из комода.
Открыв коробку, Катя извлекла моток ниток, иголку и ножницы. Осмотрев себя, она выбрала на кофте одну пуговицу и срезала её.
— Вся равно на животе не сходится, — улыбнулась она мужу, — А так хоть польза от неё будет.
Катя ловко пришила на место потерянной бусинки пуговицу. Пуговица смотрелась несимметрично в сравнении с оставшейся бусинкой, но очень смешно. В зайце как будто появилась жизнь.
— Вот теперь и у него имя появилось, — протянула она зайца Димке. — Пуговка...

Ночью Димка проснулся от того, что Катя трясла его за плечо.
— Что? Уже? — спросонья не мог сообразить муж.
— Живот, — только и смогла из себя выдавить Катя.
Простынь под ней была в крови...
Скорая приехала быстро. Катю погрузили на носилки и понесли в карету скорой помощи. Следом с готовой сумкой бежал Димка. На Кате не было лица, но он старался её успокоить и поддержать. Она же только вымучено старалась улыбнуться в ответ...
Дальше коридора его не пустили. Катю увезли, оставив его наедине с сумкой и тревожными мыслями. На лицах врачей не было радости от предстоящих родов. Пусть и незапланированных, но бывает же такое, что раньше срока. Оставалось только мерить шагами коридор. Пятьдесят пять шагов туда, потом почти столько же обратно. Снова туда – пятьдесят семь. Обратно. Пятьдесят четыре...

Димка с Катей сидели дома на диване. Он щёлкал бессмысленно каналы пультом. Она же пыталась что-то читать.
— Я не могу так больше, — захлопнула она книгу. — Я не могу зайти в эту комнату, но и... — она уткнулась в плечо мужа. Слёзы снова побежали сами собой. — Я каждый раз, — сдерживая слёзы она набрала воздуха, — Проходя мимо неё, я останавливаюсь и невольно прислушиваюсь. Всё ли там в порядке? — она тыльной стороной ладони вытерла слёзы. — Но там ВСЕГДА тихо. Как будто действительно всё в порядке. Но я боюсь открывать эту дверь. Потому что тогда я увижу, что на самом деле там всё очень плохо...

Катя в ту ночь потеряла ребёнка. Девочку. Врачи сделали всё, что смогли. Но так бывает. Редко. Очень редко. Вроде ничего не предвещает беды, как вдруг...
Ей сказали потом, что детей она больше не сможет завести. Катя не могла, не хотела верить во всё, что произошло. Но правда жизни порою бывает жестока.
Вернувшись домой, она замкнулась в себе и долго не пускала никого внутрь. Димка старался делать всё, что мог для Кати. Хотя и ему было тяжело...

Прошло почти полгода. Комната принцессы была всегда закрыта. Однажды он попытался уговорить Катю вынести всё из неё. Отдать детские вещи кому-то, кому они нужнее. Или в приют. Сделать там ремонт и жить дальше. Катя только волчицей посмотрела не него, и эту тему он больше никогда не поднимал. И вот вдруг...
— Я так больше не могу, — повторила Катя. — Я всё прекрасно понимаю, но... Сделай так, чтобы этой комнаты не было. Иначе я с ума сойду.
Димка с облегчением выдохнул. Ему было не меньше Кати жутко от всего этого. Каждый раз проходить мимо этой комнаты и проходить мимо, вместо того чтобы заглянуть в неё и увидеть там то, что он множество раз представлял себе до той ночи. К чему готовился. Мысленно уже всё отрепетировал и представил, как это должно быть. Но не так, как всё произошло. К этому он тоже был не готов.

Отправив Катю на неделю к маме, он зашёл в комнату. Заяц Пуговка всё так же, как и полгода назад, сидел в углу кроватки. Собрав все детские вещи в сумки и разобрав мебель, он погрузил всё в машину. До этого он дал объявление на сайте, что отдадут всё бесплатно тем, кому нужно. Сразу и в одни руки. Первой откликнулась молодая девушка. Проблема была только в том, что у неё нет возможности забрать всё. И помочь некому, а сама она на последнем месяце уже. Димка записал адрес и сказал, что сам всё завезёт.
Подняв всё в квартиру девушки, Димка пожелал ей счастья и поехал обратно. По пути надо было заехать в строительный магазин и купить новые обои...

Женщина, не по погоде закутанная в ворох одежд и в дополнение ко всему обмотанная платком, так, что только тёмные очки оставались снаружи, оглядываясь, зашла в торговый центр. Сразу на входе стоял благотворительный ящик для вещей. Ещё раз оглянувшись и убедившись, что никто не смотрит, она подняла крышку и достав из большой клетчатой сумки свёрток опустила его внутрь...
Димка припарковался на площадке перед торговым центром и пошёл выбирать обои. За неделю надо изменить всё. И как бы тяжело ни было, изменить жизнь. Ведь можно же и из детского дома ребёнка взять. Но об этом он решил поговорить с Катей позже. Когда она готова будет. А сейчас он оплатил обои, клей, кисти, валики и ещё кучу чего необходимого, что понадобится ему на этой неделе для ремонта комнаты. Мысленно он добавил "Принцессы" и тут же проглотил ком, подступивший к горлу. Не всё так просто будет.
Выкатив тележку на парковку, он открыл багажник, чтобы погрузить туда покупки. Из багажника на него смотрел Пуговка своими разными глазами.
— Выпал, наверное, из сумки, — Димка взял зайца в руки. — Прости, но нельзя тебе обратно домой.
Он вспомнил, что на входе видел благотворительный бокс для вещей. Погрузив вещи и закрыв багажник, Димка с Пуговкой пошёл обратно в торговый центр.
— Прости, друг, — Димка открыл крышку ящика и опустил его вниз...

На живот ей упало что-то мягкое. Протянув ручонку, она нащупала это.
— Ты кто? — спросила она.
— Пуговка, — отозвалось мягкое. — А ты кто? Как тебя зовут?
— Я? — задумалась она. — Я не знаю.
— Давай ты будешь Алиной, — предложил Пуговка. — Я буду охранять твои сны.
— Алина, — повторила она про себя. — Хорошо. А что мы будем делать теперь?
— Искать маму, — ответил Пуговка.
Устроившись поудобнее на ворохе одежды, Алина прижала к себе зайца и сладко заснула. Теперь всё понятно. А то до этого момента всё было как-то странно и одиноко. Женщина, с которой она была до встречи с Пуговкой, тоже была странной. Алина чувствовала себя с ней одинокой. И вроде понимала, что это мама, но как-то не могла она её так называть. Теперь всё понятно стало. Настоящая мама её просто потеряла. Теперь Пуговка ей поможет...

— Алина, — дверь открыла воспитательница, — А тут к тебе кто-то пришёл, — улыбнулась она.
Алина, конечно, не сразу Алиной стала. Когда приехали волонтёры забирать вещи из бокса, они наткнулись на сюрприз в ящике. На ворохе одежды лежала маленькая девочка, не более полугода и прижимала к себе плюшевого зайца. Скорая и полиция приехали на место и забрали девочку. По камерам ничего выяснить не удалось. Женщина в тёмной одежде с платком на голове растворилась без следа. На всякий случай обратили внимание на мужчину с тем самым плюшевым зайцем. Вычислить его оказалось как раз несложно. Проследив по камерам до парковки, они по номеру машины вышли на него. Но, узнав его историю, сразу поняли, что он не имеет никакого отношения к девочке. Та, в свою очередь, оказалась вполне здоровой и впоследствии её передали в детский дом. Вместе с зайцем. Его она не хотела выпускать из рук ни при каких обстоятельствах. Сначала ей дали другое имя, но потом, когда Алина заговорила, то первым словом было — Алина. Не так чётко, конечно, но со временем все поняли и стали её называть теперь так...
— Алина, — Тамара Михайловна снова позвала её.
Следом за ней в комнату вошла женщина и мужчина.
— А к тебе кое-кто пришёл, — повторила она. — Они очень хотят с тобой подружиться.

Мужчина и женщина прошли в комнату и присели перед Алиной, улыбаясь.
— Мы тебя так долго искали, — Сказала женщина.
Алина посмотрела на парочку. Затем на Пуговку. Прижала его к уху, как будто совещаясь с ним. Затем снова на женщину. Очень внимательно и придирчиво.
— Вы не наша мама, — сделала она заключение. — Извините, — и отвернулась от пары, как будто их и не было больше тут...
— Ну вот, не знаю, что с ней делать, — Тамара Михайловна извинялась перед парой.
Те долго решались усыновить ребёнка. И вот, решившись, собрали все документы и посетили несколько детских домов. Пересмотрели кучу фотографий и остановились на Алине. На фото белокурая улыбающаяся девчушка пяти лет с голубыми огромными глазами.
— Её, когда вообще ещё несмышлёной была, решила удочерить одна пара, — продолжала Тамара Михайловна. — Так с первых минут орала, как резанная. До синевы кричала, пока на место не положили. Подумали, ну мало ли что. Может, беспокоит что-то. Так нет. Через неделю они вернулись, и всё в точности повторилось. И так не один раз. И с разными людьми.
— Может, нам приходить несколько дней, — предложил мужчина. — Пообщаемся. Может, привыкнет.
— Бесполезно, — махнула рукой Тамара Михайловна. — Если Пуговка сказал, что вы не их мама, то бесполезно. Проверено много раз.
— Пуговка? — не поняла женщина.
— Заяц её, — пояснила воспитательница. — Она с самого начала с ним. С ним её и нашли. С самого младенчества из рук не выпускает. Мы стирали-то его, пока она спала. Да ещё и высушить надо было успеть. В первый раз-то мы не придали этому значения. Проснулась и орёт. А что орёт? Врач пришёл, ничего не обнаружил. Только когда заяц этот её высох и вернули его, так вмиг успокоилась. Сейчас сама за ним ухаживает. Советуется. Так что бесполезно. Пуговка сказал нет, значит, нет, — Тамара Михайловна развела руками...

Жизнь Димки с Катей постепенно вошла в своё русло. Мысли о потерянном ребёнке постепенно отошли. Катя снова расцвела и вроде как ожила. Не сразу, но тем не менее. Пять лет прошло с того дня. Димка решился заговорить первым. Осторожно.
— Кать, — начал он. — Вот только ты сразу скажи, если что не так, и я больше никогда не подниму эту тему. Ты никогда не задумывалась о том, чтобы усыновить ребёнка. Девочку, например... — Димка договорил и боялся вдохнуть, ожидая реакции жены.
Катя посмотрела не него. В её взгляде не было осуждения или отчуждения. Наоборот. Она взяла руки Димки в свои и посмотрела ему в глаза.
— Дим, — начала она. — Я давно хотела тебе сказать, но не знала, как ты отреагируешь. У меня одна знакомая в детском доме работает и вот там... — замялась она. — Я ходила. Просто спросить, поговорить. Фотографии посмотрела... И зовут её Алина. Давай завтра вместе сходим?
Димка прижал её к себе и почувствовал, как Катя облегчённо вздохнула, уткнувшись в его плечо...

— Сразу предупрежу вас, — Тамара Михайловна взяла обратно у Димки с Катей фотоальбом. — Девочка... — на секунду замялась она, — с особенным подходом к родителям. Можно сказать, что не вы, а она вас выбирать будет. Даже не совсем она там всё решает, — улыбнулась воспитательница.
— Да-да. Мы всё понимаем, — Катя нервно накручивала пуговицу на кофте.
С самого утра ей вдруг взбрело в голову надеть ту кофту, в которой она ходила беременной. Заметив, что на ней так и нет до сих пор одной пуговицы, она спешно нашла похожую и пришила. Теперь сидела и нервничала. Плохая примета – зашиваться перед дорогой, – думала она потом. И вот теперь эта пуговица не давала ей покоя.
— Мы просто поговорим. Вдруг... — Катя смутилась и сделала очередной оборот пуговицы вокруг своей оси. Та, оторвавшись, упала на пол и покатилась прочь. Катя проводила её взглядом, пока та не скрылась под шкафом.
— Я достану, — подскочил Димка.
— Не надо, — остановила его Катя. — Всё равно это не та пуговица.
Тамара Михайловна встала и предложила им проследовать за собой в комнату свиданий. Как они её тут называли.
— Вы посидите. Я сейчас приведу Алину.
Через несколько минут дверь открылась, и воспитательница за руку ввела девочку. Ты прижимала к себе плюшевого зайца.

— Алина, — обратилась она к ней. — Вы пока пообщайтесь, а я сейчас приду. — Тамара Михайловна аккуратно закрыла за собой дверь.
Катя с Димкой встали. Девочка стояла напротив и внимательно смотрела на них своими огромными голубыми газами.
— Боже! — Катя прикрыла рот рукой, и из глаз непроизвольно потекли слёзы.
— Что с тобой? — испугался Димка.
— Я просто вот прямо почувствовала сейчас, что это наша дочь. Она же... она же как раз... — Катя не смогла сдержать слёзы.
Тут девочки вдруг поднесла зайца к уху, и на её лице отразилась гамма чувств. От удивления до восторга. Затем она подошла к Кате и посмотрела на её живот. На кофту, где не хватало одной пуговицы...
— Мама! Мамочка! — Алина подпрыгнула так, что Катя еле успела подхватить её на руки.
Слёзы продолжали бежать из её глаз, но теперь они были уже другими. Она крепко прижимала к себе Алину, а та обхватывала её за шею и что-то шептала Кате на ухо.
Из-за плеча Кати, к полнейшему изумлению Димки, на него глядел своими разными глазами Пуговка. Димке даже показалось, что Пуговка подмигнул ему своей пуговицей.
Андрей Асковд ©

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Юная леди и джентельмен.

Cтою в пepexодe мeтpо, ожидaю чeловeкa.
По пepexодy идёт зaмyчeннaя дeвyшкa лeт 20-40 и вeдёт зa pyкy дeвочкy лeт 5.
На встречу им, aктивно пepeпиcывaяcь в тeлeфонe, идёт молодой лeт 15-17 пapeнёк, одeтый нe богaто, но очeнь cтильно: кожaныe пepфоpиpовaныe тyфeля, лёгкиe бpючки, пpоcтeнькaя c коpотким pyкaвом pyбaшкa, в нaгpyдном кapмaнe котоpой cмeшно cложeн плaток, нa шee гaлcтyк шнypок (не знаю кaк он пpaвильно нaзывaeтcя, но говоpят что Боло).
Нe войдя в повоpот юный фpaнт цeпляeт дeвочкy, нa что онa тиxонько взвизгнyлa. У мaмы нaчинaют нaливaeтcя глaзa кpoвью и онa, дeлaя глyбокий вздоx вдруг peзко зaмолкaeт, ибо пapeнь дeлaeт что-то нeвообpaзимоe!

Он момeнтaльно пpячeт тeлeфон в кapмaн и cтaновитcя нa колeно пepeд дeвочкой, нa xодy пpоизноcя:
— Я пpошy пpощeния, юнaя лeди, зa то, что бyдyчи отвлeчён и нeyклюж, допycтил оплошноcть и толкнyл вac. Могy ли я нaдeятcя, что вы мeня извинитe?

Мaмa, пpищypившиcь, yлыбaeтcя. Мaлaя, cдeлaв cepьёзноe лицо, отвeчaeт:
— Ничeго, вcё ноpмaльно.

Нa что молодой чeловeк пpодолжaeт:
— Спacибо вaм, пpeкpacнaя пpинцecca, в знaк моeго cожaлeния пpимитe этот cкpомный подapок.
И доcтaв из кapмaнa нeвeдомого pодa цвeток, он отдaёт eго дeвочкe. Дeвочкa бepёт цвeток и yлыбaeтcя.
Юный джeнтльмeн момeнтaльно вcтaёт и yдaляeтcя дaльшe к плaтфоpмe, нa вcтpeчy гyлy пpиближaющeгоcя поeздa.

Дeвочкa yлыбaяcь говоpит мaмe:
— Кaкой xоpоший дядя, я ceбe xочy тaкого пaпy!
Нa что мaмe отвeчaeт:
— Я тожe дочeнькa, я тожe.

Зaнaвec...
И только eлe зaмeтнaя yлыбкa виднa в глaзax cвидeтeлeй этого волшeбного, xоть изначально немного нeпpиятного, но жизнeнно пpeкpacного момeнтa.

Александр Бессонов


Cirre
В прогнозе погоды на Яндексе мне больше всего нравится это их новшество под названием «ощущается как». Пишут, например: «сейчас -10, ощущается как -17». Выхожу на улицу — да нет, минус 10 и есть. Кем ощущается, кто там у них такой нежный? Видимо, дежурный синоптик утром забыл под брюки исподнее с начёсом поддеть, покуда до работы добежал — от звона собственных бубенцов оглох. Но идея мне нравится. Теперь на вопрос, сколько мне лет, буду отвечать: «39, ощущается как 27». Я синоптик, я так вижу.

© М. Дегтярёва

Cirre
История от Александра Ширвиндта, обладателя не только чудесного актерского дарования, но и не менее великолепного — литературного:

«Главная беда была – химия. На выпускном экзамене я с ужасом узнал, что химии – две: органическая и неорганическая.
Мне одной-то было через голову.
Перед экзаменом наши умельцы взорвали в кабинете дымовые шашки, в дымовой завесе украли билеты и пометили мне один точечками с обратной стороны.
Всю ночь, как попугай, я повторял какие-то формулы. На следующий день вытащил помеченный билет. Словно автомат, лепил ответ, но попался на дополнительном вопросе: «Как отличить этиловый спирт от метилового?»
Я вспомнил, что от одного слепнут, а из другого делают водку. И начал: «Возьмем двух кроликов. Капнем им в глаза разного спирта. Один – слепой, а другой – пьяный».

Мне поставили тройку условно, взяв с меня обязательство никогда в дальнейшей жизни не соприкасаться с химией.
Что я честно выполняю.
Кроме разве прикосновения к спирту, хотя до сих пор не знаю, что я пью – этиловый или метиловый.
В связи с тем, что вижу все хуже и хуже, думаю, что пью не тот.»

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Скороходы

Замшевые скороходы служили маме сто лет и три года. А на 104-й сапоги резко вышли из моды, потому что Наталь Санна завела себе новые. На распродаже! Маму там попутал бес. Он соблазнил верную жену и мать сапогами редкой породы: спереди у них был носок, а сзади — пятка! И что совсем удивительно — оба на молнии!

Продавец сказал, что эту замшу пасли на Елисейских полях! Откликаются на «Пегас» и «Жужу». Абсолютный хит! Для девочек акция: два сапога по цене парохода. Не устоять!

Дома Наталь Санна переобулась, вручила папе пакет с мусором и столетние боты. Сказала, чтобы выбросил! «Прямо на мусорку сапоги нести?! Или в музей?» — недоверчиво поинтересовался папа. Наталь Санна на всё решительно кивнула головой. «И даже не обнимешь их на прощание?» — продолжал удивляться мой родитель. Он знал, что с тех пор, как маменька отрастила ноги до 38-го, скороходы стали членами семьи.

Наталь Санна не ответила. Она сопела, переобуваясь, потом схватила сумочку и выпорхнула из подъезда. Через пару кварталов многое стало ясно. Например, к мартовским сугробам новая замша оказалась не приучена. Сапоги бил озноб. Они скользили и роняли хозяйку на жёсткие тротуары. Потом бежали по собачьим «подснежникам», которыми усыпаны тающие снега русской глубинки. И, наконец, на трясущихся каблуках вернулись к родному дому.

Оттуда Наталь Санна посмотрела на мусорку. Надеялась, что старые скороходы выскочат ей навстречу, прижмутся своими потёртыми голенищами, а потом наступит весна. Но нет. Не выскочили. И не наступила.

Ночью маменьке не спалось. До трех часов Наталь Санна считала барашков на Елисейских полях. Выше всех прыгала какая-то овца в маминых реликтовых сапожках. Мама целилась в неё из ружья. А на коврике у входа спали Пегас и Жужа. Всем своим видом они давали понять, что до июля на улицу не выйдут, хоть режьте.

Солнце проснулось, а мамино настроение нет. Кофе сбежал. Тосты сгорели. Наталь Санна всхлипнула, выдавая себя за кухонной занавеской. «Знаешь, — сказала она папе. И где-то на подоконнике завял от тоски фикус. — Я совершила ошибку! Непоправимую».

«Знаю, — ответил папа, не отрываясь от утренних новостей. — Они в гараже». На кухне повисла священная тишина. Так сильно Наталь Санна не любила супруга даже в день свадьбы. А потом, разумеется, наступила весна. 104-я весна маминых скороходов.

© Мадам по прозвищу гурман (?)


Cirre
Женщина и Холодильник
(какая-то там часть удивительной и бесконечной истории)
В декабре продукты развлекались так. Шастали в морозилку слушать, как бормочет во сне вечный пельмень. Был он очень древний, может даже с него вся эта жизнь и началась когда-то, были такие подозрения.

Ходили слухи, что весь этот холодильник построили вокруг пельменя. Да что там холодильник, ваще всю планету TheМля. А потом привели откуда-то упирающуюся женщину в очках и велели жить тут.

Лежал этот пельмень в куске прозрачного льда, как принцесса в хрустальном гробу и раз в сутки начинал вещать всякое. То ли сигналы ловил из далеких вселенных, то ли бредил во сне, но выходило иногда интересно. Сегодня, например, пельмень сначала полчаса кряхтел, потом выдал:

- Пик-пик-пик. Передаю сигналы точного времени, пик-пик-пик. По просьбам радиослушателей ставлю песню «Дельтаплан». Меж намии памяти тумаанн, ты каак во снееееееее».
- Наверно только дельтаплан поможет мнеееее. – нестройным хором подпевали продукты.

Морковочка попыталась перейти на бешеный фальцет, за что ее сразу дали по оранжевой башке, засунули в отделение для яиц и нафиг заколотили досками.

Время от времени открывалась дверца холодильника, женщина хватала что-то и снова убегала. Постоянно слышалось:

- Бульк-бульк. Какой запах, какой запах, бульк-бульк. Чавк-чавк, бульк-бульк.
- Что она там мечется? – шепотом спросила крохотная горошинка.
- Сухофрукты на пытается замочить. Штопер какой-то хочет испечь. – хихикнул сыр с откушенной жопой.
- А што такое штопер?
- Пирог заморский на пьяных ягодах.
- Но он же у нее сгорит. – ужаснулась маленькая горошинка. – А нам потом до весны с этим горелым уродом на одной полке жить.
- Не сгорит. Не дойдет до этого. Слышишь чавкает? Это она сухофрукты замачивает и жрет, замачивает и жрет. Потом песни орать начинает, потом плачет. И так по кругу весь декабрь.
- Дяденька, а почему она плачет?
- Над волей своей слабой. Не получается у нее дольше пяти минут сухофрукты в коньяке замачивать.
- Штош она такая неспособная-то. – запечалилась горошинка.
- Это еще ничего. В конце месяца весь холодильник будет в безголовых пряничных человечках, вот где ужас начнется. – сказал сыр, почесал место укуса и снова затянул «Дельтаплан».
Морковочка глухо и упорно подвывала из своего отсека.

Планета TheМля крутилась, поскрипывая и немножко матерясь. На весь космос мощно и нежно пахло мандаринами да так, что инопланетяне начинали чесаться и завидовать.
До Нового года оставалось три недели. Где-то в Череповце женщина в заплаканных очках опять пошла за сухофруктами и коньяком для вожделенного штоллена.

Зоя Арефьева

Cirre
Лара! Йопт...., у тибе шо.... никада не было свекрови? Я не считается. Я не свекровь, я подарок судьбы. Как ты чистишь селёдку? Ну е – моё. Отрезай голову, не боись, она не кусается, она уже соленая. Теперь вычищай унутренности..., а теперь салфеткой вытри пузико. Та не своё, а селедкино. О.... молодец. А

теперь шкурочку снимай, аккуратно...., а теперь с другого бока. А теперь резай по спинке вдоль, шобы разделить на две части. Ну! Красота!

А голову куда дела? Та не свою, а селедкину. Здрасьте, в мусор.... помыть и красивенько на селедочницу выложить. Лара, блин, у кого день рождения? У тебя. Вот! А я хочу шобы было красиво. А лук? Неправильно. Полукольцами..... тоненько. Нет, сразу на рыбу не надо. Надо замариновать в блюдочке. Соль, сахар, уксус и масличко. Пусть полежит минут 15. Ну! Не селёдка.... песня.

А маслины купила? Нет? Ты шо!? Моня, Моооняяя, иди у калиндор, тама у кладовке, у шухлядке справа.... нет не слева, а справа.... баночка маслин. Нашел? Давай сюда. Шоб вы без меня делали. Не знаю. С селёдкой точно бы не справились. И это мы ещё не начинали рыбу фаршировать. И не начнём. А почему? А потому что ты, Лара, до Гефелте Фиш ещё не доросла. Вот када у тебя селёдка будет чистится как «мама дорогая», то тада я тебе расскажу, по- секрету..... у кого можно заказать фаршированную рыбку такого вкуса, шо все гости сдохнут от зависти три раза подряд. А Монечке, моему сыночке, а твоему мужу будут завидовать.

Нет, пока ещё не завидуют. Пока тока завидуют тебе. Почему, почему... потому что у тебя, Лара, самая лучшая свекровь на свете. А я говорю, шо лучшая. Ну, я то знаю.

Автор: Марина Гарник

Cirre
Ходила тратить подарочные деньги на джинсы. Как раз на хорошие хватило. Пришла в Золлу, поплевалась, застряла в джинсах и ушла, обидевшись на зеркало и тощих китайцев, которые из зависти не шьют больших размеров. И пошла от горя в Летуаль. В Летуале я обиделась ещё и на парфюмеров. И где-то начала понимать Зюскинда. Потому что двузначные ценники меня не просто расстроили, но и дали осознать, что одеколон «Красная заря», вполне себе. Даже очень даже. Как и детский тальк. Или шампунь " Без слез «Карапуз». И вот, трезаемая глубоким трауром, я зашла в магазин Баон. Там, к моему удивлению, работал прекрасный продавец-мужчина, лет 50-ти, крайне модный. Эдакий Мадс Миккельсен эконом вариант. Он сказал, что у них модели есть. Даже для тех, кто на первом этаже торгового центра, застрял в джинсах. Потому что это только мужчины с непонятной ориентацией любят худых. А нормальные любят таких как я. Ха! Подумала я. А то! И он принёс мне в примерочную штук пять разных джинсов размера хухуэль энд беляш, и стал почтительно комментировать примерку. Примерочная оказалась тоже маленькая и я там стучалась попой по зеркалу. Чертыхалась и пыталась себя сфоткать, дабы переслать фото эксперту по джинсам. Для утверждения. Продавец продолжал восхищаться. Я вышла в одних джинсах покрутился на свету и пройтись. Кокетничала с продавцом, ровно до тех пока, пока не увидела что один носок у меня порвался на большом пальце. Ааа!!! Какой кошмар! Какой ужас. Сказала я. На что продавец улыбнулся и заметил, что это пикантно. И мило. Я растаяла и уже походкой от бёдра таскалась вдоль зеркала и виляла попой. Джинсы подошли. Продавец даже скидку мне сделал. 500 рублей. Я не знала, что в сетевых магазинах такие прекрасные люди работают. И что там тоже так можно. Попробую в следующий раз в ювелирный в этих носках сходить. Ага.

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

«МАЛЕНЬКАЯ ШАЛОСТЬ». (сказка для взрослых)


— Ты чего творишь, окаянный? — запричитала Баба-Яга, зайдя в избу, — Это что ещё такое, а?
— Я всё уберу, — сказал Баюн, поджав уши, — Честное мурчащее!
Яга закатила глаза и села в кресло.
— Уберёт он, ага. Хоть пятнышко на полу увижу – тобой полы мыть буду, понял?
Баюн молча кивнул, перевернул страницу книги и повернулся к котелку.
— У нас есть яблочная кожура? — спросил он.
— Сушёная? В банке за мухоморами, — Яга принюхалась, — А ты чего варишь-то? Запах какой-то знакомый вроде.
— Особую отраву, — ответил Баюн, — Сам лично придумал.
— А чего тогда книгу взял?
— Ну может быть на основе других отрав. Но идея полностью моя! Лучше отравы ещё никто не варил.
Баба-Яга встала с кресло и подошла к столу.
— Никто не варил, говоришь? Ну-ка, дай ложку.
Баюн послушно подал ложку.
— Чтобы говорить такое мне, нужно быть тем ещё дурнем, — пробормотала Яга, зачерпывая ложкой варево, — Все знают, что лучше меня никто отравы не делает.
Она подула на густую чёрную массу и отправила ложку в рот.
— Ну как? — спросил Баюн, — Что чувствуешь?
— Даже не знаю. Какое-то оно слишком сладкое. Это чтобы никто не догадался, что это отрава?
— Верно. Сам придумал.
— Какой ты у меня умный, котёночек! — похвалила Яга, — Отрава, может, и не получилась, но ты же так старался! Старался же?
— Старался, — кивнул Баюн, — Очень-очень!
— Ты ж мой хороший! Ты ж мой замурчательный! Может быть ты сметанки хочешь?
— Хочу!
Яга поставила перед Котом трёхлитровую банку со сметаной.
— Кушай, мой хороший!
— А ложку? — спросил Баюн, — Ты ж говоришь, что ложкой надо.
— А ну её, эту ложку! Ты прям лапой туда! Вот умница!
Пока Баюн ел сметану, Яга сидела рядом с ним, умилённо вздыхая.
— Ой, носик запачкал, — заулыбалась она, вынимая платок, — Давай вытру. Вкусно, мой хороший?
— Очень, — кивнул Баюн, — А рыбку мне можно?
— Рыбки хочешь, мой чудесный? Сейчас на речку сбегаю, Водяному скажу, он сколько хочешь наловит! Какой рыбки тебе принести?
— Карасиков. Покрупнее только. Штучек тридцать.
Яга радостно кивнула, поцеловала Кота в лоб, схватила мешок и побежала к речке.
Когда она вернулась в избу, Баюн уже начисто вылизал банку.
— Вот, счастье моё, — Яга раскрыла мешок перед Котом, — Кушай, мой замурчательный!
Баюн забрался в мешок и развалился на карасях.
— Я в Раю, — блаженно пробормотал он, — Приберись, пока я кушаю. Тебе же не сложно?
— Что ты, котёночек! Что ты! Сейчас мигом всё уберу!
Когда Баба-Яга закончила наводить порядок, в мешке осталось четыре карася.
— На печку меня положи, — слабым голосом попросил Баюн, — Сделаешь пирог из оставшихся карасиков?
— Конечно, мой хороший! — Яга легко взяла Кота на руки и аккуратно положила его на печку, — Косточки убрать?
— Конечно убрать! Что за вопросы?
— Не серчай, котёночек! Сглупила старая.
— Ну ладно, — Баюн развалился на печи, перевернувшись на спину, — Дай-ка мне молочка и можешь пирогом заниматься.
Яга поставила перед ним большой кувшин молока и принялась замешивать тесто.
Баюн выпил всё молоко, свернулся клубочком и уснул.
Когда он проснулся, на столе красовался румяный пирог, а Баба-Яга со счастливой улыбкой дремала в кресле.
— Я проснулся! — крикнул Баюн, — Пирог не остыл?
Баба-Яга резво подпрыгнула с кресла и приложила ладонь к пирогу.
— Тёпленький ещё, — сообщила она, — Тебе кусочек или половинку?
— Весь.
Яга поставила пирог на печь и вернулась в кресло, смотря на кушающего Кота счастливыми глазами.
Баюн расправился с пирогом, забрался на подушку и с сожалением посмотрел на часы: действие приворотного зелья подходило к концу и он мог только гадать, что с ним сделает Баба-Яга за такую маленькую шалость.

Автор : Роман Седов


Силявка

Бабушка Анфиса и дед Егор.

– Бaбуля, вoт ты тaкая красивая в мoлодocти была А дедушка, хоть и хороший, но некpaсивый. Тебя за него силoй отдали? – любопытничала Валя, внучка Анфисы.

– Да прям. Я в мoлодости ого-го была. Со мной родители через раз совладали. Это я eго насильно на себе женила!- хохотала Анфиса.

– Как так? – удивилась Валя – У тебя женихов наверное куча была?

– Была – не без кокетства похвасталась Анфиса – Но влюбилась то я в Егора. Точнее в его гармонь.

– Он с детства шебутной был. Ещё пацаном нашёл патрон старый, да и кинул его в костёр, балбес. Пацаны разбежались, а этот замешкался, в носу мизинцем ковырял. Ну ему ухо оторвало, половину ноздри и палец.

– Ну понятно ему это не мешало потом и по заборам скакать и яблони по чужим садами обрывать. А вот как жениться время пришло, невест не находилось.

Так бы и просидел в бобылях, если бы ему мужик прохожий за кусок сала гармошку не обмeнял. И оказалось, что у Егора слух есть.

– Стал он потихоньку нaигрывать, потом и песни складывать. Помню, первый раз пришёл на вeчерки с гармошкой. Как он заиграл. Да так, что некоторые прослезилась. А у меня сердечко так и екнуло. Голос его слышу, а как будто в душу ему заглянула.

– С тех пор только из-за него гулять и ходила. А потом к батьке пристала, замуж хочу за Егора. Мать в слезы, сдурела наша девка, за калечного выходить. А батя сказал, если такую дурынду замуж возьмёт, он только перекрестится –

– И стала я ему намекать, что нравится он мне. А он, как баран упёрся, зачем я тебе жизнь портить буду, урод такой. Тебе же со мной стыдно по деревне просто не пройдёшь, пальцем тыкать будут.

– Тогда я схитрила. Всю ночь с ним на лавке просидела. Домой прихожу, а там отец с вожжами ждёт. А я в ноги ему кинулась, плачу, что всю ночь с Егором провела. Ну тут как ни крути, пришлось моему милому на мне жениться.

– Знаю, по началу судили многие. Мол девку его мать приворожила. Господи, да моя свекровушка Малаша, курей рубили, за ворота убегала. Потом, что порченная в нутрях. А я потом, как давай выстреливать. Сына, дочь, сына, дочь. Все и заткнулись.

– А жили мы хорошо. С дойки приду, огород полит, картохи наварит. Сам капусту квасил, мне не доверял. С детишками мне помогал. Другие мужики вон из дома, чтобы крика детского не слышать, а он с ними агукает.

– Но до самой смерти стеснялся. Иди, говорит впереди, а позже приду. Ага, говорю, ты мне муж, али залетка какая. Возьму его под руку, так и идём.

– Вот уж лет десять нет его рядом. Как тоска нападёт, возьму его гармонь, обниму и рыдаю. И кажется, мне что он рядом сидит, а сказать ничего не может. Вoт так, внучка. Не за красоту надо выходить, которая пpям блещет, а по зову ceрдца

Автор: Наташкины истории

Cirre
В пятницу в дежурную часть города поступило сообщение, что на аллее в снегу лежат две пожилые женщины и странно барахтаются. В скорую позвонили прохожие, которые решили, что старушкам плохо.
На аллее полицейские увидели, что в сугробах действительно лежат две старушки.
Однако, увидев перед собой людей в форме, пенсионерки оказались немало удивлены.
Они сознались, что гуляли, молодость вспоминали и вспомнили развлечение – «ангелов на снегу»
Из протокола:
«Женщины были в прекрасном настроении и состоянии, и даже замёрзнуть не успели, так как «бабочек» изображали очень активно»
© Irina St

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Cirre
Чудище печально вздохнуло.

— Точно в списке аленького цветочка нет?

Купец развел руками.

— Я проверил. Старшая айфон просила, средняя кроссовки фирменные.

— А младшая?

— Плейстейшен последней модели.

— Ээх, — Чудище скривилось, — не та нынче молодежь пошла, не та. Романтизму никакого нет.

— Да, — купец согласно кивнул и тоже пригорюнился, — и замуж не хотят. Я их спрашиваю: внуков я дождусь или нет? А они смеются. Мы, говорят, за права женщин и всё хорошее. Дай нам папа денег, мы на развивающий тренинг пойдем. И приводят Ивана-дурака: это, говорят, наш лайф-коуч. Тьфу!

Покачав головой, Чудище достало прямо из воздуха кувшин зелена винa. Плеснуло в два кубка и один протянуло купцу.

— А недавно, — купец выпил залпом и занюхал рукавом, — старшая меня спрашивает: у тебя, папа, neгры работают? Я говорю: какие neгры? Мы на Руси живем, деточка. У нас их отродясь не было. А она: тогда, я буду бороться против угнетения домовых. Domovoy livеs mеttеr! Это вообще как?

Чудище сочувственно похлопало мужчину.

— Я главное спрашиваю, — купец подставил кубок, требуя налить еще, — может вы работать пойдете? Хоть делом будете заняты. А они смеются. Мы, говорят, созданы не для этого. Вам папаша делать нечего, вот и работайте. А у нас фитнес, бьюти-марафон, и вебинар «как достичь успеха».

— Да, дела...

Почесав в затылке, Чудище положило перед купцом три золотых кольца.

— Это что?

— Ты как домой приедешь, положи их в шкатулку. И строго-настрого запрети трогать.

— Зачем?

— Они не послушаются, наденут и сразу у меня на острове окажутся.

Купец нахмурился.

— Ты их съешь?

— Зачем? — Чудище удивилось, — я тут курорт открыть хочу, мне горничные нужны. Поработают, наберутся ума-разума, посмотрят на жизнь. Заодно денег заработают — я зарплату хорошую плачу. А через полгода назад верну, если захотят.

— А что, — купец наморщил лоб, — хороший вариант. Я тоже отдохну от их выкрутасов.

— Вот-вот. Главное, не забудь сказать, чтобы кольца не трогали. Ну, давай, тебе уже домой пора.

Проводив купца, Чудище довольно осклабилось. Волшебная сила трудотерапии еще ни разу не подводила. Поработают, втянутся, людьми станут. А потом, и до аленького цветочка дело дойдет.

Автор: Александр «Котобус»

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Рыжий

После рабочего дня надо заскочить в магазин. Бегу, в голове прокручиваю, что купить, чтоб придя домой, всё быстро сварганить, ведь ждут трое голодающих – двое детей и муж, который считает, что магазины – это удел женщин. Погода омерзительная, подморозило, снег с дождём... Сейчас во многих гипермаркетах, торговых центрах вход в такую погоду только для самоубийц, сделаны ступеньки из мраморной плитки – очень скользко... Может сказалась моя усталость или спешка, но растянулась я на входе знатно. Подняться никто не помог, все спешат, обходят стороной, может, дамочка не трезвая... Поднялась, колено разбито в кровь, колготки порваны, ладонь кровоточит... Отошла в сторону, стою вдоль витрин, реву от обиды...

Слышу кто-то рядышком тихо скулит... Оборачиваюсь, лежит на мокром асфальте в метре от меня пёс, снежинки падают на его рыжую шкурку и тают, и весь он такой от этого мокрый, местами заснеженный. Вид у собаки такой несчастный, что слёзы мои сами перестали течь. Глаза собаки говорили мне: чего тётка развылась, тут кому-то хуже, чем тебе; ты вот домой придёшь, согреешься, ранки свои помажешь, чай горячий выпьешь и всё пройдёт...

Влетела я в магазин, сразу к отделу готовой продукции, там народ толпится, а я всех расталкиваю и кричу, что мне срочно надо 10 котлет. Кто-то хотел возмутиться, но, видя мой трагично-комический вид, кто-то баском сказал: «Пропустите, не видите, дама не в себе». Пролетая у стойки с водой, схватила бутылку без газа и быстрее к кассам. Там тоже очередь. Ничего не нашлось сказать на нервяке, как только: «У меня ребёнок на улице в коляске».
Пёс лежал всё там же, безучастно осматривая проходящих, которые тащили неподъёмные сумки с продуктами, не обращая на него никакого внимания.

Я развернула свёрток с котлетами и придвинула к носу собаки. Он поднялся, принюхался, длительно и с надрывом заскулил, то-ли не доверял или не верил, что сегодня ему подфартило...

У меня зазвонил мобильный. Муж недовольным тоном спросил, где я задерживаюсь и когда будет ужин... Открыла бутылку воды, поставила рядом с котлетами и поплелась обратно в магазин за покупками для своего семейства.
Проходя мимо торговых стеллажей, машинально что-то клала в корзинку, обдумывала, как помочь собаке, если взять к себе – муж захлебнётся от крика и злости, попросить подруг – почти у всех собака или кошка...

С тяжёлыми мыслями, так и не найдя никакого решения, я вышла на улицу и стала глазами искать своего нового знакомого. Но пёс исчез. Я с облегчением вздохнула, мол может он и вовсе не уличный, а хозяина ждал, а я тут разнюнилась...

Ночь спала я плохо, почему-то мучили мысли о собаке, о такой внезапной и случайной встрече: может это знак судьбы? Всплывали картины из своей нелёгкой жизни... В общем, не ночь прошла, а сплошное самобичевание. Тихо, чтоб никого не разбудить, пошла на кухню варить кофе. Услышала лай собаки. Сразу по сердцу прошла боль от того, как скулил необыкновенно, вкладывая какой-то свой смысл, тот заснеженный незнакомый пёс... Подумала, вот уже и собачники пошли на прогулку. А если бы у меня была собака? А за окном лай нарастал, был настойчивым, а потом... также нежно и с чувством заскулил, как тогда – в первую встречу...

Я бежала по лестнице с одной мыслью – только бы успеть, только бы это был он, мой пёс, мой. В халате, в тапочках на босую ногу, вновь упав в слякоть из снега и дождя, я обнимала рыжего, он лизал мне лицо... Но я точно знала теперь мы не расстанемся...

С мужем мы расстались, не только из-за нового жильца, в лице собаки, наши отношения и так были совсем не безоблачными. Дети пса приняли на «Ура», окружили его заботой.

Теперь в магазины ходит мой будущий муж, тоже собачник.
Нас познакомили наши собаки, на прогулке. Я счастлива...
И встреча с рыжим заснеженным псом была не случайной...

Елена Лемар.



Перышко от ангелаПозитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

- Сыну моему жизнь сломала, бесплодная дрянь!
Это была самая любимая фраза Марии Яковлевны, женщины крупной и крикливой. Утро начиналось с того, что свекровь громко, через забор обсуждала с соседками свою сноху. И ничего, что соседок в это время не было во дворе, главное, чтобы виновница всех бед слышала. Матери вторила и Виктория, живущая через дорогу, не стесняясь обсуждала жену брата во всех углах.
- Нагулялась в девках, по абортам бегала, вот и не может родить – с упоением рассказывала она подругам при любом удобном случае. Кто-то верил и поддакивал им, а кто-то дальше разносил слухи, но основная масса односельчан отмахивалась от назойливых сплетниц.
- И чего ты терпишь такие унижения – злилась младшая сестра Ани, той самой бесплодной снохи.
- Плюнь ты на всё их семейство и переезжай ко мне в город – нашептывала вторая, переживая за старшую сестру.
- А как же Петечка без меня будет жить – недоумевала Анна, мужа она любила и жалела, а тот преспокойно пользовался этим. В отличии от матери, его совсем не волновало отсутствие детей, это было даже на руку. В первые годы супружеской жизни, Аня бегала по врачам, пыталась и мужа затащить в эти страшные кабинеты. Но Петя боялся одного вида белого халата, и несколько раз падал в обморок, сдавая кровь из пальчика. Врачи для него были извергами, которые с садистским удовольствием выдирали людям зубы, резали тело и зашивали не морщась. Поэтому он ни за что бы не доверил этим палачам свое главное, мужское достоинство. И вообще, он здоров как бык, и нечего проверять его, родить не может жена, пусть она и лечится.
Анна сдавала анализы, но везде слышала одно и то же – вы здоровы, пусть муж проверится.
А он и слышать не хотел ни о чём, вот ещё не хватало время тратить на такую ерунду. Петечка не дурак, с рождением ребенка, ему придется работать намного больше, а тратить на себя любимого меньше. Аня будет денно-нощно тетешкать этого сопливца, а мужу придется самому щи в тарелку наливать, и мыть посуду после себя. А если жене понравиться рожать этих самых спиногрызов, и их будет несколько штук, тогда зарплаты сторожа на колхозной ферме на жизнь не хватит. Придется пересесть на трактор или комбайн как до женитьбы, и работать сутками. Нет уж, ломать спину и зарабатывать горб на непосильной работе, точно не для него! Тем более что за последние годы лежки на боку в сторожке, наел лишних килограмм сорок, и в кабину трактора подняться не сможет. И одышка замучила, аж свистит что-то в груди, совсем здоровья не стало. Соседи нашептывали что это из-за лишнего веса, но на то они и завистники, чтобы глупости говорить.
Кругленькое как глобус пузо, и щеки, лежащие по плечам как у хомяка с колхозного амбара, были его гордостью. Он их наедал годами, лежа ночь в сторожке, а день на диване перед телевизором. И со всей этой красотой расстаться ради сопливых и крикливых отпрысков, да ни за что!
Но все эти мысли он держал в себе, а при родственниках горестно вздыхал, когда речь заходила о детях.
- Ну что поделаешь, жалко мне ее бросать, как же она одна проживет?!
Рассуждал он, и делал несчастное лицо, глядя на свору племянников, уничтожающих съестное в доме дяди. Они прибегали к бабушке, и та кормила своих родненьких тем, что наготовила сноха в свободное от работы время.
Пятеро постоянно голодных и неухоженных обормота были на обеспечении бабушки и жены дяди, что не мешало их матери, с пеной у рта осуждать Аню. Хотя и сама Вика благонравием не отличалась, была неоднократно бита женами своих временных сожителей, от которых рожала детей.
Отметив трехдневным застольем серебряную свадьбу, где весело погуляла вся деревня, Петенька загрустил и стал жаловаться на здоровье. Видимо шашлыка и коньяка он на радостях перебрал, печень, поджелудочная железа и желудок, переработавшие килограммы еды, исчерпали весь свой ресурс. В больницу отказывался ехать, и лечился маминой бурдой из банки на подоконнике, где плавал медузообразный гриб.
Жена била во все колокола, но маменька взяла ситуацию в свои руки, и старательно лечила сына народными средствами, извлекая из недр какие-то порошки и настои. Когда Петя потерял сознание, Ане наконец разрешили вызвать скорую помощь, но было уже поздно. Лицо у него посинело, он вдруг резко похудел, и пролежав двое суток в больнице, умер, не приходя в сознание.
После похорон выяснилось, что всё имущество принадлежит мамочке, и Аню, верно служившую семье двадцать пять лет, выставили за ворота. В чем была, с маленьким узелком, содержимое которой тщательно проверила свекровь.
- Мы их засудим – засучили рукава бойкие сестренки, увидев старшую у себя на пороге – ты горбатилась на них полжизни.
- Мы ее засудим – в ответ расправили плечи мать и сестра Петеньки – она его отравила, гадина!
Никто никого не засудил, Аня освободившаяся от ярма, почувствовала странное облегчение, и не захотела забирать из своей добровольной тюрьмы ничего. Родственницы покойного, довольные таким поворотом, не стали оспаривать вердикт патолога-анатома о серьезных дефектах и разложениях внутренних органов. Погоревали, повыли, облили грязью бывшую сноху, напялили на себя ее единственные золотые серьги и дешевенькое обручальное кольцо. Она их никогда не носила, не приученная наряжаться и красоту наводить, некогда ей было.
На этом история любви Анны и Петра закончилась, и вдова перебралась в город, куда ее до этого безуспешно звала сестренка.
Женщине недавно исполнилось сорок шесть, но нелегкая семейная жизнь и вечные упреки иссушили ее, а внезапная потеря мужа добила окончательно. Аня чувствовала себя трехсотлетней черепахой, на которой до этого ездили все, кому не лень.
В ЖЭКе куда она устроилась дворником, сослуживцы втихаря заглядывали в документы, и удивленно цокали языком, ну надо же так себя довести. Женщину в ней никто не увидел, даже дядя Семен, дамский угодник местного пошиба, ни разу не отпустил вслед своих пошлых шуток. Ходила тень с метлой по двору в черном платье и в черном платке, никому не мешала, есть кому подметать и ладно.
Дали ей маленькую комнату в общежитие напротив, где стояли казенные кровать и шкаф, и Аня была безмерна счастлива. Наконец у нее появился настоящий дом, где она могла чувствовать себя в безопасности. Где никто не попрекал копейкой и куском хлеба, хотя они были заработаны ею самой. Четыре стены и крыша, одно окно и дверь, родной уголок, куда она стала покупать с зарплаты кое-какой домашний скарб.
Покупка чайника и целого набора кастрюль для нее стала первым в ее жизни праздником, она долго любовалась сияющими боками своей посуды, вытирала каждую каплю, попавшую на них.
Дом был временный, но Анна не унывала, главное, что никто не стоял над душой, и не искал причин придраться и обидеть. Она с удивлением заметила, что на себя одну денег вполне хватает, даже появилась небольшая заначка. Каждый вечер пересчитывала и радостно улыбалась, наконец, разменяв пятый десяток, она могла распоряжаться своей зарплатой.
Аня работала всю жизнь, но все деньги в доме были у свекрови, так было заведено изначально. Сноха выпрашивала у нее небольшие суммы на свои нужды, а Мария Петровна кривя губы, отсчитывала несколько бумажек. И раздраженно высказывала сыну, какая не рачительная у него жена, то одно ей нужно, то другое, совсем не умеет считать деньги.
Она всё еще переживала о рано ушедшем муже, но трагедии из этого не делала, гораздо интереснее было налаживать собственную жизнь.
Сестры робко намекала на то, что не старая, могла бы и познакомиться с кем-нибудь, но Аня об этом не хотела разговаривать.
- Нет, нет, и ещё раз нет! Какие знакомства в моем возрасте!
Категорично пресекала она всякие намеки, ей пора о душе думать, а не о плоти. Вот только немного обживется и пойдет в церковь, недалеко от ее общежития есть маленькая церквушка, тихая такая, так и хочется зайти, голову склонить и душу отогреть в храме божьем.
– Эй, бабка, ну-ка пропусти, весь тротуар заняла своей метлой!
Разнося запах только что выпитой водочки, чуть не столкнув ее на обочину, пьяный мужчина в заношенной куртке прошел мимо и плюхнулся на скамейку возле подъезда.
Аня тихо отошла в сторонку, обида на грубость незнакомца кольнула в сердце и слёзы брызнули из глаз. Опустив голову, она побрела подальше от этого хама, опираясь привычно на метлу.
- Бабушка, извините пожалуйста, я не хотел вас обидеть.
Алкаш в старой куртке смущенно кряхтя, осторожно потянул ее за рукав халата.
- Бабушка? Ыыы...
Ей всего сорок шесть, а какой-то старый алкоголик считает ее старухой. То ли обида так сыграла на ее нервах, то ли виноватые глаза обидчика послужили причиной, но впервые в жизни она почувствовала, как ей хочется выплакаться от души. Хорошо бы для этого дойти до дома, но времени на это не было, и она рухнула на ближайшую скамью.
- Бабу... Ой, женщина... ой, нет, девушка...
Алкаш от испуга заикался и пытался как-то успокоить ревущую в голос жертву собственной грубости, а та от его слов распалялась еще больше.
- Пожалуйста успокойтесь, я же вам ничего плохого не сделал...
- Ыыыы...
Ревела белугой получившая наконец возможность оторваться Аня, и ей было всё равно, что люди подумают о ней.
- Папа, что случилось?
Молодая женщина склонилась над Аней, а грубиян испугался и стал заикаться ещё больше, вместо слов из его губ выходило лишь невнятное мычание.
- Доча... Света... это... не знаю...
- Женщина, вам плохо? Вас обидели?
- Ыыы...
- Папа, ты ее обидел? Ах, так ты ещё и пьяный!
- Не трогал я ее...
Но глаза виновато забегали, дочь поняла всё правильно, и алкаш решил, что в его положении лучше молчать.
Поняв, что по-хорошему ответа не добиться, Света силой подняла бьющуюся в истерике Аню и повела аккуратно, обняв за плечи. Одуревшая от слез женщина шла покорно, хотя понимала, что происходит что-то неправильное, но бороться с похитителями сил у нее не было. Они зашли в подъезд, поднялись на второй этаж, в квартире эти непонятные люди силой усадили ее на диван.
Аня покорно выпила какую-то вонючую жидкость из чашки поднесенной незнакомкой, и легла на подушку заботливо подложенную под голову.
- Отдохните немного, сейчас вам лучше полежать.
На кухне вполголоса разговаривали хозяева, дочь строго отчитывала отца, тот виновато оправдывался, а гостья задремала устав от переживаний.
Аня вздрогнула и проснулась от тишины в квартире, стало неловко от того, что чужие люди увидели ее слабость и слёзы. А ещё она ушла с рабочего места, узнает кто-нибудь, уволят и из комнаты выгонят, где же она тогда жить будет?
Но вездесущая Света появилась в дверях комнаты неслышно, словно услышав ее мысли, тут же успокоила:
- Мы позвонили в ЖЭК, сказали что вам стало плохо, так что не переживайте, пожалуйста. Сейчас мы выпьем чай с пирожными, а потом папа поможет вам с уборкой.
Света показалась Ане настолько душевной и доброй, что пролитие слез продолжилась еще на час, теперь они ревели вдвоем. Аня о своей потерянной молодости, несостоявшейся жизни, а Света о маме, портрет которой поставила перед собой.
Хозяин квартиры терпеливо сидел рядом, слушая горькие изливания души двух женщин, и сам вытирал слезы, ему тоже было о чем плакать.
Страдания страданиями, но от внимания хозяина не ускользнуло, что от истерики и слез, бабка-дворничиха заметно похорошела и помолодела.
«Не такая она и старая, ровесница поди моя» думал мужчина, вглядываясь в порозовевшие щеки Ани, и приятное тепло растекалось по его телу.
К вечеру они расстались друзьями, женщины долго обнимались на прощание, а Матвей собирал инвентарь, в истерике разбросанный Аней.
Следующие дни были посвящены знакомству с остальными членами большой семьи, живущей по всему городу. Дочери, зятья, сыновья и снохи, многочисленные внуки, в первые дни Аня даже не могла запомнить имен всех. Болтушка Света не отходила от новой подруги, вместе они пекли пироги для всех, жарили блины и лепили пельмени, весело смеясь и перешептываясь о чем-то.
Всё произошло само собой, Аня и не поняла в какой момент она решила, что это теперь ее дом. То ли подстроила хитрая Света, то ли Матвей чего-то ей колдовского подсыпал, но через неделю она хлопотала по дому, варила щи и ждала его с работы.
- Мы же не подростки, долго кругами ходить – сказал мужчина во второй день знакомства, когда разъехались по домам дети и внуки. И так крепко прижал к себе и поцеловал, что ноги у Ани подкосились и отказались идти в общежитие. На следующий же день набор кастрюль и новый чайник переехали вместе с хозяйкой и чемоданом в квартиру Матвея.
- Няня Аня, а как это?
Изумились младшие сестры, когда их пригласили для знакомства с новой семьей старшей сестры.
- Не знаю – смутилась няня, – так получилось...
Сестры обнимали и плакали, не веря своим глазам, старшая сестра, совсем недавно почерневшая и высохшая словно старуха, помолодела лет на двадцать. Кожа порозовела, глаза сияли забытой синевой, а тонкую талию и высокую грудь очерчивало новое платье. Вечный бублик из седеющих волос на голове исчез, и аккуратная стрижка красиво окаймляла лицо.
В первый раз, когда Аня с Светой ушли бродить по магазинам, Матвей не мог найти себе места, он не сводил глаз с часов, высчитывая минуты.
Ему казалось, что прошла уже вечность, и он не понимал, почему платье так долго нужно искать.
Последние несколько лет были самыми сложными для него, год он ухаживал за тяжело больной женой, которая умирала долго и мучительно. Похороны и поминки прошли как нехороший сон, мимо его сознания, и наступило самое страшное – одиночество. Он уходил на работу из пустой квартиры, и приходил в звенящую тишину дома, где когда-то жизнь била ключом. Чтобы меньше бывать одному, стал задерживаться на работе, а по дороге домой заходить в пивнушку, где толкались такие же неприкаянные мужики.
В тот счастливый день, когда случайно встретил Анну, у него были выходные, которые он ненавидел. Вот и напился чтобы хоть немного согреть заледеневшую душу, и впервые в жизни нагрубил незнакомой женщине.
А теперь у него сердце выскакивало из груди от переживаний, ему так хотелось, чтобы Аня не отходила от него ни на шаг. Он не понимал, зачем ей это дурацкое платье, она и в старом самая лучшая.
Наконец, в дверь позвонили и веселые голоса ворвались в тишину квартиры, румяная от прогулки Аня, с модной стрижкой и в новом платье появилась на пороге. Условно молодой муж, чуть не потерял сознание увидев свою женушку, стройную и красивую, как девчонка.
Пришлось и самому в срочном порядке вызывать сына, и вместе с ним пробежаться по магазинам, чтобы не выглядеть хуже.
- Иначе уведут – шептал он под нос, меряя модные рубашки и джинсы, на которые совсем недавно и не взглянул бы. Но теперь он старательно слушал советы сына, и даже записывал некоторые, чтобы не забыть.
Супружеская жизнь с Матвеем, удивила и Аню, оказалось, что в ней может быть много интересного. Муж в отличии от Петеньки не ленился вставать по утрам, чтобы помочь ей приготовить завтрак, и с удовольствием подметал двор вместе с женой. А вечером летел на крыльях любви домой, чтобы с порога обнять и прижать к груди свою молодую жену.
От удовольствия легкий румянец покрывал щеки Ани, а Матвей расправлял плечи и выпрямлял спину, скидывая груз прошедших лет. Они конечно же, не молоденькие, но это же не повод не целовать круглые плечики жены, и гладить атласную, как у юной девушки кожу.
В тот день, не увидев свет в окне своей квартиры, Матвей удивился, Аня обычно в это время готовила на кухне ужин, выглядывая мужа с работы. Жена радостно махала рукой и бежала встречать его у дверей.
Он открыл дверь своим ключом и застыл от испуга, увидев жену лежащую на диване свернувшись калачиком.
- Что с тобой, ты заболела?
Страх холодной рукой сжал сердце, покойная супруга болела долго и мучительно умирала, он ужасно боялся повторения.
- Я была у врача – всхлипнула Аня, – что теперь делать будем?
Она поднялась с дивана, готовая зареветь, и застыла, увидев как осел на пол муж.
- Ты заболела?
У него в горле забулькало и свет в глазах начал меркнуть, господи, за что ему такие муки, он же только начал жить?
- Нееет...
Испуганно прошептала Аня – не заболела я...
- А что тогда – прошептал муж, с трудом приходя в себя.
- Ребенок у нас будет...
- У кого? – Не понял «молодой» папаша.
- У меня... у тебя...
- Как?
- Не знаю...
Они сидели в полумраке, и испуганно смотрели друг на друга, какой ещё ребенок, и что с ним делать? Матюше скоро исполнится 55, а ей идет 47 ой, они же его даже вырастить не успеют.
- Вот это да...
Выдохнул будущий отец, хлопая себя по бедрам, как ошалевший гусак.
- Ай да мы, ай да молодцы!
- Что делать-то будем?
Еще в большее отчаяние впала Аня, не понимая, что хотел этим сказать муж.
- Сейчас! Сиди здесь!
Он вскочил, накинул на плечи куртку и громко топоча, исчез за дверью. Полчаса показались женщине вечностью, она приготовилась снова зареветь, когда муж ввалился в дверь с охапкой роз.
- Солнышко ты мое, радость ты моя, теперь нам жить с тобой вечно молодыми, мы не имеем права стареть!
Через час квартира гудела от радостного визга, вокруг растерянной Ани клубились дети Матвея и сестры с семьями, и казалось что негде ступить, чтобы не задеть кого-то.
- А ведь подумывала я на аборт сходить, какой ребенок в моем возрасте.
Поделилась смущенно Аня, когда женщины сумели уединиться в спальне, чтобы отдохнуть после ужина и суматохи в доме.
- С ума сошла – возмутились разом все – даже не думай, это же твой единственный шанс мамой стать.
- Оно конечно так, вот только что будет с ребенком, когда мы умрем. Не успеем мы его вырастить, останется он сиротой.
- А мы на что, разве бросим мы на произвол судьбы родного братика или сестренку? Не думай о плохом, сколько бог даст, столько и проживете, а мы всегда будем рядом.
В соседней комнате обнимали и поздравляли отца взрослые сыновья Матвея:
- Ну батя, ты нас удивил, это что же теперь получается, мой брат или сестренка будет моложе моих детей?
- Ничего, вместе вырастут, главное чтобы родился здоровеньким!
Смущенный, но гордый Матвей хмыкнул, черт возьми, так приятно осознавать, что есть ещё порох в пороховницах!
- Ты только посмотри, у нее глазки как у тебя, синие!
- Нет, она похожа на тебя, и глаза у нее зеленые!
- Они у нее васильковые, и твои, и мои!
- До сих пор не верится, что у меня есть дочь, может я сплю и мне это снится, ущипни меня! Откуда к нам пришло такое счастье на старости лет?
- Это ангел пролетел над нами и уронил перышко золотое.
- Тогда мы будем называть ее Ангелина – Перышко!
Счастливые родители целовали крошечные как горошины пальчики на ножках, и не могли налюбоваться на свое маленькое чудо. Удивленно смотрела на огромный мир, и счастливых маму и папу маленькая девочка, и не догадывалась о своей судьбе.
Но о ней догадывались ангелы-хранители, что сидели на изголовье кровати, и грустно вздыхали, смотря на крошечное существо.
Книга судеб, что лежал на коленях у старшего из них гласила, что папе осталось жить всего пять лет, а маме двенадцать. И девочке с васильковыми глазами придется расти сиротой, ее будут любить дяди и тети, но мамы с папой у нее не будет.
- Они назвали ее в нашу честь Ангелиной...
Старший ангел смахнул слезу и сморкнулся в крыло, он уже пятьдесят пять лет оберегал Матвея и сроднился с ним. Сидел рядом, когда умирала первая жена, за шкирку вытащил из пивнушки и познакомил с Аней.
В этом ему здорово помог ангел-хранитель самой Анны, уставший смотреть на ее мучения и жить с ней в общаге. И вот, только успели порадоваться результатам своих трудов, новая напасть, выяснилось, что жизни родителям отмерено совсем немного.
Очень любознательным оказался молодой ангел Ангелины – Перышка, решил выяснить, какие жизненные перипетии ожидают ту, на чьем плече ему предстоит сидеть ближайшие годы. Выкрал книгу судеб жителей данного дома и ужаснулся, его маленькой девочке уготована горькая участь сироты. Был созван экстренный совет из трех ангелов, чьи интересы были затронуты, и совещание длилось уже не первый час.
- Это несправедливо, их судьбы были определены без учета появления ребенка – горячился молодой ангел.
- Нужно написать заявление, чтобы пересмотрели данные дела – средний был добр и наивен, как хозяйка.
- Ты что, не знаешь сколько лет они рассматриваются?
Старший был намного опытнее и поэтому понимал, пока будет раскручиваться бюрократическая машина, Перышко вырастет и сама станет мамой.
- Мы можем годами ходить по кабинетам и согласовывать, но Матвей с Аней ждать не могут.
- Эх, была не была, дай сюда книгу! Так, пририсовываю к пятерке спереди тройку!
- С ума сошел, рисуй хотя бы двойку! Мужчины в России так долго не живут, девяностолетний старик вызовет подозрение. Начнут проверять, могут и на нас выйти, тогда не сдобровать.
- Ты прав, но тогда дадим побольше Ане, ладно!?
- Здесь выбор небольшой, единицу можно исправить только на четыре, сорок два года проживет твоя Анна, еще устанешь за ней ходить.
- Ребята, вы такие молодцы, с вами можно в огонь и в воду! Если обнаружат подделку, я всё возьму на себя, скажу, что сам выкрал и подделал!
Молодой ангел смотрел на старших собратьев с обожанием, он готов был ради них на любые смертные муки. Хотя, какая смерть, у ангелов самое страшное наказание, копать и возделывать райские сады лет так пятьсот. А это не так уж и плохо, ягоды, фрукты круглый год, молочные реки, кисельные берега, и праведницы симпатичные гуляют рядышком.
- Не горячись, вместе подделывали, вместе и будем отвечать, если что. Ближайшие лет двести ревизии не намечается, так что всё будет нормально. Можем сходить обмыть это дело, я тут знаю такое шикарное место с божественным нектаром. Эй, Кузьма, выходи, хватит подслушивать, остаешься за старшего, следи за ребенком, заодно и за родителями.
Из-под кровати показалась лохматая, нечесаная голова и обиженно заныла:
- Ага, как нектар пить, так без меня, такие наглые...
Усталые родители спали, а лежащая между ними девочка удивленно таращила глаза, на сверкающие над нею белоснежные крылья улетающих ангелов.
- Баю, баюшки-баю – пел домовой сидя на подушечке рядом с ребенком и гладил ее по голове – спи Перышко, у тебя в жизни всё будет хорошо, мы об этом позаботимся.
Дорогие читатели! Эта история из жизни, и вспомнилась она мне не случайно. На днях был день рождения моих детей, один на двоих, с разницей в шесть лет. Сын достался мне тяжело, всю беременность провела в больнице, на сохранении. Там и познакомилась с героиней рассказа, но к сожалению, не знаю дальнейшей ее судьбы. Надеюсь, что ангелы не оплошали.
Автор: Гулира Ханнова

Cirre
Женщина, громко топая, идет к холодильнику. Продукты держат дверку изнутри и орут:
- Нету места!

Женщина все равно открывает, ногой утрамбовывает продукты и запихивает в серединку арбуз. Уходит.

В холодильнике некоторое время молчат, офигев от такого поворота. Далее градус ненависти начинает расти. Из-под жопы арбуза торчат длинные начинающие желтеть конечности сельдерея.

Яйца с бокового балкончика: – Штош, у нас убийство. Опять.

Сельдерей: – Да живой я.

Молоко рыдает в голос: – Он был такой бесполезный, но мы будем помнить его.

Сельдерей: – Я живой!

Костромской сыр говорит с акцентом, изображая интересного иностранца: – Кто это есть? И как это кущать?

На беду возле сыра лежит суровая картошка: -Ты чо не местный?

-Я местный, матушка! – на чистом русском начинает излагаться сыр и переводит стрелки на арбуз. – Это вон новенький не местный!

- Фига се какой огромный! Давайте его вытолкнем! – беспредельничает картошка.

Продукты начинают толкать икающий от страха арбуз. Дверка открывается, в свете луны стоит растрёпанная женщина в пижаме, в руке нож. Все орут.

Неожиданно появляется Райан Гослинг и начинает трясти женщину за плечи:
- Таня, Таня!! Иди сходи пописить, Таня!!

Женщина просыпается. На часах четыре утра:
- Больше не буду на ночь арбуз есть! – зарекается она в сто тыщный раз и быстро бежит куда-то по коридору.

Из холодильника доносится тихое нестройное пение: "#Лето – это мааалеенькая жизнь».

Зоя Арефьева

Силявка

бабушкины котлетки против макдака

- Левочка, сыночка, беги быстрее к бабушке... обниматься, целоваться и будем кушать.
- Ба, я не хочу.
-Не хочу что?
- Кушать.
-Не поняла. Ты не хочешь бабушкиных катлетков?
- Та я не голодный. Мы с пацанами заскочил в Мак и перекусили.
- Заскочили куда?
- В Макдональдс.
- Это вот та забегаловка, та шо на углу?
- Ну, почему, сразу забегаловка.
- Фима, Фима-а-а, иди спасай меня. У меня сейчас седина покраснеет от нервов. Ребенок ходит в самую дешёвую закусочную.
- Ну, Сонечка, не волнуйся. Во- первых, она не такая уж и дешёвая...
- Ах, там ещё и обдираловка.
- Во- вторых, там довольно прилично и чисто и есть туалет.
- А ты откуда знаешь, шо там есть?
- Бабушка, не ругай деда. Это я его попросил сводить меня в Макдональдс. А то все пацаны уже были, а я нет. Мне ж аж стыдно было.
- Стыдно не ходить в Оперный театр, и в Музкомедию. Фима, докладай, по каким злачным местам, знакомым тебе с твоего босоногого детства, ты успел ребенка сводить? Отвечать быстро, четко и ясно. Ну, ну... шо ты молчишь, как рыба об лёд. Ну?
- Ба, ну честно, никуда больше не водил.
- Ойц, Левочка, я знаю этого шейгица. В пивной бар, в «Гамбринус» водил? Смотреть мне в глаза.... молчишь? Ну, все! Значит водил. А по девочкам на Дерибасовскую..... прохаживались... А? Смотреть в глаза..
- Бабушка, шо то я проголодался от волнения. Шо у тебя в кастрюльке?
- Вот, Фима, видишь.... ни какой Макдональдс не накормит ребенка, так как родная бабушка. Иди сюда, мой сладкий. У бабушки тельячьи катлетки.
- А деду дадим?
- А он шо, заслужил? Пусть постоит в углу. Он наказан.
- Бабушка, я не могу один кушать.
- Ну, так я с тобой покушаю.
- Нет, давай деда позовём. Мы же его любим.
- Фима, Фима-а-а, иди ты реабилитирован. Тебя внук любит. Вот тока за шо? Признавайся, куды ты его водил и шо показывал? Ешь и признавайся. И с хлебушком, и не спеши, и бери огурчик.... И компотик.

✍Марина Гарник


Cirre
Из «Записок толстяка» Валентина Катаева: как похудеть к Новому году.

Декабрь
Худеть так худеть!
Сегодня нанял на целый день такси. Ездил по магазинам. Уж если начинать бегать на коньках, то необходимо запастись всем необходимым. Чтоб не как-нибудь, тяп-ляп, а чтоб все как у настоящих людей. Не ради удовольствия. А ради пользы. Это надо понимать. Я человек организованный.

Купил себе:
1) пару коньков обыкновенных английских, специально для начинающих;
2) пару «гагенов», специально для более или менее умеющих кататься;
3) пару «норвежек», специально беговых;
4) пару чудесных специально фигурных,
5) дюжину шерстяных носков;
6) три фуфайки
Устал ездить адски. Денька два хорошенько отдохну, а уж потом и начну чесать!

Январь
Сегодня в первый раз отправился на каток. Вдруг по дороге — бац! — вспомнил, что забыл купить перчатки. Экая дырявая голова! Хорош был бы я на катке без перчаток! И смех и грех. Велел шоферу поворачивать обратно. Завтра же поеду за перчатками.

Февраль
Перчаточки что надо. Три пары. Отдохну денька два — и как начну чесать!

Март
Ездил на каток «Динамо». Встретил по дороге Васю. Он мне сказал, что на «Динамо» катаются только пижоны. А если кто не пижон, а с серьезными намерениями, то надо в ЦДКА. Поехал в ЦДКА, а там, оказывается, нет буфета... Перехожу на лыжи. Решено.

Апрель
Действительно, лыжи куда легче. И гораздо дешевле. Целый день покупал лыжные принадлежности.
На днях начинаю ходить на лыжах.

Май
Снег растаял, черт его разбери! Так и не пришлось. Советуют заняться теннисом. Займусь.

Июнь
Ездил за ракетками, мячами, белыми брюками, туфлями и так далее. Устал ездить, как собака.

Июль
В теннис на «Динамо», говорят, играют только пижоны. А надо ездить на водную станцию заниматься гребным спортом. Говорят, шутя и играя можно сбросить пуда четыре — четыре с половиной. Хорошо бы! Покупаю лодку.

Август
Футбол! Только футбол!

Сентябрь
Только легкая атлетика!!!

Октябрь
Исключительно прыжки с парашютом!!

Ноябрь
Господи! Почему все худые, один я — толстый?

Ещё главу и спать

Anchic

Фильм «ДЕТСКОЕ СЧАСТЬЕ».  В главной роли Александр Ковтунец | До слез...! Смотреть до конца!!! (12+)

Фильм "ДЕТСКОЕ СЧАСТЬЕ".  В главной роли Александр Ковтунец  До слез...! Смотреть до конца!!! (12) • Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) play thumbnailUrl Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)
Короткометражный фильм, режиссера Александра Ковтунца - "ДЕТСКОЕ СЧАСТЬЕ". Ребёнок и гаджеты... Актуальная тема? А в долгие новогодние праздники - в двойне! Как легко за виртуальным общением и привязанностью к нему - мы забываем о самом главном - о…Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) - 4057961
PT8M
True
2023-12-19T13:59:17+03:00
embedUrl

Cirre
Дачное утро, около калитки стоит электрик, кричу ему:

— Заходите, собаки не тронут!

Иду ему навстречу. Мужик смело заходит, делает пару шагов и... мимо нас несется волкодав с берцовой костью в зубах, следом наша волкодавообразная подобрашка с человеческим хребтом, а следом упитанный крупный лабрадудль прет руку целиком. Трешовую процессию завершает муж с граблями, орущий вслед ОПГ:

— Фу, нельзя, плюнь!

И уже мне:

— Ааа, заразы! Они опять Иннокентия откопали!...

Зелёный, от увиденного электрик пытается прикинуться мертвым, и пока я пытаюсь ему объяснить, что это всего лишь очень бывшее, прикопанное в огороде учебное пособие сына – врача, младший сын добивает мужика окончательно. Приносит обслюнявленный череп, и грустно так вещает:

—Твари эти и Андрюшку (тоже скелет учебный) сожрали...

К нам теперь другой электрик ходит.

Силявка

А мы ещё живы...


<br>
А мы ещё живы... • Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) play thumbnailUrl Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)
стихи Ирины Самариной читает Владимир ГлазуновПозитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) - 4058215
PT2M
True
2023-12-20T12:27:48+03:00
embedUrl

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Ночной дожор

На днях засыпаю и думаю: а не съесть ли мне колбасы? С огурчиком! И это ничего, что два часа ночи, ведь можно отрезать тоооненький кусочек, и тогда все калории останутся на ноже.

Встала, отрезала тоооненький кусочек огурчика и большооой кусок колбасы. Ну вот такой рецепт.
Сижу с одним закрытым глазом, ем.

А это был первый день, когда к нам приехали гости. И я, не то чтобы забыла про них...Просто каждую секунду не удерживала этот факт в памяти.
Сижу. Колбаса закончилась. Огурец остался. Думаю: какой-то скучный у меня бутерброд. Разворачиваюсь, чего-нибудь добавить.
И тут на кухню заходит Оливер...
Оливер — это собака гостей. Ну не прям собака, а чихуахуа. Выглядит как кабачок на ножках.

Я тут про гостей не совсем помню, а про Оливера, конечно, в упор забыла.
И вот он заходит такой деловой... на этих своих ножках. Шкварк-шкварк когтями по кафелю. Идет на зов колбасы и даже не подозревает, что его могут не узнать. Эти чихуихуи, они, вообще, очень самонадеянные.

А я краем глаза смотрю — крыса!! Отакая!
Огромная, белая крыса!
И сразу кровь в голову ударила, зашумела, так что и мыслей больше не слышно.
Да и зачем мне мысли? Я человек простой: вижу крысу — начинаю орать.
А чихуахуа, вообще-то, никого не трогал, шел себе за колбасой...
И тут ор. Он подпрыгивает, исполняет сальто, потом тройной тулуп под куполом и убегает.

Я сразу как-то замолчала. Всё вспомнила. Немного отдышалась.
И пошла спать.

Ложусь, сердце колотится, во рту нашла ещё колбасы, дожевываю и думаю: ни фига себе, колбаски поела...
Полагаю, Оливер в другой комнате думал также.

Автор: Vselen_naya



Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

серьги с изумрудами

Одна женщина очень любила свои украшения. Тридцать лет назад ей мужчина подарил серьги с изумрудами и такую же брошку. Женщина очень ими дорожила и часто надевала, когда шла на работу, на прогулку или просто в магазин. Она любила этого мужчину, помнилала его глаза, голос, его любовь к ней. Что-то не сложилось у них тогда, тридцать лет назад. Так и живёт теперь одна, не получилось с другими создать семью, хотя «ухажеры» были. А про того мужчину почти ничего не знает, слышала, что женился и всё. Он где-то далеко теперь живёт, в другом городе. На душе у неё становилось теплее, когда держала в руках подаренные много лет назад украшенния. С возрастом человек с особым вниманием и любовью начинает относиться к вещам, так или иначе связанным с близкими и дорогими людьми. Их нет рядом, этих людей, но вот есть эта брошка и серьги, которые подарил любимый и это греет и напоминает о том, что её тоже любили.

Женщине позвонила старая тётушка из другого города, она плохо себя чувствовала и попросила приехать. И женщина приколола свою брошку на платье, вставила в уши серьги, положила все свои небольшие сбережения в сумочку и поехала спасать престарелую родственницу.

Она три месяца за ней ухаживала. Тётушка очень тяжело и долго поправлялась. Состояние усугублялось возрастом и сопутствующими болезнями, но женщина терпеливо её выхаживала, выполняла назначения врача. И потратила все свои сбережения. На лекарства, на памперсы, на продукты. А когда тёте стало лучше, она захотела фруктов, объясняя это тем, что ей теперь витамины необходимы, ведь нужно полностью восстановить здоровье. И просила купить ей то виноград, то персик. И сок гранатовый. Она не задумывалась о том, на какие деньги всё это приобретается: раз племянница покупает, значит может. А женщина стеснялась просить у больной старушки средства на лекарства, тратила свои сбережения.

Только сбережения, в конце концов, тоже закончились и ей пришлось расстаться со своими, дорогими сердцу украшениями. Она сдала серьги и брошку в ломбард, а на вырученные деньги купила необходимое лекарство и фрукты для выздоравливающей тётушки. Жизнь человека ведь дороже изумрудов. И душевное спокойствие и чистая совесть тоже дороже. Эта женщина всё, что могла сделала, всё что было отдала, поставила старушку на ноги и уехала домой.

А в ломбард однажды зашел мужчина. Он дочке подарок искал на день рождения и вот зашел на украшения посмотреть, может что-то интересное попадет. И узнал изумрудный комплект. Это он его любимой девушке когда-то подарил. Подрабатывал по вечерам, накопил денег и купил. Он очень любил ту женщину, но жизнь развела их, так получилось. Он уже пять лет, как вдовец, зато дочка есть. Она, да ещё маленькая внучка Даша скрашивают теперь его одиночество.

Мужчина купил этот изумрудный комплект. И на следующий день поехал в городок, где раньше та девушка жила: если она сейчас не там проживает, может кто-нибудь скажет, где её найти? На сердце было неспокойно: как украшения оказались в ломбарде? Почему? Что случилось? Может ей помощь нужна?

Но ему не пришлось никого ни о чём спрашивать, потому что знакомую дверь открыла та самая женщина.

Они не вспоминают и не говорят о прошлом, ничего теперь уже не изменить. Они живут настоящим. В любви и заботе друг о друге. Наслаждаясь каждым днем и тем, что вместе каждую минуту. Вместе путешествуют, вместе обустраивают свой загородный дом, вместе готовят, отдыхают, ходят с внучкой Дашей на рыбалку на местное озеро, взяли из приюта собаку, подобрали двух бездомных котов.

У женщины теперь есть много других украшений, это муж ей дарит. Ему не нужно для этого подрабатывать вечерами, он состоятельный человек. Только дорожит она одним стареньким изумрудным комплектом и уверена, что он немножко волшебный.
Вера Паламарчук

Cirre
Как надо жить
Некоторые из нас уже достигли золотой поры (кому за 50), другие – нет, но прочитать это должны все!
1. Наступило время использовать отложенные сбережения. Наслаждайтесь ими. Не надо держать их для тех, кто, может быть, понятия не имеет о том, чем вы пожертвовали для этого. Нет ничего хуже, чем оставить эти деньги зятю, дочери или родственнику с большими планами на то, что вы скопили.
2. Перестаньте беспокоиться по поводу финансовой ситуации ваших детей или внуков, не стыдитесь тратить свои деньги на себя! Вы поддерживали детей долгие годы, научили их многому и давали им приют. Теперь наступила их очередь начать зарабатывать самим.
3. Ведите здоровый образ жизни, обязательно занимайтесь физически, но не переутомляйте себя. Заболеть легко, гораздо труднее оставаться здоровым. Поддерживайте себя в форме, посещайте врачей, ищите информацию о том, что надо делать, чтобы остаться здоровым.
4. Не переживайте по поводу мелочей! Вы так много уже всего пережили за свою жизнь; можно вспомнить много хорошего, можно вспомнить плохое. Не позволяйте грузу прошлого мешать сегодня и в будущем. Почувствуйте прелесть настоящего!
5. Независимо от возраста, любите жизнь.
6. Гордитесь собой – внутренне и внешне. Не переставайте ходить к своему парикмахеру, косметологу стоматологу, покупайте себе свой любимый парфюм. Если вы ухожены снаружи, то внутри рождается чувство самоуважения и силы.
7. Всегда будьте в курсе последних событий. Читайте, смотрите новостные передачи. Поддерживайте контакт со своими старыми знакомыми, это важно в вашем возрасте.
8. Некоторые в старости расцветают, другие черствеют. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на общение с последними. Проводите свою жизнь в компании позитивно настроенных, жизнерадостных людей – и жизнь будет гораздо приятнее.
9. Не поддавайтесь соблазну жить вместе с детьми или внуками. Конечно, жить в окружении любящих родственников приятно, но каждый из нас имеет право на своё личное пространство. Им оно тоже требуется.
10. Не отказывайтесь от своих хобби. Если у вас их нет, заведите себе такие привычки.
11. Смейтесь. Смейтесь много. По любому поводу. Помните – вам повезло. Вам удалось прожить долгую жизнь. Многие попросту не доживают до этого возраста. А вам удалось, поэтому веселитесь! Попробуйте увидеть смешную сторону любой ситуации!
12. Не обращайте внимания на то, что о вас говорят, и еще меньше – на то, что о вас могут подумать. Они все равно будут это делать, а вы гордитесь собой и свой жизнью. Пусть говорят, вас это не должно беспокоить. Они не знают, через что вам пришлось пройти, не знают того, что знаете вы.
Наступило время наслаждаться покоем, миром счастьем!
И ПОМНИТЕ: «ЖИЗНЬ СЛИШКОМ КОРОТКА, ЧТОБЫ ПИТЬ ПЛОХОЕ ВИНО!»

Cirre
В чaт детсaдoвскoй группы прихoдит сooбщение oт вoспитaтельницы: «Зaвтрa у нac концepт ко Дню нapодного eдинcтвa и фотоceccия. Πpоcьбa одeть дeтeй в нapодную одeжду».
Μaмы ужe кo вceму пpивычныe. Фoтoceccия тaк фoтoceccия. Вecь вeчep шьют дeтям capaфaны и кocoвopoтки, мacтepят из бумаги картузы и кокошники. Утром воспитательница видит этот филиал ансамбля «Березка», офигевaeт и cпpaшивaeт, чeго это вceх вдpуг удapило cкpeпaми по головe.
Μaмaши:
– Ольгa Πeтpовнa, вы жe caми нaпиcaли: привecти дeтeй в нaрoднoй oдeждe.
– Прoклятaя aвтoзaмeнa! Ηe «нaрoднoй», a «нaряднoй»!

Корсика

Как научиться любить себя – Совет из фильма

Как научиться любить себя - Совет из фильма • Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) play thumbnailUrl Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)
Рекомендую найти и посмотреть фильм Люка Бессона Ангел-А 2005г. Хотите еще видео и информацию? - Подпишитесь на мой канал - За персональными консультациями пишите в директ Инсты или ТГ Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) - 4058730
PT4M
True
2023-12-22T04:01:58+03:00
embedUrl

Kara
Вам удалось прожить долгую жизнь. Многие попросту не доживают до этого возраста. А вам удалось, поэтому веселитесь! Попробуйте увидеть смешную сторону любой ситуации!
Как до этого пункта дочитала, так страшно стало. Если уж 50 лет – это долгая жизнь, то все вышеперечисленное надо начинать в 30.

Anchic
Kara, Ирина, брат умер в 37, его жена в 41 или 42 (не знаю день рождения когда). Была ещё одна знакомая, тоже умерла в 30 с небольшим (онкология). Поэтому да, до 50 тоже ещё дожить надо. И да, согласна, радоваться жизни лучше учиться как можно раньше – больше счастливых лет будет.

Рыбёшка
............
Наступило время наслаждаться покоем, миром счастьем!
как всё правильно написано!
Именно так всё и делаю. По крайней мере стараюсь!
Ай, какая я молодец!

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) дед и кот

Жил был старенький-старенький дед, и было у него хозяйство, состоящее из четырёх кроликов. И такого же старого, как сам дед, рыжего кота.
Бабки не было — померла, и коротал дедушка отпущенный ему срок
один-одинёшенек. Кот был старый, даже можно сказать — ветхий,
свалявшийся пух, ободранные в боевых действиях уши, почти утраченные нюх и зрение. Практически ничего не ел и много спал, и на улицу выходил
лишь по нужде.
В молодые годы коту сильно доставалось от деда, то за несанкционированное место для туалета, то на стол запрыгнет, то мышей
не ловит. Уж не знаю, что кот думал о педагогических способностях деда,
но дедушкино воспитание шло коту на пользу. Несмотря на то, что после
каждой экзекуции бабка прижимала котишку (так она его звала иногда) к груди и успокаивала его, поглаживая, с намерением загладить того до потери сознания. Дед не одобрял столь нежных порывов бабушки, но молчал. Так как очень её любил, а она, в свою очередь, очень любила
пушистого рыжего сорванца. Жизнь наладилась, кот слушался деда, ловил мышей и иногда крыс, а дед взамен не применял к коту репрессий.
Вот так и жили два ветерана — дед да кот. Так как дед понимал, что кот уже на заслуженной пенсии, то особых требований к нему не предъявлял.
Кроме как уложить его себе на грудь, чтобы тот её погрел. Что кот с удовольствием и делал, свернувшись калачиком. А дед в такие моменты
уходил в прошлое, в воспоминания о своей бабушке. Ведь кот был её любимцем.
Мышей дед ловил мышеловками. Но однажды, сжалившись над
старым котом, решил побаловать его свежепойманной мышкой. Вынул её из мышеловки, принёс её в избу и положил перед котом. Кот долго нюхал её, чуть пошевелил её лапой, посмотрел внимательно на деда, потянулся и, тихонечко мяукнув, попросился на улицу. Вот засранец, промелькнуло в голове старика, я ему мышей ловлю, а он морду воротит. Однако кота выпустил.
Кота не было сутки, что было просто невиданным случаем,
так как больше чем на час кот на улице не задерживался. Дед переживал.
Но кот явился, как в старые добрые времена с мышью в оставшихся зубах.
Положил её у порога, как делал это в своей кошачьей молодости, попил
молока и лёг спать.
Дед стоял столбом, смотря то на кота, то на принесённую им мышь.
Вспомнил, как вчера предлагал ему пойманную мышеловкой мышь, и, немного подумав, сказал спящему животному:
— Рыжик, да я не это имел в виду...

автор не указан

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Василий

Удручённый Васька медленно брёл из школы, закончился его первый учебный год. Учительница выдала табель и, как он и предполагал, по письму красовалась жирная «3».

«Да», — тяжело вздыхал мальчик, — «тут подзатыльниками не отделаешься. Отхлещет его бабка крапивой, как есть, отхлещет. Пожалуй, даже и не крапивой, а лозиной или, и того хуже, старым отцовским ремнём. Точно, ремнём, и не спасут его пятёрки по всем остальным предметам. Ох, не спасут!»

А бабка уже с нетерпением дожидалась на лавочке возле калитки во двор. Маленькая сухонькая старушонка раз за разом вскакивала с лавки и выходила на дорогу, пристально вглядываясь в конец улицы. Звали её Аксинья, но в деревне все называли Сюткой, а за глаза «Псютиком», ибо была она очень шустрая и вспыльчивая.

Не повезло Аксиньи в жизни, ох не повезло. Муж погиб на войне, оставив её одну с маленьким сыном. Вырастила, выучила, изо всех сил тянулась. После окончания института остался её Павлушка в городе, там и жену себе нашёл, хорошая была девочка, вот только сирота совсем, всё к ней тянулась, как к родной матери. И сынишка родился у них, Василием назвали. Павлушка всё шутил: «Весь в Вас, мамаша, такой же бойкий да шустрый».

Часто приезжали, да и она к ним наведывалась. В ту пору Аксинья просто расцвела. Во внуке души не чаяла. «Вот и дождалась я счастья», — часто повторяла сама себе, не забывая плевать через левое плечо и трижды стучать по дереву, чтоб не сглазить. Но, видно, всё же, сглазила.
Когда Васе было четыре годочка, оставили ей дети внучка на присмотр, а сами на море поехали, путёвку им на работе дали, все так радовались... «Эх, пропади оно пропадом ваше море!» — в сердцах подумала Аксинья и плюнула на землю. Как там уже, что было, никто не знает, а только выловили их тела из того моря...

Похоронила и сама бы в гроб легла, если б не Васятка. Одна единственная родная кровинушка на всём белом свете осталась!
В конце улицы показалась стайка ребятишек, весело бегущих со школы. Бабка подскочила со скамейки и нетерпеливо «пританцовывала», ожидая их приближения. Где же Васятка? Что-то не видать его?
— Наташа, а что учёба в школе-то закончилась? – спросила она проходившую мимо соседскую девочку.
— Закончилась, баба Сюта, — радостно прощебетала та.
— А где ж мой Вася? Или его учительница задержала?
— Нет, всех отпустили домой на каникулы. Не знаю, шёл вроде.
— Шёл, говоришь, — прошипела бабка, — шёл-шёл да не дошёл...

Её сухонькие ручонки сами воинственно упёрлись в бока. «Завалил учёбу, шельмец, точно завалил. Ну, погоди, отведаешь ты у меня отцовского ремня!» — закипала бабка, как самовар.
Примерно через час Вася понуро подошёл к концу их улицы. Ещё издали он увидел перед своим двором мечущуюся, как фурия, бабку «руки в боки».
— Что-то ты не спешишь домой, Васенька, — ласково прошипела она, — окончил первый класс?
— Да, бабушка, — стараясь казаться весёлым, ответил мальчик.
— Ага-ага, вот и молодец, пойдём в дом, голодный небось, так я тебя накормлю, — кивала бабка головой.

Они вошли в дом, на столе Вася сразу же увидел старый отцовский ремень, который служил бабке в качестве тяжёлой артиллерии при воспитании внука.
— Ну, дорогой внучёк, доставай табель, порадуй бабушку...
Мальчик тяжело вздохнул и протянул табель.
Аксинья была малограмотной, всего три класса школы окончила, поэтому читала по слогам и только по печатному, к тому же с возрастом стала немного подслеповатой. Она уселась поближе к окну.
— А-риф-ме-ти-ка – «5», рус-ска-я ли-те-ра-ту-ра – «5», рус-ский я-зык – «3»...
Бабка подскочила, с размаху хлопнула табель на стол и схватилась за ремень.
— Там ещё физкультура – «5», рисование – «5» и пение – «5», — отчаянно взвизгнул Вася.
— Физкультура, говоришь, «5», рисование, пение... Вот я тебе сейчас и нарисую, а ты мне споёшь — кричала бабка «отхаживая» внука ремнём по мягкому месту.
— Что я скажу отцу с матерью, когда встречусь с ними на том свете?! Что не доглядела?! А?! Я тебя, шельмец, спрашиваю, что я скажу отцу с матерью?!
— Бабушка, я исправлюсь, честное слово, исправлюсь, — размазывал кулачками слёзы по лицу Вася.
— Конечно, исправишься, — категорично крикнула бабка и в последний раз, хлыстнув внука ремнём, обессиленная упала на стул. – Всё лето будешь у меня буквы писать.

В тот же вечер, пока Вася сидел в доме, закрытый бабкой на замок, и тоскливо смотрел в окно, почёсывая «горящий» зад, Аксинья со стопкой чистых тетрадей стучалась в дом учительницы.
— Тут мой Васька по письму тройку получил, так ты Светка, Светлана Петровна, — быстро поправилась бабка, — понаписуй ему тут в тетрадках, как правильно буквы писать.
— Зачем же так много тетрадей, баба Сюта? — недовольно ворчала Светлана, старательно прописывая буквы и слова на каждом листе.
— Пускай пишет, шельмец! Будет знать, как покойных отца с матерью и бабку позорить! – сердито отвечала Аксинья.
Васька так и уснул, не дождавшись бабку, а наутро она радостно положила перед ним на стол стопку пронумерованных тетрадей и три ручки.
— Вот, Васятка, это тебе Светлана Петровна задание на лето дала, чтобы тройку твою исправить, — сияла бабка, как новая копейка. – Так что ты умывайся, завтракай и за работу. Там учительница тебе всё прописала на каждый день, разберёшься. Да смотри мне, не будешь стараться, прибью, — строго добавила она и отвесила Ваське «дежурный» подзатыльник для профилактики.

Время шло, Василий с каждым годом взрослел. Учился он хорошо, а почерк у него был самый лучший во всей школе. И если в младших классах такие успехи были достигнуты благодаря бдительному оку бабки и свисту ремня, то в средних классах Вася уже с удовольствием учился сам. Ему нравилось узнавать, что-то новое и в свободное время рассказывать бабке, которая всегда внимательно слушала, периодически всплёскивала в удивлении руками, а затем протяжно вскрикивала:
— Ну, надо же до чего додумались! А ты случаем не обманываешь меня старую, Васёк? Может, ты над бабушкой посмеяться хочешь? Так гляди мне...
Старушка угрожающе показывала рукой на дверь, где на гвоздике уже несколько лет без дела пылился старый отцовский ремень.
— Раз ты так говоришь, не буду тебе больше ничего рассказывать, — делая вид, что обиделся, отвечал Вася и демонстративно замолкал и отворачивался.
Бабка некоторое время ёрзала на стуле, а затем примирительно говорила:
— Ладно-ладно, пошутила я. Так что ты там говорил про немцев и этот, как его поросячий, нет свинячий клин?
Васька незаметно хмыкал в сторону и продолжал рассказ.

В старших классах он уже почти ничего не рассказывал бабке, слишком уж это было всё заумно для неё, парень пристрастился к чтению и часами мог сидеть за столом, уткнувшись в книгу, пока бабкин подзатыльник не укладывал его спать. Надо сказать, что из всего столь разнообразного «арсенала воспитания внука», как подзатыльник, крапива, лозина и отцовский ремень, сейчас у бабки остался только один — подзатыльник, всё остальное как-то само постепенно отпало за ненадобностью.
Но зато подзатыльники бабка всегда щедро раздавала направо и налево, а зачастую и «наперёд». Василий не обижался на неё, он воспринимал их уже, как некий семейный ритуал.
Отзвенел последний школьный звонок. И хотя Василий окончил школу с золотой медалью, он решил сначала отслужить в армии, а потом уже идти учиться, так как с будущей профессией пока не определился. Бабка для приличия поохала, а потом сказала:
— Дед твой на войне за Родину жизнь отдал, отец твой два года отслужил, и ты, Василий, служи честно, не посрами наш род.
Уже на станции перед самой посадкой в поезд, бабка вдруг схватила его за руку, наклонила к себе и сбивчиво зашептала на ухо:
— Ты, Васятка, письма мне пиши, не забывай... Да только гляди, печатными буквами пиши, не гоже, чтобы твои письма соседи читали, сама читать буду...
Аксинья запнулась, слёзы предательски подступали к её глазам, она шмыгнула носом, а потом сердито добавила:
— Так смотри же, печатными буквами, а то знаю я тебя, напишешь своими каракулями, — и по привычке прилюдно отвесила внуку звонкий подзатыльник.
Все дружно рассмеялись. Василий выпрямился, покраснел и заторопился в вагон. «Ну, бабка, на всю деревню опозорила», — с досадой думал он.
А Аксинья стояла на перроне, закрыв лицо руками, чтобы никто не видел её слёз, и тихо шептала: «Дура! Вот же дура старая... Прости меня, Васятка!»
Прошло два года. Василий сидел в кресле самолёта и смотрел в иллюминатор. Он летел домой, на Родину. Парень откинулся на спинку и закрыл глаза.

Полтора года кромешного ада в Афганистане закончились, но в сознании всё ещё мелькали обрывочные картинки боёв. И вот на этом фоне начал расплывчато проступать силуэт маленькой щуплой старушки в белом платочке, закрывшей лицо руками. Силуэт медленно рос, приближаясь и приобретая всё большую чёткость.
Вот он вышел на передний план и заполнил собою всё пространство целиком. «Я очень жду тебя, Васятка», — услышал Василий голос бабки, — «ты только поторопись, поторопись, внучок...».
Силуэт начал удаляться, постепенно расплываясь. «Бабушка!» — позвал Вася и проснулся.

Он тряхнул головой, стараясь прогнать ком, подступивший к горлу. «Скоро, совсем скоро я снова увижу её», — подумал парень и достал стопку писем из вещмешка.

Он любовно перебирал эти конверты, подписанные красивым почерком его бывшей первой учительницей Светланой Петровной.
Вот оно самое первое письмо от бабки, которое пришло на втором месяце службы в учебку. Щёки Василия слегка зарделись, он вспомнил, как тогда долго сердился на бабку за её подзатыльник на перроне, а потом всё же написал ей коротенькое письмецо, печатными буквами, как она просила. При этом он в душе немного злорадствовал, рассуждая, что если бабка ещё кое-как сама и прочтёт письмо, то ответ ей всё равно придётся просить писать других людей.

Сколько он себя помнил, он ни разу не видел, чтобы бабка что-либо писала, она всегда звала его. «Ну, так и есть, к учительнице пошла», — ехидно подумал тогда Василий. Каково же было удивление, когда, на вложенных в конверт листах, он обнаружил корявые печатные буквы разной величины и толщины, что криво расползались по всему листу.
Василию тогда стало стыдно за свою злость на бабку, за своё мысленное злорадство над ней... Всё первое письмо бабка на двух листах просила прощение у него за тот подзатыльник. К концу прочтения его физиономия «пылала» от жгучего стыда за своё поведение и мысли перед этой старой малограмотной женщиной, которая настолько его любила, что смогла написать это письмо.

Он живо представил, как бабка усаживается за стол поближе к окну, долго тяжело вздыхает над чистым тетрадным листком, потом нерешительно берёт в свои огрубевшие от работы, заскорузлые пальцы ручку низко наклоняется и начинает старательно выводить буквы, почти прорывая листок от сильного нажима.
«Сколько же она писала это письмо?» — мелькнуло у него тогда в голове. И почему он считал в старших классах свою бабку отсталой и глупой? А она сразу поняла, что не напишет ей того Васятка, если будет знать, что письмо соседи будут читать, и она не скажет тех слов перед чужими людьми...

Василий невольно прижал к груди это стопку бабкиных писем, аккуратно сложенных в полиэтиленовый пакет. Там, в Афганистане, эти раскоряченные, косые буквы согревали его сердце, заряжали силой, не позволяли впасть в отчаяние, а ещё ему казалось, что они защищают его от пуль и осколков снарядов, как в детстве бабкина рука, ласково гладящая его голову, уткнувшуюся в подол старенького платья, защищала от всех неприятностей.

Едва край неба на востоке начал сереть, медленно рассеивая черноту ночи, Василий равномерным шагом подошёл к родной деревне. Он шёл по спящим улочкам и представлял, как подойдёт к своему двору и сядет на лавку, в ожидании, когда в доме зажжётся свет, а спустя несколько минут из дома выйдет бабка, громыхая пустым ведром, и направится к сараю доить корову. Тогда он тихонько войдёт во двор, сядет на крылечко и будет дожидаться парного молока, слушая, как оно равномерными струйками медленно наполняет ведро.

Вот и знакомый поворот, а там впереди через семь дворов и его родная изба... Но что это? В предрассветных сумерках натренированный взгляд Василия заметил маленькую одинокую фигурку, неподвижно стоящую посреди дороги.

«Не может быть», — мелькнуло у него в голове, а уже в следующую секунду он бежал к этой фигурке со всех ног и сквозь слёзы шептал – «бабушка»...

Автор: Виктория Талимончук


Cirre
Гулял по деревне, началась метель, поспешил домой. Услышал из сугроба жалобное мяукание.

Там сидел взъерошенный котенок с прижатыми ушами и смотрел на меня снизу-вверх тем самым взглядом, который выдают только животным наверное, так смотрели на Бога первые люди. Порывы ветра едва не сбивали малыша с ног. Он дрожал.

Я присел на корточки. Котенок подошёл, потерся, мяукнул как-то потерянно, дежурно, без надежды и без мольбы. Гори оно все огнём, решил я, сгрёб малыша в охапку и побежал по улице. Дома никого не было, жена и теща ушли с Артемом на горку.

Я навалил горемыке полную миску корма, тот сразу набросился. Семён и Лемур, совершенно очумевшие от этой картины, сидели под столом и не смели пикнуть.

Когда мой беспризорник наелся, я взял его на руки, чтобы подарить ему хоть немного человеческого тепла. Тут я несколько удивился: по весу гость был как Семён и Лемур вместе взятые.

Ты чего притащил сюда этого борова? опомнившись, зашипели из-под стола Семён с Лемуром.

Я пригляделся. Малыш при свете, и правда, оказался не таким уж и малышом, а, точнее, и вовсе не малышом: шерсть распушилась, мясистые бока повисли, а щеки торчали из-за спины. Из-за этих щёк морда у скитальца сразу перестала казаться несчастной: котяра выглядел так, будто он устроен в жизни гораздо лучше меня.

Вернулись с прогулки теща с женой и Артемом. Теща застыла в дверях.

Ба! Знакомые все лица! Вадик, и не стыдно тебе?

Я не сразу понял, что теща обращается к коту.

Тот как-то мгновенно скуксился, глазки его воровато забегали, он спрыгнул с моих колен и попытался пронырнуть мимо тёщи к входной двери. Но она успела его перехватить.

Вот, знакомься, сказала теща с беглецом на руках, обращаясь ко мне, Вадик, кот нашей соседки Михайловны, местный артист. Пристает на улице к незнакомым, изображает страдания, втирается в доверие. Ест три раза в день, а в особо удачные дни и все пять.

Но он дрожал попытался возразить я.

О, наш Вадик ещё не то умеет. Мы видео с ним даже на Первый канал посылали.

Вадик недовольно отвернулся, мол, наговариваете вы на меня, женщина, и попробуй докажи, начальник.

Больше одного его на улицу не отпускай, сказала теща моей жене, кивнув на меня, а то все соседские коты у нас на кухне окажутся.

Семён и Лемур энергично кивали из-под стола.

Олег Батлук

Cirre
Где-то в два часа ночи вчера я традиционно прокляла свою работу и собралась спать. В это время кошки с силой грохнули что-то об пол в соседней комнате и сказали: «о, мау! о, маумаумау». Опрокинули на себя шкаф и убились к чёрту, с тоской подумала я и пошла на звук.
Звук привел меня к тому, что когда-то было комнатой. В центре руин сидели две меховых рожи и маленькая мышка, которую они перекидывали друг другу. Не надо, пожалуйста, мне говорить, что это законы природы, это добыча и у них инстинкты. У меня тоже инстинкты. Мышонок был маленький, у него были глазки и лапки. Он хотел кушать, к маме и пожить ещё хотя бы с полгодика в сытной подсобке ближайшего сельпо. Поэтому я сделала то, что сделал бы каждый человек на моем месте — сняла это на видео и выложила в инстаграм.

Потом, конечно же, я отобрала бедного маленького мышонка у кошек. Конечно же, я не удержала его в руках и он сбежал. Конечно же, мы побежали за ним вместе с кошками, разбудили собак и побежали уже все вместе. Дима с Полиной спали, поэтому возглавить всё это охотничье хозяйство пришлось мне. Мышку мы загнали в угол, а меня в ситуацию сложного выбора. Через верх мышку достать не получалось, а если расчистить угол на неё бы напали все эти дикие ночные хищники с инстинктами наперевес. Думаю, нужна коробочка, баночка, тряпочка, что угодно уже. Люся, соображай быстрее, спать осталось три часа.

Тут надо уточнить, что мышонок забежал в угол за кошачьим лотком. То есть это буквально угол — две стены и спереди он заблокирован огромным лотком-переноской. Если бы мышь побежала наверх, я бы поймала ее на крышке лотка, а внизу ей бежать некуда, там только крошечная щель на месте, где должен быть плинтус. Мышка, очевидно, тоже в это время прикидывала варианты, взглянула наверх с тоской, сложилась в восемнадцать раз и исчезла в этой щели! Я даже немножко поорала от неожиданности, потому что это против всех законов природы, инстинктов и вообще всего. Какого размера домовая мышь? Ну пять сантиметров в длину есть же? Ещё объём какой-никакой. В эту щель должен был поместиться максимум её хвост, а она туда всосалась всей мышиной бабкой за секунду.

И я стою над этой щелью с ощущением полного провала. Потому что, во-первых, всё было зря и мышонка я не отпустила. Во-вторых, это значит охота продолжится, я не посплю даже три часа и это в лучшем случае. В худшем не поспит вообще никто, Полина встанет и примкнет, наконец, к этой доброй охоте. В-третьих, помимо любви и сострадания мной двигал и шкурный интерес. Кошки мышей не едят, они их замучивают до смерти и бросают. Потом приходит произвольная собака, заглатывает вкусную мышку как удав, а чуть позже красиво и равномерно блюет мышкой по всей хате. Я это всё помню как вчера и очень хотелось бы без этих инсталляций.

Сделать в этой ситуации можно было примерно ничего, поэтому я пошла обратно работать. Они все пришли за мной, сели вокруг на пол и такие: где мышь? Мышь наша где, а? У нас была настоящая мышь, мы охотники, дикие звери и неуловимые ночные тени, мы поймали опасного вредителя, куда ты его дела, мы с ним не закончили. Не надо смотреть на монитор так внимательно, в глаза нам смотри, где мышь?

Сегодня ходили за мной ещё полдня и надеялись. Гулять? Ну ладно, пошли. Смотри, как мы спокойно сидим и надеваем поводки, теперь ты дашь нам мышь? У тебя же есть мышь? Сухой корм это отлично, смотри, как мы быстро его съели, а теперь мышь, да? Я могла бы поточить когти об диван, но не буду, потому что я кисонька, солнышко и заинька. Кстати, где мышь? Зачем ты пошла в туалет одна, у тебя там мышь? Открой! Это общая мышь, ты не можешь есть ее одна! Открой, открой, открой! К вечеру только успокоились, вроде. Но прямо сейчас в кухне зашуршало. Кошки зашевелили мясом на спине и приняли позы опасной засады. Собаки обрадовались и немедленно примкнули. Хорошо, что Полина уже опять спит.

© Людмила Ягубьянц


свет лана
Cirre, Галь, какой классный рассказик про мышь))
Я просто валяюсь от смеха))

Силявка

«ИСТОРИЯ»Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Женщины на работе завидовали Кате. Ещё бы, такого кавалера отхватила. На работу подвозит, домой на машине забирает, цветы, подарки. Красавчик молодой, накачанный — не всем так повезло.

Катерина тоже не была обижена красотой, подкачал только рост — 153 сантиметра, но ведь не в росте счастье.

Никита с предложением руки и сердца не торопился, да и Катерина особенно не настаивала, хотела лучше узнать будущего мужа. На съёмную квартиру от родителей съезжать ни ему, ни ей не хотелось.

Катя только-только после института устроилась на работу, Никита тоже всего второй год работал в полиции. Форма молодому человеку шла неимоверно. Никита, впрочем, это знал и пользовался этим. Даже познакомиться с Катей решил, используя служебное положение.

Он увидел её, когда Катя шла вдоль тротуара, размахивая сумочкой. Напарник тоже приметил хорошенькую девушку. Они остановили автомобиль с проблесковыми маячками прямо перед, ничего не подозревающей, Катериной, и Никита на полном серьёзе заявил:

— Девушка, день добрый. Нам нужен свидетель на завтра, вы, дайте свой номер телефона, мы вас пригласим.

Катерина и подумать не могла, что парни её разыграли и, конечно, дала свой номер телефона.

Никита позвонил на следующий день и пригласил девушку в кафе.

Катерина наморщила свой лоб, когда услышала о розыгрыше с номером телефона, но со встречи не ушла. Романтических встреч у неё давно не было. А тут Никита. Он ей понравился. Общительный, интересный, да ещё и красивый молодой человек.

Отношения стали развиваться стремительно. Катерина стала заглядываться на витрины со свадебными платьями, с особенным интересом рассматривала соответствующие журналы и с нетерпением ждала. Ждала. Но не торопила.

На работе всё чаще стали спрашивать о свадьбе, родители с обеих сторон интересовались, но молодые молчали.

В воскресенье родители Никиты пригласили сына с девушкой на обед.

— Сколько вы уже встречаетесь? — накладывая салат в тарелку мужу, спросила мать Никиты.

Тот посмотрел на Катю и пожал плечами:

— Ты считаешь? Я нет.

Отец показал рукой, что салата достаточно, и подхватил вопрос жены:

— Год уже есть, получается. Вот, думаю, двух поросят или трёх у Никитиных заказывать, сколько на свадьбу приглашать гостей думаете?

Катерина даже подавилась и стала кашлять.

— А мы не планировали пока свадьбу, — удивлённо высказался Никита, Катя потупила взгляд.

— Как? А без свадьбы, что это за отношения? Скоро и жить вместе захотите. Катя, что ты молчишь?

Катя не поднимала головы. Что она могла сказать, что и она уже стала задумываться о серьёзных отношениях, но не напрашиваться же в жёны.

Между расставленными на столе салатниками, кувшином с вишнёвым компотом и блюдом с курицей, запечённой с яблоками и курагой, Катя увидела, как отец Никиты сжал руку в кулак и медленно разжал её. Отец Никиты тоже в своё время работал в милиции, и характер имел строгий, не требующий возражений, однако, он сдержался.

Катерина вскинула голову и улыбнулась:

— Нам нужно ещё немного времени, чтобы узнать друг друга, мы вместе толком и нигде не были.

— Вот ещё, — возразил отец, — мы с его матерью познакомились в марте, а осенью уже поженились, а потом и Никитка не заставил себя ждать.

— Ой, Ванечка, сейчас совсем другие времена, да и условия жизни другие, — попыталась разрядить обстановку мать и добавила, обращаясь к молодым. — Мы не торопим вас, просто хотим заранее подготовиться, на свадьбу накопить, на подарок.

Никита тяжело вздохнул, но глядя на отца, требующего немедленного ответа, сказал:

— В этом году не планировали.

Мать выдохнула, отец, кажется, тоже был доволен тем, что услышал. Катя опять опустила взгляд в тарелку.

Уже на выходе из подъезда, Катерина почувствовала, что у Никиты совсем испортилось настроение. Он резко дёрнул ручку двери и не подождал пока Катерина выйдет, не придержал дверь.

— Тебе тоже нужна эта свадьба, или это ты их подговорила начать разговор?

— Я? — удивилась Катя, — я ничего такого и...

— Что тебя не устраивает? — остановившись и повернувшись к ней, сказал Никита.

— Меня всё устраивает, — делая паузу между словами, ответила Катя.

— Хорошо, — приобнял он её и нажал на брелок сигнализации.

По дороге к дому Катерины настроение у Никиты немного улучшилось. Он даже открыл ей дверь, когда припарковался у её дома, и улыбнулся.

— Слышишь? — остановилась она и подняла указательный палец вверх.

— Что?

— Пищит кто-то?

— Нет, не слышу, — пожал он плечами.

— Котёнок что ли? — Катерина подошла к ближайшему дереву и стала рассматривать, откуда доносился звук.

— Вот он, Никита, смотри.

— Что смотреть? Я кошек не люблю, залез и пусть сидит.

— Он маленький такой, надо снять. — Катя стала прыгать на месте.

— Надо помочь ему спуститься. Помоги, а?

— Я? — удивлённо спросил он.

— Ты. Ты же полицейский.

— Я не при исполнении, да и низко, сам спрыгнет.

— Не cпрыгнет, высоко, ты же видишь.

Никита махнул рукой:

— Домой провожать тебя или не пойдёшь?

— Пойду, но позже, не оставлять же его бедненького на дереве.

Котёнок отозвался и жалобно мяукнул.

— Вот, слышишь...

— Как хочешь, я поехал.

— Пока, приедешь домой, позвони, — не отрывая взгляда от животного, сказала она.

— Хорошо, — спокойно ответил он.

Никита ушёл, а Катя стала думать, как снять котёнка. Лестница дома была, но самой залезать было страшно. Катерина осмотрелась. В основном женщины и дети во дворе, и ни одного мужчины. Родители тоже ещё на даче, едут по пробкам домой.

Катя поднялась к себе домой, достала с балкона лестницу и спустилась с ней вниз. У дерева лестницу удалось поставить так, что она почти не шаталась. К ней тут же подбежали несколько малышей, выяснять что произошло. Катя поднялась на одну ступеньку.

— Девушка, девушка, вы куда? — проходящий мимо молодой человек подошёл и взял Катю за локоть.

— Там котёнок, видите?

— Вижу. Возьмите моё сердце, сейчас я котёнка достану.

Юноше протянул Кате модель сердца в небольшой прозрачной коробочке, а сам полез на дерево. Катерина повертела сердце в руках, оно было небольшое, сантиметров пятнадцать, прижала к себе и запахнула ажурную кофточку.

— Вы бы всё равно с лестницы его не достали, у вас рост меньше моего, — сказал, спустившись с котёнком на руках, незнакомец.

Катя только улыбнулась.

— Вот ваш котёнок! — протянул юноша кроху девушке.

— А это не мой, не знаю чей. Ребята, чей котёнок? — спросила она, обращаясь к детям, обступившим их.

— Бегите, спросите, может из взрослых кто-то знает, — отправил ребятишек он.

Катерина хорошо рассмотрела незнакомца. Не красавец, невысокого роста, худенький брюнет с обычной внешностью, но харизмой юноша бесспорно обладал. Особенно ловко ему удавалось обращаться с детьми. Он командовал с лестницы, чтобы они держали её, говорил, когда нужно расходиться, и все его на удивление слушались.

— В первый раз вижу, что модель сердца греют. Ему не холодно, — улыбнулся молодой человек.

— Да я так. Чтобы не уронить.

Катерина протянула ему сердце обратно с виноватой улыбкой:

— Давайте котёнка, — предложила Катя.

— А он вам нужен? Что вы будете с ним делать? Так, а лестница ваша?

— Лестница моя. А котёнка... не знаю. У мамы аллергия.

— Тогда лестницу я помогу вам занести, а потом заберу животинку.

— Мне как-то неудобно, я втянула вас в это. А вы и помогли, и забираете его.

— Мужчина должен уметь решать разные вопросы, — ответил он.

— Спасибо вам. Как вас зовут?

— Игорь.

— А я Катя.

Его номер телефона Катерина попросила сама. Сказала, что вдруг найдётся хозяин котёнка. Игорь согласился.

Эта история с котёнком со временем забылась Катериной. Лето подходило к концу, но впереди был бархатный сезон. Катя с нетерпением ждала отпуск. У Никиты были отгулы, и пять дней можно было взять в период отдыха подруги.

— Куда полетите в отпуске? — спросила одна из сослуживиц.

— Куда я хочу, Никите лететь нельзя, поэтому в Сочи хочу предложить, хоть что-то.

Женщина посмотрела на тяжело вздыхающую Катерину и не двояко намекнула, что ребёнок очень просто решает вопрос со свадьбой. Катя пожала плечами.

Вечером, когда Никита забирал Катерину с работы, она прямо спросила у него:

— Никита, а как ты относишься к детям?

О простых, обыденных вещах они редко разговаривали. Всё общение всегда сводились к тому, что никак не относилось к жизни мужчины и женщины, быту или обязанностям мужа и жены. Погода, дорога, кино, обсуждение друзей.

Он с подозрением посмотрел на неё и коснулся живота:

— Надеюсь, там никого нет.

— Нет, — ответила Катя, но вопрос повторила.

— Я к детям равнодушен, если честно, считаю, что в таком возрасте их рано заводить.

— А я люблю детей, — улыбнулась скорее сама себе Катя, — и после свадьбы не стану тянуть время с рождением ребёнка.

Ей стало так радостно на душе оттого, что она смогла высказать то, что думала. Обычно она старалась не расстраивать своего молодого человека и молчала в подобных ситуациях.

Никита посмотрел на Катю вновь с неким подозрением, но ничего не ответил.

У дома он высадил свою подругу и уехал.

Катя ещё постояла у подъезда и уже собиралась открыть дверь, как из окна первого этажа выглянула соседка с испуганными глазами и принялась кричать, хватаясь за голову:

— Машка померла! У-у-у, — выла она.

Катя быстро вошла в подъезд и забежала в квартиру Марии Семёновны, что жила на первом этаже.

— Катя, вот что же это? Я шла, дверь открыта, а она у порога лежит.

Девушка тут же вытащила из сумочки телефон и набрала номер Никиты.

— А я тут причём? Звоните в скорую.

— Ты же полицейский! — воскликнула Катя.

— Я не на дежурстве, звони, приедут.

Катя тут же нажала на отбой и принялась, дрожащими от волнения пальцами, тыкать на клавиши.

— Слушаю, — раздался в трубке мужской голос.

— Скорая! Тут женщине плохо, Улица Северная, 4.

— Это не скорая, я Игорь.

— Что же я не туда жму. Игорь, миленький, вы же доктор, нам нужна помощь, если можете, помогите.

— Вызывайте скорую, я бегу.

Игорь очутился у подъезда уже через пять минут. Он, тяжело дыша, забежал на площадку у квартиры и ничего не расспрашивая, уложил старушку вдоль коридора. Действия его были слаженные, уверенные: он проверил, дышит ли женщина, быстро расстегнул пуговки на кофте, приподнял ей ноги, засунув под них коврик, и слегка похлопал Марию Семёновну по щекам.

Она почти пришла в себя и попыталась сесть:

— Инсулин, там у меня... — в полуобморочном состоянии указала она на чёрную сумку, что лежала рядом с ней.

Когда всё самое страшное было позади и Марию Семёновну в больницу забрала скорая помощь, Катерина выдохнула. Она сделала это громко и с особым облегчением.

— Да-а-а, всё обошлось, — вторил её Игорь.

— Как хорошо, что вы доктор. Спасибо вам, Игорь.

— Я не доктор, — улыбнулся он. — Я учитель. Учитель биологии.

Катя от удивления даже округлила глаза. В тот день, когда она держала в руках модель сердца, она была точно уверена, что перед ней врач. Кому ещё в голову придёт таскать с собой пластиковое сердце. О других профессиях Катерина даже не подумала.

— Давайте я напою вас чаем, Игорь. Или вы спешите?

— Нет, я шёл с работы. И от чашки чая или стакана воды не откажусь.

Катерина почему-то замерла на секунду и спросила:

— Игорь, а как вы относитесь к детям?

— Хм, я их не просто люблю, я их обожаю, — расплылся он в улыбке. — Жду не дождусь, когда наступит сентябрь!

Катерина указала на дверь.

— Вот мы и пришли.

— Мам, папа, я не одна.

— О, Никита зашёл в гости? — спросила мать.

— Не-е-ет, это Игорь. Он нашу соседку Марию Семёновну сегодня спас. Её, правда, увезли на скорой, но, думаю, теперь всё будет хорошо.

— Здравствуйте, — чуть наклонившись вперёд, произнёс Игорь.

Мать Катерины прижала руки к груди, потом опомнилась и стала приглашать:

— Не стойте в дверях, проходите. За стол, за стол. У меня и ужин готов. Всё расскажите.

***

В следующем году в кабинете биологии школы №1 на 1 сентября было шумно. Игорь Сергеевич поднял руки вверх и сказал ребятам, чтобы они успокоились. Дети немного притихли, но всё ещё несли к столу учителя пакеты и цветы.

— Ребята, я же просил не дарить мне в первый учебный день цветы, не создан я для подарков.

— А это не вам, Игорь Сергеевич, это Екатерине Анатольевне. С сыном вас! — сказал Женька, староста класса, и закричал первым:

— Позд-рав-ляем! Позд-рав-ляем! Позд-рав-ляем! — подхватили ребята.

Сысойкина Наталья
#Рабия


Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Продала.


— Мама, извини, но это ни в какие ворота не лезет. Как это можно было сделать?

— Я ждала подобной реакции... но думаю, что вы меня поймёте, — ответила Людмила Ивановна.

— Да как тебя понять?! Ты бы хоть нас спросила. И объяснила. Может мы бы и поняли, — продолжал возмущаться Иван. — Вот уж не ожидал от тебя такого...

Иван и Римма — супруги и они две недели назад отправились в отпуск. Незадолго до этого Иван попросил свою мать, Людмилу Ивановну, забрать к себе на время отдыха собаку, которая жила у них с Риммой.

Людмила Ивановна согласилась, но вдруг почти перед самым отъездом заявила, что сходит с ума от того, что её соседи затеяли ремонт.

— Целый день штробят. Никакого покою. У них там не стены уже, наверное, а сплошной дуршлаг! — возмущалась она. — Голова болит. Ни прилечь, ни почитать, ни телевизор посмотреть. Вот я и подумала, сын... Можно я на время вашего отпуска к вам перееду? И с Тапиком буду гулять, и кормить и ухаживать. Да он бедняга и сам не сможет спокойно жить у меня в этом шуме. Даже собаке не понравится такое!

Римма с Иваном переглянулись. Отказывать было невежливо. Всё-таки они сами попросили Людмилу Ивановну о помощи, и проявить такое не гостеприимство было бы верхом неблагодарности...

Иван с Риммой женаты уже десять лет. Поженились по большой любви. Детей у них пока не было, так сложилось. Сначала не хотели торопиться, хотели карьеру построить, чего-то добиться. Потом хотели выплатить ипотеку за квартиру, в которую они поселились, после того, как съехали от мамы Ивана.

Когда ещё молодые жили у Людмилы Ивановны, у них появился Тапик, милый и забавный беспородный пёс, которого подарила им подруга Людмилы Ивановны ещё щенком. Её собака принесла шесть щенков, и женщина пристраивала их в добрые руки. Тапик, несмотря на беспородность, оказался очень умным и сообразительным псом. Римма и Иван увлеклись его дрессировкой и научили множеству забавных трюков. Уезжая от Людмилы Ивановны они забрали собаку с собой.

Насчёт отсутствия у пары детей Людмила Ивановна втайне грустно вздыхала. Но что было поделать, если они не хотели?

— Тапик у вас вместо ребёнка! Не дело это, — ворчала она, высказывая недовольство сыну, когда, бывало, он заезжал к ней в гости. Жили они недалеко друг от друга. Родители Риммы жили в другом городе.

— Мам, ну не начинай! — сердился Иван. — Всему своё время, не торопи события. Как отец говорил, помнишь? Не беги вперёд паровоза!

— Отец... Царствие ему небесное... Надо бы на кладбище съездить, убраться там.

— Давай съездим. В этот выходной! — Иван был рад, что мать сменила тему.

Иван и Римма зарабатывали хорошо, однако пока платили ипотеку, не могли себе позволить отдых. И вот последний платёж был произведен, и они могли складывать деньги на путёвку. Наконец летом долгожданный момент настал: Иван и Римма стали собираться в поездку на море.

Людмила Ивановна была очень рада за детей и обещала присмотреть за Тапиком. Но когда её соседи затеяли ремонт, планы поменялись, и мама Вани на время переехала к ним.

— Езжайте, детки, отдыхайте, ни за что не беспокойтесь, — Людмила Ивановна обнимала Ивана и Римму, стоя в прихожей. Внизу, у подъезда уже ждало такси, которое отвезёт их аэропорт. В глазах у мамы Ивана заблестели слёзы. Она очень волновалась за детей. Тапик находился тут же в прихожей. Он вился вокруг ног и мешался.

— Ну-ну, не прыгай так, отойди, сейчас на лапу тебе кто-нибудь наступит! Тапик! — пыталась приструнить его Людмила Ивановна. Но пёс не слушался, видимо всеобщее возбуждение передалось и ему.

— Мам, ты только когда гулять будешь, занимайся с ним, играй. Он привык. Мы в парк обычно ходим, ну тот, где мостик...

— Что ты волнуешься, Ваня! Разберёмся мы с ним. Знаю я, где парк и мостик. Сходим, погуляем. Мне самой, вон, врач велел больше гулять и двигаться. Тапик как раз вовремя у меня «случился».

— Людмила Ивановна, чуть не забыла вам сказать, — вдруг вспомнила Римма. — Машинка стиральная у нас сломалась вчера, придётся на руках вам стирать. Приедем, новую купим. Хотя там пока не на что будет, наверное, ну посмотрим.

— Ой, ладно делов-то бельишко моё простирнуть! Постираю на руках. Я же постельное стирать не собираюсь. Не нужна она мне, машинка ваша, не переживайте! — ответила Людмила Ивановна. — Ну, всё, давайте, а то опоздаете. Самолёт ждать не будет. Счастливого пути.

Она чмокнула сына и невестку в щёки, утерла набежавшую слезу и перекрестила их на дорогу.

— Ну что, Тапик? Будешь хорошо себя вести? — произнесла Людмила Ивановна, когда дверь за детьми закрылась. — Я куплю тебе сахарную косточку! Знаю... знаю, что ты ешь только собачий корм. Но побаловать-то тебя надо! Идём спать. Поздно уже.

Пёс послушно прошествовал на свою подстилку в коридоре, улёгся и положил голову на лапы.

На следующий день утром в парке было прохладно. Людмиле Ивановне, не смотря на лето, пришлось надеть куртку.

— Август... вот и лето пролетело, — вздохнула Людмила Ивановна. — Ну, Тапик, будешь трюки свои выполнять? Посмотрю, не забыл ли?

Тапик гавкнул, как будто бы не соглашаясь с женщиной и говоря: «Ну как можно забыть?!»

Сначала Людмила Ивановна подняла палку, и пёс стал через неё прыгать. Получалось у него это так задорно, что Людмиле Ивановне хотелось улыбаться и прыгать вместе с ним, да и сама собачья морда Тапика, как будто бы расплывалась в улыбке. Потом Тапик по команде несколько раз успешно притворялся неживым, ложась на траву. Там он лежал некоторое время без движения, закрыв глаза, а потом по команде поднимался, отряхивался и с горящими от возбуждения глазами и виляющим хвостом, ждал новой забавы. Потом Людмила Ивановна достала из кармана куртки пакетик с угощением, которое взяла с собой. Это был сыр. За него Тапик был готов делать всё, что угодно, даже выполнять сложный цирковой трюк, которому когда-то давно научила его Римма.

Людмила Ивановна аккуратно положила маленький кусочек сыра на нос Тапику, а он, подкинув его, поймал и вмиг слопал. А потом ещё раз. И ещё.

Вдруг пожилая женщина услышала совсем рядом заливистый детский смех. Она обернулась и увидела худенькую девочку лет восьми, сидящую в инвалидной коляске. Рядом с ней стояли мужчина и женщина. Очевидно, это были её родители. Увлёкшись игрой с Тапиком, пожилая женщина не заметила, как они подошли.

— Какой забавный! — звонким голоском сказала девочка. — А ещё можно, чтобы он сыр поймал?

Людмила Ивановна достала кусочек, и Тапик повторил трюк «на бис». Девочка снова засмеялась и даже захлопала в ладошки. На её щёчках появился румянец.

Женщина, которая держала инвалидную коляску за ручки, вдруг заплакала и воскликнула:

— Ты слышал, Дима? Она смеётся! Девочка наша! Евочка! Ты выздоровеешь! Обязательно выздоровеешь! Я знаю.

Она кинулась обнимать, целовать и тормошить дочь.

А мужчина, который стоял с ней рядом, подошел к Людмиле Ивановне и сказал:

— Доброе утро! А можно он мне лапу даст?.. Как зовут тебя, чудесный пёс? — последний вопрос предназначался Тапику.

* * *

— Продайте его нам! Мы любые деньги готовы отдать!

— Вы с ума сошли!

Родители тяжелобольной девочки уже битые полчаса уговаривали Людмилу Ивановну продать им Тапика. Они присели на лавочку в парке. Солнце уже поднялось и стало припекать. Людмила Ивановна расстегнула куртку и стала обмахиваться газетой, которую в начале прогулки купила в киоске.

— Я же вам объясняю. Это не мой пёс, это собака моего сына и невестки. Надо подождать, пока они вернутся из отпуска через две недели и...

— Мы не можем ждать. И у нас нет двух недель, — сказал отец девочки, которого звали Дмитрий, — Неделю назад врач выписал Еву домой. Она почти не ходит, ослабла и совсем ничего не ест. Принимает кучу лекарств, а также каждый день к нам приходит медсестра и ставит ей капельницы. Несмотря на это болезнь прогрессирует, и врачи ничем не могут нам помочь. Нас отправили домой. Ждать конца. Ева она... Она уже несколько месяцев не улыбалась, не то чтобы смеяться. А тут... Тут произошло чудо! Она засмеялась.

— Мама он такой классный! — Ева все время, пока происходил разговор, гладила и чесала Тапика, нагнувшись к нему из своего кресла. Тапик прыгал через её руку, приседал, повизгивал и усиленно махал хвостом.

— Врачи сказали, что шанс всё-таки есть, — тихо проговорила женщина. — Болезнь Евы редкая, малоизученная, но были случаи спонтанного выздоровления. Нам сказали, что кроме лечения, нужно много гулять, отвлекать ребенка, нужны положительные эмоции. И ваш пёс...

— Поверьте, если бы это была моя собака, то я отдала бы её вам, но...— тихо сказала Людмила Ивановна после долгой паузы.

— Пожалуйста! — женщина встала на колени и сложила умоляюще руки.

Людмиле Ивановне стало не по себе. Она подумала о том, что родители девочки очевидно от горя уже в полном отчаянии и потому не совсем адекватны.

— Хорошо, — медленно произнесла она.

* * *

— Погоди... Ты продала нашу собаку?! — Иван думал, что ослышался. Они с Риммой только что вернулись с моря, и мать объявила им эту новость. — А нас ты не подумала спросить?

— Я не хотела портить вам отдых, простите, ребята. Я даже отказывалась от денег, мне было стыдно и перед ними, и перед вами, но они настояли... Словом, на те деньги я вам купила машину стиральную. Самую лучшую. Надеюсь, вам понравится... Ваша-то сломалась, — совсем тихо произнесла Людмила Ивановна и отвернулась. Она хотела скрыть слёзы. Ей было ужасно неудобно перед сыном и невесткой, но и девочку было очень жаль.

— Я каждый день приходила к ним домой, чтобы повидаться с Тапиком, — произнесла она, справившись с эмоциями.— Он очень скучал и бросался ко мне со всех ног. Они сказали, чтобы и вы приезжали к ним в любое время. Что Ева любит, когда приходят гости...

Когда Римма и Иван вошли в квартиру, где жила Ева, оттуда пахнуло запахом лекарств. Девочка сидела на полу около дивана в гостиной и играла с Тапиком. Почуяв своих бывших хозяев, пёс стремглав бросился к ним. Он очень соскучился. Тапик начал лизать руки Риммы, прыгать и повизгивать. Иван ласково трепал его за ухом, он тоже соскучился по нему.

— Ваш пёс сотворил чудо, — торжественно сказала мама девочки Ольга. — За две недели Ева окрепла. Стала кушать и больше вставать с кровати. Она почти всё время проводит, играя с Тапиком.

— Мы подружились! — улыбнувшись, сказала девочка.

Словно в подтверждение её слов Тапик оторвался от Риммы и бросился к ней, виляя хвостом.

— Мы будем скучать по нему... — вздохнув медленно сказала Римма.

* * *

— Это невозможно... Права была твоя мама, как можно было отнять у ребёнка шанс на выздоровление? — сказала Римма, как только они вышли из квартиры.

— Мда... ситуация, — Иван почесал затылок. — Но всё же это наш пёс. Мне будет его не хватать. Он так долго жил у нас и я к нему привык.

— Ничего, отвыкнешь, — неожиданно весело проговорила Римма. — Я тут подумала... А не пора ли нам завести ребёнка?

Домой они вернулись возбуждённые, с сияющими глазами. Людмила Ивановна всё ещё гостила у них: тот сосед с перфоратором прекращать ремонт не собирался. Римма и Иван тут же объявили ей о своём решении.

— Вот так новость! — Людмила Ивановна села на кухонный стульчик от удивления. — Я рада за вас, ребята!

— Даа, что ни делается, всё к лучшему, — добавил Иван. — Так что скоро вместо Тапика тут будет командовать другой «Тапик»...

* * *

Прошло полгода. Девочка Ева пошла на поправку. Благодаря Тапику у неё произошло то спонтанное выздоровление, о котором говорил врач. А Римма ждала малыша. Судя по УЗИ, это был мальчик.

~Жанна Шинелева~


Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Слава Сэ: После бала

В костюме вспотевшего отца ходил на утренник.
Было просто и мило, снежинки и зайцы. В секс-шопе купили партию заячьих ушей розовой масти. Два мальчика пришли в костюмах пауков, им тоже выдали уши, родители улыбались в их сторону несколько иронически.

Воспитательница представилась феей зимы. Она уже много лет пример детям, что делает с людьми хороший аппетит, она была фея – дирижабль, родители в страхе поджимали ноги. В середине праздника от хвоста феи отпало перо, снежинки бросились с криком «чур моё», стали драться, иногда ногами. На миг закружилась как бы красивая метель. Чёткими командами «встать в строй», «фу, дрянь какая» и «выплюнь каку» родители разогнали непогоду. Это оказался хороший и дешёвый способ, не то что облака серебрить серебра аммонием.

Зайцев перо не взволновало. Другое дело, если бы из феи выпал танк или гвоздь. Была бы битва зайцев, тоже отличное зрелище. А так лишь одному за весь праздник наваляли, и то по любви. Он был в костюме каратиста, снежинка Алиса его за это полюбила. На ней самой было фантастическое платье, расшитое боем ёлочных игрушек. Чтобы как-то привлечь внимание, снежинка выписала зайцу три пендаля подряд. Но острые края её украшений выглядели вредными для здоровья, заяц не решился ответить взаимностью. Лишь подставлял вторую ягодицу, получив по первой. Он был каратист и христианин одновременно.

Лялю этот праздник добра и взаимопонимания вогнал в зевоту. Она ушла в родительскую ложу, забралась на колени и смотрела на суету вполглаза, ногу на ногу, ждала конфет.

Конфеты – отличный подарок, лучше чем переводные картинки. Ляле кто-то нехороший подарил такие и я проснулся однажды утром весь в слюнях, пингвинах, львах и жирафах. В праздничном убранстве, так сказать.

Конфеты лучше. Как доедим последнюю карамельку, сразу зима кончится.

#СлаваСэ

Cirre
Вручали подарки. Всё шло ровно, пока не пришёл заяц. Прочитал что-то унылое. Получил пакет сластей, нашёл глазами мать и с воем, как сбитый мессершмит, стал пикировать в её сторону. Добежал, упал в колени. Было удивительно, как такой не крупный ещё заяц может вылить столько слёз. Всего через секунду мать впору было развешивать в сушильном шкафу, где варежки висят.
Косой хотел машину. О чём уведомил Мороза письменно, в октябре. А выдали конфеты. Стало ясно: надули зайца. Детство кончилось внезапно и трагически.


Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Cirre
— Мама! Всё! Я развожусь. Всё!
— Начинается... Кофе выпила?
— Выпила.
— С коньячком?
— Да!
— Громкость уменьши.
— Мама!
— И сопли вытри. Говори четко и ясно.
— Он сказал, шо у меня толстые... коленки.
— Неожиданно. И всё?
— Нет, не всё. Ещё он сказал, шо у меня жирные щеки.
— Пасатрите на этого адиёта. Софа, доця, а ты помнишь, в каких выражениях он это сказал?
— Он сказал: «Софочка, у тебя стали такие щёчки, шо их даже не надо мазать маслой...»
— Не реви.
— «Можно сразу ку-у-у-шать»!
— А про коленки шо сказал?
— А-а-а-а-а!
— Не реви.
— Сказал, шо у меня такие коленки, шо их хочется обнять и носить с собой.
— Софа! То, шо твой муж — адиёт, это я знала всегда. Но то, шо ты начинаешь от него набираться такой же глупости, — это для меня новости. Ну ладно он не умеет говорить приличные комплементы любимой женщине, но ты-то должна... слышать кое-что между строк. Разнервничала меня. А мине низзя нервничать, у меня от нервов аппетит повышается. А я на диете.
— А шо это вы на диете?
— Та... Сигизмунд сказал, шо приличного человека должно быть много, но када это очень много, то это тоже перебор.
— А вы шо ему?
— А я сказала, шо пусть приличные и переживают. А я — неприличная.
— А он шо?
— А он сказал, шо всю жизнь мечтал пообщаться с неприличной женщиной.
— А вы шо?
— А я сказала, шо это надо заслужить.
— А он шо?
— А он — адиёт, пригласил меня на свидание.
— А вы шо?
— Шо, шо... А я в своё любимое платьишко влезла... с трудом. Надо пару килограммов скинуть. А ты мине аппетит разыграла.
— Так это, мама, а давайте купим новое платьишко. Оверсайз?
— Это куда?
— Это... безразмерное. Сейчас модно, стиль «бохо» называется.
— А это приличный стиль?
— Так вы ж неприличная женщина!
— Но всё-таки.
— Это стиль загадочной женщины.
— Как это?
— А под таким платьем размеры фигуры не угадать.
— Тада берём два!

Марина Гарник

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Девочка с лопаткой, или все дети разные...


Когда-то я смотрела на мальчика, который бился в истерике в магазине, требуя шоколадку, и думала – фи. Вы просто не умеете их воспитывать. В доме, где на полках стоят книги, а в воздухе звучит классическая музыка, ребёнок не бьётся в истерике. Он отодвигает от себя томик Шопенгауэра и спрашивает: «Мамочка, я могу съесть шоколадку?»

Я смотрела на девочку, которая дубасила лопаткой напарницу в песочнице, и думала – фи. Мой ребёнок никогда не будет никого бить лопаткой. Никогда и никого. В доме, где на полках музыка, далее по тексту.

А потом я родила двоих детей. Одного за другим, не приходя в сознание.

С тех пор девочка с лопаткой приходит в мои сны. Она дубасит меня по кумполу и голосом Шопенгауэра спрашивает: «Ну что? Получила? Получила? Ты просто не умеешь их правильно воспитывать!»

То, что я не умею их правильно воспитывать, было открытием номер раз.
То, что все дети – сюрпрааайз! – разные, стало открытием номер два.

Вот возьмём девочку Санечку.
В комнате бардак. А давай-ка, говорю, приберёмся. Утром уборка, говорю, вечером – мультики.
Девочка Санечка честно убирает комнату и смотрит заслуженные мультики.
А теперь возьмём мальчика Серёжу. Серёжа сначала интересуется, сколько мультиков он сможет посмотреть, если уберёт комнату. О цене договариваются на берегу, справедливо полагает мальчик Серёжа. Потом Серёжа торгуется. Он со вкусом скандалит на тему того, что 2 мультика – это мало, и ему нужно 3. Потому что 3 мультика, мамочка, это лучше, чем 2 мультика, мамочка, ты какая-то глупая мамочка.
После этого Серёжа строит замок, рисует динозавра и беседует с игрушечным хомяком. Потом приходит и сообщает что Сейезинька отинь устай, что животик хочет кушать, a глазки хотят мультик, а ручки и ножки совсем, совсем не могут ничего делать.
Я не знаю, как заставить Серёжу прибирать комнату. Привет тебе, о девочка с лопаткой.

Или вот возьмём врача и прививку.
Девочка Санечка боится врачей и прививок. Она кричит и вырывается. Она дерётся как лев и не идёт на уступки. Девочка Санечка – честный боец. В меня – гордо говорит муж.
Я не знаю, как убедить Санечку не бояться прививок.
Да вижу, вижу тебя, девочка с лопаткой, сгинь уже.

Или вот возьмём кактыпровёлдень.
Девочка Санечка очень любит рассказывать, как она провела день. Как с утра она пришла в школу. Встретила Нину. Потом они пошли на завтрак. На завтрак была невкусная каша, потом была математика, потом они ходили в буфет, и так коротенько минут на 40.
Мальчик Серёжа информацией нас не балует.
Началя папа пьивёй меня в сад, мы кусийи, потом меня побий Максим, потом я побий Максима, потом я спай, потом папа пьисёй. Се!

Девочка Санечка любит заныкать свои конфеты в красивую шкатулку, а потом любоваться и пересчитывать.
Мальчик Серёжа любит сожрать свои конфеты, а потом тырить чужие из красивой шкатулки.

Девочка Санечка пошла в школу с 6 лет. Когда мы были на собеседовании, Санечка узрела на столе у секретарши стеклянную фигурку оленя. Стеклянный олень, вашумать! Это ж надо додуматься.
Санечка два часа прорыдала горючими слезами о том, что ей без такого оленя теперь жизнь не мила. Прямо там, в школе, и рыдала. Мимо ходили ученики, строго смотрели учителя, а под секретаршиным столом злорадно хихикала девочка с лопаткой.

Саня выковыривает из пирога изюм и ест только тесто.
Серёжа выковыривает из пирога изюм и ест только изюм.
Серёжа спит днём по два часа.
Саня не спит днём с двух лет.
Я не знаю, это про дети-разные, или про девочку с лопаткой, сами придумайте.

Саня никогда не таскала в рот монетки, бусинки и детальки от конструктора. Никогда никогда никогда.
Серёжа радует нас до сих пор. Недавно проглотил монетку и начал задыхаться. Если б не моя сестра, которая быстро перевернула его вверх тормашками и вытрясла эту монету, то я даже не хочу думать.

Ни Саня, ни Серёжа не умеют ходить в музей. Всё, что их интересует в музее, – это пожрать. Пожрать в музеях обычно не бывает, поэтому музеи их не интересуют. Хеллоу, книги на полках и журчащая в бачке музыка.

Ещё я всегда мечтала печь вместе с детьми. Знаете, вот эта идиллическая картинка, красивая мама в фартуке, а рядом два причёсанных ребёнка вырезают формочками из теста рождественское печенье.

У меня было три попытки.

В первый раз выяснилось, что у меня опасные формочки. Если надавить ими на тесто не с той стороны, то можно здорово порезаться. В тот раз Саня залила кровью всю кухню, у меня тряслись руки, а формочки я выкинула.

Вторая попытка произошла уже после того как родился и слегка подрос Серёжа. С новыми, безопасными пластиковыми формочками. Выяснилось, что Серёжа очень любит тесто. Стоило мне отвернуться, как Серёжа жрал тесто. Собственно, на печенье теста не хватило.

В третий раз звезды были на нашей стороне. Никто не порезался, и не какал потом сырым тестом два дня подряд.
Я просто полдня отмывала кухню, коридор, себя и детей. А потом решила – ну его в пень, это печенье.

Но вчера я зачем-то снова сделала тесто! Лежит в холодильнике, угрожает. Я тоже немножко боец. Горжусь!

А вот с оленем – проблема.
Вы не знаете, где можно купить маленького стеклянного оленя, вашумать?
Подозреваю, что девочка с лопаткой знает.
Но не говорит!»

© Svetlana Bagiyan


Калюся

Владимир Пресняков – Всё нормально


Владимир Пресняков – Всё нормально • Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) play thumbnailUrl Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)
Скачать / послушать: _______________________________ Владимир Пресняков в соцсетях: ВКонтакте: Facebook: Instagram: Одноклассники: ________________________________ Самые яркие премьеры только на канале Velvet Music:…Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) - 4060553
PT3M
True
2023-12-29T12:16:22+03:00
embedUrl

Irgata
Всё нормально
наша собака вот так зубами как-то разорвала подушку, перьев было столько же.

Liilia
Это стиль загадочной женщины.
Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

 

Cirre
У Моны Лизы нет бровей, а у моделей Кустодиева – талии. У Венеры Боттичелли слишком покатые плечи, а у красоток Рубенса огромные попы. У Фриды Кало, вообще, монобровь и усы. И это звезды мировой живописи.

Продолжим? Поль Гоген был без ума от коренастых таитянок, прерафаэлиты – от рыженьких. Идеал Микеланджело – женщина-бодибилдер, а Дега не мог представить никого прекраснее балерины. О личных пристрастиях художников можно говорить долго, но вывода напрашивается два. 1 – стандарта красоты не существует. 2 – даже произведения искусства несовершенны.

Вернемся к портрету Моны Лизы. На вытянутом прямоугольном лице нос кажется слишком длинным, а рот маленьким. Глаза выглядят слегка припухшими, и на них совсем не видно ресниц, брови также отсутствуют. Дополняет образ высокий лоб. Минуточку, красотой этой женщины восхищаются миллионы людей по всему миру – как ей это удалось?

У Джоконды потрясающая энергетика. На ее губах играет легкая улыбка – кажется, она лукаво посмеивается над вами, оставаясь при этом совершенно невозмутимой. Ее уверенность в себе притягивает, а озорные искорки в глазах подстегивают воображение. А теперь представьте, как бы выглядела Мона Лиза, если бы все время думала о своем «неправильном» носе.

Вы все еще страдаете из-за своих «недостатков»? Порой нам кажется, что только из них мы и состоим – проблемная кожа, маленькая грудь, толстые икры... А что, если взять и превратить все минусы в плюсы? Просто потому что вы так решили. Гордиться выпирающим животиком, тонкими губами, острыми коленками и круглыми щечками. Начать смотреть на себя с любовью, а на этот мир – с уверенностью и легкой насмешкой. Ведь каждая из нас – шедевр, созданный Богом, в сотни раз гениальнее, чем работа Леонардо. В нас столько жизни, красоты и силы, что мы можем перевернуть этот мир.

Иногда нам просто нужно, чтобы кто-то тихо сказал: «Ты такая красивая!»

свет лана
Смешное видео))
Наши хакеры взломали Рождество
Новогоднее смешное видео. Русские хакеры взломали Рождество!! Смотреть всем! Угарный ролик!! • Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) play thumbnailUrl Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)
Смешное Новогоднее видео))))Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения) - 4060882
PT
True
2023-12-30T23:31:54+03:00
embedUrl

Силявка

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Я тебе не мать


— Стась... – раздался тихий голос из комнаты и Настя, вытерев руки полотенцем, зашла в комнату свекрови.

— Что такое, мам? Давление?

Екатерина Степановна лежала на кровати и напряжённо тёрла виски.

— Не знаю, – устало ответила женщина, – тяжело. То ли тревога мучает, то ли смерть подкрадывается...

— Какая смерть, мама? Что вы! – Стася эмоционально взмахнула полотенцем и внезапно хитро улыбнулась, – скучно вам, может, тут одной лежать? Пойдемте–ка со мной на кухню. Скоро Витька на обед забежит, а у меня суп ещё не готов.

Нехотя старушка поднялась с постели. Шаркая ногами, дошла до кухни и села на мягкий стул, купленный Виктором, новым мужем Стаси, специально для неё. Подумав, взяла из кастрюли очищенную картошку и нож. Вспомнилось, как тридцать лет назад она поучала невестку:

— Смотри, Настя, как картошку резать надо – раз, два и три. А у тебя что? Эх, молодо – зелено. Криво – косо.

Вспомнив, как терпеливо Стася выслушивала эти наставления, старушка улыбнулась. Хорошая ей невестка попалась, хоть и не понравилась ей поначалу.

— Саша, кто это? – с удивлением смотрела тогда на простоватую, слишком полненькую девушку Екатерина Степановна, – ты где это счастье нашёл?

— Мам, это Стася. Моя будущая жена, – серьёзно и без лишней лирики сказал тогда сын.

И она поняла. Всегда послушный Александр вдруг проявил твердость характера и привёл в дом молодую жену. Значит, сердцем он её выбрал. Ну и что, что Настя полненькая и взгляд добродушнее некуда. Похудеет, в городе обживётся, характер закалится.

— Что за имя такое – Стася! Анастасия ты. Выдумала тоже, – бубнила Екатерина Степановна, с удивлением глядя, как невестка нарезает картофель толстыми кусками, – тоненько надо. А ты! Имя твоё с красивым значением. Правильным! Воскресшая. Анастасия... – свекровь будто испробовала это имя на вкус и удовлетворенно хмыкнула.

— Не нравится мне моё имя, Екатерина Степановна, – старательно орудуя ножом, отвечала Стася, – это я не сама придумала. В фильме видела, что Настю Стасей кличут. И так оно мне понравилось, что я теперь только так и представляюсь.

— Кличут собаку да корову, – недовольно пыхтела свекровь. Но Стасе это было нипочём. Видела она, что Екатерина Степановна в глубине души совсем не злая. Вовсе не такая, какой показалась с первого взгляда.

И сейчас Стася вспомнила этот разговор, глядя, как свекровь аккуратно нарезает картошку. Тоненькие дольки, ровные, как в ресторане. Столько лет прошло, а она до сих пор так не умеет. Не было в ней никогда этого перфекционизма, когда еда как из ресторана. До того красиво, что и есть жалко.

— Родители-то где твои? – спросила Екатерина Степановна за неделю до свадьбы, – приедут?

— Не приедут, – вздохнула в ответ невестка, – мама меня вожжами за Сашку отлупила и из дома выгнала...

— Как отлупила? – удивилась свекровь, вновь окидывая взглядом дородную фигуру невестки, – съездить бы надо. Познакомиться.

Всю жизнь прожившая в городе, Екатерина Степановна и не знала, что странные устои ещё живы в небольших деревнях. Всю дорогу пыталась представить, что там за мать такая, что родное дитя не пожалела, но так и не смогла.

Покосившийся дом, давно не видевший мужской руки, стоял посередине деревни. Большой участок зарос травой, лишь небольшой огородик с парочкой грядок выдавал какое–никакое хозяйство.

«Ну и ну», – думала Екатерина, переступая через валяющиеся тут и там хозяйственные мелочи, – «не удивительно, что Настька неумеха такая. Вся в мать пошла.»

— Ооо... Блудная дочь вернулась, – растягивая слова, сказала полненькая женщина с опухшим лицом, – чего явилась?

— Знакомится пришли, – ответила за Настю Екатерина Степановна и испытала невероятное чувство брезгливости. Она сморщила нос от застоявшегося запаха немытого тела и пота. Взглянула на стыдливо застывшую фигурку Стаси и внезапно улыбнулась, – мой сын и ваша дочь решили пожениться.

— Ах ты дрянь! – закричала вдруг женщина и Екатерину обдало запахом перегара, – замуж она собралась! А кто братьев, сестёр поднимать будет, а? Хозяйство на кого оставить решила? Ноги вашей в моём доме не будет! – женщина замахнулась на Настю и та будто сжалась, скукожилась от громкого крика матери, – дрянь!

— Не тронь, – стальным голосом сказала Екатерина Степановна, перехватывая руку сватьи, – у нас поживёт! – повернулась к застывшему в удивлении сыну и махнула рукой, – поехали. Это нашей ноги не будет в вашем доме!

Дорога домой прошла в немом молчании. Лишь редкие всхлипывания Насти на заднем сидении нарушали эту тишину.

— Не реви! – резковато оборвала невестку Екатерина Степановна на пороге квартиры, – из-за достойных можно плакать. А тут... – женщина махнула рукой и внезапно прижала девушку к себе, – не реви. Перемелется – мука будет.

Закрутила жизнь, завертела. Вот и год пролетел. У Насти с Сашей родился сын – здоровый розовощекий малыш, названный в честь прадеда – Михаилом.

— Мам, нам квартиру предлагает Гришка, – сказал однажды сын и Екатерина Степановна вспыхнула, как свечка, – родителей к себе забирает, а чего жилье пустовать будет?

— Зачем уезжать? Деньги лишние? На своё накопите, тогда и уедете! – сказала тогда Екатерина Степановна, – на жену глянь! Тут хоть я помогу, а там кто?

Сказала и не пожалела. Мишка рос беспокойным. Частенько плакал по ночам, мучили его то колики, то зубы. А иногда женщине казалось, что внуку просто нравится издавать крики, на которые Стася реагировала как настоящая мать. Брала на руки и ходила по квартире ночами, мягко ступая на пушистые ковры.

Екатерина Степановна жалела замученную невестку, которая резко сбросила вес и теперь передвигалась по квартире тихой тенью. Под глазами залегли синеватые тени, лицо осунулось и куда-то подевался здоровый румянец.

— Вот, – на годик внука Екатерина сунула Стасе в руки красивый конверт, – через два дня выезжаете. Мишка со мной побудет.

Дрожащими руками открыла Настя конверт, гадая, что за сюрприз придумала свекровь. И сразу воодушевилась, увидев две путёвки на Чёрное море. Заулыбалась и почти сразу потухла.

— А как же вы с Мишкой-то одна?

— Про Мишку не думай. Своего вырастила и с этим справлюсь. Ты, Настя, взрослая вроде, а элементарного не видишь. В зеркало глянь. Долго ещё так протянешь?

Две недели волшебства, солёного моря, яркого солнца и общества мужа сыграли свою роль. Стася вернулась домой будто наполненная жизненной силой. Последний отпуск с мужем до сих пор грел разбитую часть души.

Через две недели Александр не вернулся домой с работы. Вылетевшая на встречную полосу фура лишила семью отца и мужа. А Екатерину Степановну – сына.

После похорон свекровь как-то разом потухла и сморщилась. Бесцельно бродила из угла в угол, не обращая внимания на внука и невестку.

— Мам, посидите с Мишкой, пожалуйста? – однажды обратилась Стася и отшатнулась, как от удара.

— Не мать я тебе, – в голосе свекрови послышалась сталь, – не рожала, не растила. Какая я тебе мать?!

— Простите... – Настя нервно затеребила край платка, – посидите, пожалуйста, с Мишкой. Я до магазина и обратно.

Екатерина Степановна лишь кивнула и вновь отвернулась к стенке. Внук был слишком похож на погибшего сына, чтоб смотреть без боли в родные глаза.
— Екатерина Степановна, – через месяц сказала Стася. Ей тяжело давался непростой разговор, но она чувствовала, что когда-то придётся начинать, – поедем мы с Мишкой. Я и вещи почти собрала...

— Куда поедете? – встрепенулась свекровь и задумчиво посмотрела на Настю. Закрывшись в своём горе, она и не заметила, как осунулась невестка. Купленное после свадьбы платье болталось на худеньком теле, а в глазах застыла такая невообразимая тоска, что Екатерина невольно поморщилась.

— Лишние мы тут... Саши нет и это всё, – Настя обвела взглядом кухню и всхлипнула, – о своём доме надо подумать.

Мысли копошились в голове, как вялые сонные мухи. Уедет Настя, заберёт внука, может замуж выйдет потом, а она... Она так и останется в этих стенах. И время потечёт своим чередом, только дверь никогда не откроется и Сашка больше никогда её не позовёт. И самое ласковое, нежное и трепетное слово «мама» больше никогда не прозвучит в её сторону.

Одиночество... Так ли оно прекрасно, когда ты и не знаешь, что это такое? Всю жизнь в семье провела Екатерина. Сначала у родителей, потом с мужем. А потом вот сын и Настя. А теперь как?

Будто глаза раскрылись и увидела Екатерина, что не одну её подкосило горе. Высохла Стася, как озеро в засушливое лето. Только не поддается девка отчаянию, за внуком смотрит, гуляет, готовит. А она ведь и не замечала за этот месяц, что в холодильнике всегда еда, а в квартире чистота и порядок.

— Прости меня, девочка, – внезапно заплакала Екатерина Степановна, закрыв руками лицо, — эгоистка я. За своим горем твоего совсем не вижу. Ты ведь тоже его любила. А я... Будто только я одна из нас потеряла. А Мишка ведь без отца остался. Не уезжайте, Стась... Как я одна буду? А вы? Тебя ведь тоже не ждёт мать в деревне.

— Ну что вы! Не плачьте, – Стася крепко обняла свекровь, уткнувшись носом ей в макушку, – мы не уедем.

Долго сидели на кухне две женщины. Много говорили и, крепко обнявшись, выли, по-бабьи оплакивая своё горе. Мишка, словно что-то чувствовал и безмятежно спал в своей кроватке, чему-то улыбаясь во сне.

Сейчас Стася вспомнила тот их ночной разговор и, будто окунувшись вновь в то беспросветное горе, смахнула слезу. Любила ли она хоть кого-то также сильно, как Сашку? Он и сейчас иногда вставал у неё перед глазами. Улыбался и одобрительно кивал головой.

— Замуж тебе пора, Стась, – через шесть лет после смерти сына сказала Екатерина, – ты молодая, тебе гулять надо, а ты в четырёх стенах закрылась.

— Мы вам надоели? – удивилась Настя, забежавшая с больницы домой на обед, – деньги на квартиру у меня давно отложены. Тяжело вам, да? Шумный Мишка, ребёнок ещё.

— Глупости! – отрезала Екатерина Степановна, – ничем вы мне не мешаете. О себе подумай. Годы идут, а ты так и будешь одна куковать?

— Но Саша...

— А что Саша? – в голосе свекрови послышалась сталь, – не вернуть Сашку уже. О живых думать надо. Мишка взрослеет, ему отец нужен.

Виктора, появившегося в жизни Стаси через два года после этого разговора, Екатерина Степановна одобрила сразу. Мишка же, не знавший отцовской любви, ластился к мужчине, а тот отвечал ему взаимностью. Они вместе пропадали в гараже, ходили на рыбалку и гоняли мяч во дворе.

— Екатерина Степановна, меня Витя замуж зовёт, – сказала однажды Стася и замерла в ожидании ответа.

— Так иди, чего ждёшь? – женщина с удивлением посмотрела на невестку, – Мишка его любит. А ты?

— И я люблю, – Настя опустила голову, – а как же вы? Я знаю, что не дочь вам, но вроде так привычно и повеселее вместе...

— Глупости, – отмахнулась Екатерина, – кто же ты тогда, раз не дочь? И не выкай мне больше, не один пуд соли вместе съели. А за Виктора иди. Мужик хороший, Мишку любит. А на тебя как смотрит, видишь?

— Но вы же сказали тогда...

— Мало ли что я сказала, сколько лет прошло, – отрезала свекровь, – что же ты всё меня официально кличешь? Екатерина Степановна, да Екатерина Степановна. Мамой хоть назвала бы разок.

Удивилась тогда Настя, растерялась. Осознала разом это грозящее свекрови одиночество. Смогла бы она сама вот так? Потерять сына и жить дальше. Да и не просто жить, а жить мудро, помогая себе и другим? Подумала и поняла – не смогла бы.

От этих мыслей защипало в носу и захотелось покрепче прижать к себе Мишку, погладить по вихрастой голове и поцеловать в детскую щечку. Взрослый он уже. Брыкается, когда мать протягивает руку, чтоб погладить. С хохотом убегает от поцелуев. Ещё лет десять – и невесту приведёт. Хватит ли ей мудрости, чтоб принять девочку также, как когда-то приняла её свекровь?

— Мама, – прошептала тогда Стася, обнимая женщину, – спасибо вам. Вы даже не представляете, что вы для нас сделали. Самая родная. Самая–самая.

Счастье, окутывающее тогда Стасю, казалось ей таким осязаемым. Будто можно было им укрыться, как тёплым пледом в осеннюю непогоду. Новая жизнь пугала её, но это были такие мелочи, по сравнению с улыбками дорогих ей людей.

Шли годы. Мишка давно вырос, окончил институт и привёл в дом тоненькую, почти прозрачную девчонку.

— Мама, знакомься. Это – Анна.

И вспомнила Стася, как двадцать пять лет назад вот также сама стояла и дрожала от страха в дверях свекрови. Ободряюще улыбнулась девушке, подмигнула сыну и пригласила за стол. Жизнь продолжалась.

Молодые поженились, купили квартиру, а через два года порадовали родителей внучкой.

— Маму твою к себе забираем, – сказал как-то за ужином Виктор и Стася счастливо улыбнулась. Она и сама хотела предложить, но муж, как обычно, прочитал её мысли.

Екатерина Степановна понемногу сдавала. Теряла ключи, кошельки и прочие важные вещи. Мало ходила, всё больше жалуясь на больные колени и давление.

И сейчас, аккуратно нарезая картошку, Екатерина Степановна думала, что ей очень повезло, что в тот летний день Саша привёл к ней в дом именно Стасю: полненькую, добродушную, но теперь такую родную.

И кто же такой щедрой рукой отсыпал Насте мудрости, которая позволила ей столько лет тесно жить со свекровью бок о бок? Шевелить, развлекать, подкидывать забот. Чтоб не лежала, не жалела себя и не упивалась собственной беспомощностью, а поднималась с кровати и шла, зная, что она – нужная и важная.

Столько лет прошло, что, кажется, и не помнит Екатерина Степановна, что не рожала, не нянчила и не воспитывала она Стасю с пелёнок. Будто всегда она была её доченькой, такой родной и любимой.
автор канал на дзене – Пойдёмсомной

Cirre
Посленовогодняя женщина (немножка зомби) нарезала зелёные яблоки, положила на них творог, посыпала корицей и села напротив духовки.

Глаза:
-Крааасиивооооо. Настоящая рождественская еда!

Мозг:
- Чо происходит? Я тока проснулся.

Руки, борясь с фантомом рюмки:
-Это все из-за жо. ы. Она не влезла в юбку.

Жо. а, блаженно закуривая сигару:
-Ах, оставьте!

Желудок:
- Засунь в себя поваренную книгу. Опять мне отдуваться. Ненавижу яблоки и творог.

Глаза:
-А отодвиньте ее, пжста, от духовки, а? Мы уже корочкой покрылись.

Желудок:
-Я знаю нормальный рождественский рецепт! Нада взять в одну руку остаток сырокопченной колбасы, в другую батон. Потом макнуть лицо в икру. И все это не просыпаясь.

Мозг:
- Хрррррр...

Женщина, откусывая запеченное яблоко :
-Ну. С Рождеством.

Желудок:
- За штоооооо?!

Жо. а мрачно:
- Грядет время кефира и пробежек. Меня уже укачивает...

Автор: Зоя Арефьева

Силявка
Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

«Когда у меня появилась первая дочь, я ничего не понял

Потом у моих друзей появились дети, среди которых, конечно, были и мальчики. А потом у меня родилась вторая дочь — и тут я понял. Я понял, что у меня есть знание, которое неведомо папам мальчиков.

Итак, вот что я узнал, как пaпa девoчек:

1. Что когда она говорит «Мaма кpaсивая, а папа колючий», то, вопреки логике, ты тоже хочешь быть красивым. Во всяком случае, хочешь, чтобы она так считала.

2. Что выбор трусов в гномах или в бабочках — это сложный и важный выбор каждого утра. И что если трусов с нужным гномом не будет, то весь день может быть насмарку.

3. Что ты умеешь плести косички. И это случилось как-то само собой.

4. Что тебе paно или поздно накрасят ногти лаком. Смирись и прими это, как мужчина. Молча. Спасения все равно нет.

5. Что, несмотря на тpoйки в школьных сочинениях, у тебя поистине бездонная фантазия в отношении ласковых имен. «Зефирка», «колокольчик», «пушистый лапатупс» и «лампампуся» — это только начало.

6. Что кoгда она говорит «папочка» и улыбается, в этот момент ты готов отдать ей абсолютно все: деньги, квартиру, машину и последнюю рубашку. Хорошо, что она об этом не знает.

7. Чтo, когда она приходит к тебе под утро, со своим одеялом, и обнимает тебя маленькими пухлыми ручками, ты понимаешь — эта любовь навеки.

8. Что, несмотря на многолетние ежедневные наблюдения их с самого детства, ты по-прежнему не понимаешь жeнщин, но точно знаешь: без них твоя жизнь ничего не значит.»

Слaвa Cэ

Irgata

ستوريات فيديوهات اطفال ستوريات اجمل ضحكات اطفال ستوريات براءة اطفال #اطفال #cutebaby #shorts #funny


Cirre
Не сошлось на бёдрах платье,
Юбку трудно надевать;
Я себе сказала: «Хватит,
Я не буду больше жрать!».
Сразу села на диету
И сижу на ней весь день,
Утром нюхала котлету,
Днём смотрела на пельмень.
Ночь. Верчусь, как в преисподней,
Хоть давно уж спать пора,
Ни за что такой голодной
Не дожить мне до утра.
Не могла же дать погибнуть
Я себе во цвете лет!
Съела торт, пирог с малиной,
Оливье и винегрет,
Съела рыбу заливную,
Вместе с супом и борщом,
Из свинины отбивную,
И потом одну ещё,
Съела брынзу, сыр Российский,
Сервелата два кило,
Съела даже Муркин Вискас...
Тут и утро подошло!

© Ольга Хворост

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

свет лана
Сегодня ездили гулять в Железноводск. Цветут одуванчики))
😂
7 января, зима блин))

Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)

Светяшка
Сегодня ездили гулять в Железноводск.
Мы там вчера были.
Позавчера у Вас в Пятигорске.

gawala
Позавчера у Вас в Пятигорске.
В Кругосеверокавказке?



Интересное в разделе «Улыбнёмся :)»

Масленица-2024

Новое