*Глафира
Цитата: СоНика
только на днях обсуждали здесь на форуме, что это не стих Рубальской

простите, не прочла. Нравится Л. Рубальская
Лариса Рубальская
Я бываю такая разная

Я бываю такая разная –
То капризная, то прекрасная,
То страшилище опупенное,
То красавица – мисс Вселенная,
То покладиста, то с характером,
то молчу, то ругаюсь матерно,
то в горящие избы на лошади,
то отчаянно требую помощи,
дверью хлопну – расставлю все точки,
то ласкаюсь пушистым комочком,
то люблю и тотчас ненавижу,
то боюсь высоты, но на крышу
выхожу погулять тёмной ночкой,
то жена, то примерная дочка,
то смеюсь, то рыдаю белугой,
то мирюсь, то ругаюсь с подругой.
Не больна я, не в психике трещина…
Просто Я – стопроцентная ЖЕНЩИНА!!
*Lind@
Может и было тут уже..
Высоцкий Владимир — «Баллада о борьбе»
Сpедь оплывших свечей
И вечеpних молитв,
Сpедь военных тpофеев
И миpных костpов
Жили книжные дети,
Не знавшие битв,
Изнывая от мелких
Своих катастpоф.

Детям вечно досаден
Их возpаст и быт, -
И дpались мы до ссадин,
До смеpтных обид.
Hо одежды латали
Hам матеpи в сpок,
Мы же книги глотали,
Пьянея от стpок.

Липли волосы нам
На вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой
Сладко от фpаз,
И кpужил наши головы
Запах боpьбы,
Со стpаниц пожелтевших
Слетая на нас.

И пытались постичь
Мы, не знавшие войн,
За воинственный клич
Пpинимавшие вой,
Тайну слова "пpиказ",
Hазначенье гpаниц,
Смысл атаки и лязг
Боевых колесниц.

А в кипящих котлах
Пpежних боен и смут
Столько пищи для маленьких
Наших мозгов!
Мы на pоли пpедателей,
Тpусов, иуд
В детских игpах своих
Назначали вpагов.

И злодея следам
Hе давали остыть,
И пpекpаснейших дам
Обещали любить,
И, дpузей успокоив
И ближних любя,
Мы на pоли геpоев
Вводили себя.

Только в гpёзы нельзя
Насовсем убежать:
Кpаткий век у забав -
Столько боли вокpуг!
Постаpайся ладони
У мёpтвых pазжать
И оpужье пpинять
Из натpуженных pук.

Испытай, завладев
Ещё тёплым мечом
И доспехи надев,
Что почём, что почём!
Разбеpись, кто ты - тpус
Иль избpанник судьбы,
И попpобуй на вкус
Hастоящей боpьбы.

И когда pядом pухнет
Изpаненный дpуг,
И над пеpвой потеpей
Ты взвоешь, скоpбя,
И когда ты без кожи
Останешься вдpуг
Оттого, что убили его -
Не тебя, -

Ты поймёшь, что узнал,
Отличил, отыскал
По оскалу забpал:
Это - смеpти оскал!
Ложь и зло - погляди,
Как их лица гpубы!
И всегда позади -
Воpоньё и гpобы.

Если, путь пpоpубая
Отцовским мечом,
Ты солёные слёзы
На ус намотал,
Если в жаpком бою
Испытал, что почём, -
Значит, нужные книги
Ты в детстве читал!

Если мяса с ножа
Ты не ел ни куска,
Если pуки сложа
Наблюдал свысока,
И в боpьбу не вступил
С подлецом, с палачом, -
Значит, в жизни ты был
Ни пpи чём, ни пpи чём!
*СоНика
Глафира, не за что, мне это стихотворение тоже понравилось, но народ хотел истины... Нашла! Чат-топик #7985

Капля в океане мироздания

Одной проблемой не измерить бытия.
И не изведать все пути сознания.
Огромный космос, ты и я -
Лишь капли в океане мироздания.

Скорее голос слышим СВОЙ,
В плену потребностей, желанья.
Весь лоск в миру наш наносной,
Стремлением гордым созидания.
*Бирюса
Константин Симонов

Открытое письмо (1943)

[Женщине из г. Вичуга]



Я вас обязан известить,
Что не дошло до адресата
Письмо, что в ящик опустить
Не постыдились вы когда-то.

Ваш муж не получил письма,
Он не был ранен словом пошлым,
Не вздрогнул, не сошел с ума,
Не проклял все, что было в прошлом.

Когда он поднимал бойцов
В атаку у руин вокзала,
Тупая грубость ваших слов
Его, по счастью, не терзала.

Когда шагал он тяжело,
Стянув кровавой тряпкой рану,
Письмо от вас еще все шло,
Еще, по счастью, было рано.

Когда на камни он упал
И смерть оборвала дыханье,
Он все еще не получал,
По счастью, вашего посланья.

Могу вам сообщить о том,
Что, завернувши в плащ-палатки,
Мы ночью в сквере городском
Его зарыли после схватки.

Стоит звезда из жести там
И рядом тополь — для приметы...
А впрочем, я забыл, что вам,
Наверно, безразлично это.

Письмо нам утром принесли...
Его, за смертью адресата,
Между собой мы вслух прочли —
Уж вы простите нам, солдатам.

Быть может, память коротка
У вас. По общему желанью,
От имени всего полка
Я вам напомню содержанье.

Вы написали, что уж год,
Как вы знакомы с новым мужем.
А старый, если и придет,
Вам будет все равно ненужен.

Что вы не знаете беды,
Живете хорошо. И кстати,
Теперь вам никакой нужды
Нет в лейтенантском аттестате.

Чтоб писем он от вас не ждал
И вас не утруждал бы снова...
Вот именно: «не утруждал»...
Вы побольней искали слова.

И все. И больше ничего.
Мы перечли их терпеливо,
Все те слова, что для него
В разлуки час в душе нашли вы.

«Не утруждай». «Муж». «Аттестат»...
Да где ж вы душу потеряли?
Ведь он же был солдат, солдат!
Ведь мы за вас с ним умирали.

Я не хочу судьею быть,
Не все разлуку побеждают,
Не все способны век любить,—
К несчастью, в жизни все бывает.

Ну хорошо, пусть не любим,
Пускай он больше вам ненужен,
Пусть жить вы будете с другим,
Бог с ним, там с мужем ли, не с мужем.

Но ведь солдат не виноват
В том, что он отпуска не знает,
Что третий год себя подряд,
Вас защищая, утруждает.

Что ж, написать вы не смогли
Пусть горьких слов, но благородных.
В своей душе их не нашли —
Так заняли бы где угодно.

В отчизне нашей, к счастью, есть
Немало женских душ высоких,
Они б вам оказали честь —
Вам написали б эти строки;

Они б за вас слова нашли,
Чтоб облегчить тоску чужую.
От нас поклон им до земли,
Поклон за душу их большую.

Не вам, а женщинам другим,
От нас отторженным войною,
О вас мы написать хотим,
Пусть знают — вы тому виною,

Что их мужья на фронте, тут,
Подчас в душе борясь с собою,
С невольною тревогой ждут
Из дома писем перед боем.

Мы ваше не к добру прочли,
Теперь нас втайне горечь мучит:
А вдруг не вы одна смогли,
Вдруг кто-нибудь еще получит?

На суд далеких жен своих
Мы вас пошлем. Вы клеветали
На них. Вы усомниться в них
Нам на минуту повод дали.

Пускай поставят вам в вину,
Что душу птичью вы скрывали,
Что вы за женщину, жену,
Себя так долго выдавали.

А бывший муж ваш — он убит.
Все хорошо. Живите с новым.
Уж мертвый вас не оскорбит
В письме давно ненужным словом.

Живите, не боясь вины,
Он не напишет, не ответит
И, в город возвратись с войны,
С другим вас под руку не встретит.

Лишь за одно еще простить
Придется вам его — за то, что,
Наверно, с месяц приносить
Еще вам будет письма почта.

Уж ничего не сделать тут —
Письмо медлительнее пули.
К вам письма в сентябре придут,
А он убит еще в июле.

О вас там каждая строка,
Вам это, верно, неприятно —
Так я от имени полка
Беру его слова обратно.

Примите же в конце от нас
Презренье наше на прощанье.
Не уважающие вас
Покойного однополчане.

По поручению офицеров полка
К. Симонов

*СоНика
Любимые стихи
*Глафира
«Есть в осени первоначальной»
Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё — простор везде, —
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко ещё до первых зимних бурь —
И льётся чистая и тёплая лазурь
На отдыхающее поле…
Автор: Ф. И. Тютчев
*shade
мир вам хлебопёки!

Костёр горел, и пламя пело

О Солнце и о гордости людей.

И голова моя горела

От горечи прожитых дней.

Мне скоро девять. Это вечность

В сравненье с временем костра.

Судьбой мне до конца?

Но он согрел людей.

А я?

Немая , неумелая ,

От мира за стеной .

Зовётся аутизмом

Недуг проклятый мой.

Неужто одиночество –

Судьбой мне до конца

И в пепел превращусь я,

Не согрев сердца?..

Костёр заплакал, догорая.

С поленьев капает смола.

И плачу я. Ведь дорогая

Цена безмолвья. Боже, дай слова!

*Cirre
Простые, тихие, седые,
Oн с палкой, с зонтиком она,-
Они на листья золотые
Глядят, гуляя дотемна.

Их речь уже немногословна,
Без слов понятен каждый взгляд,
Но души их светло и ровно
Об очень многом говорят.

В неясной мгле существованья
Был неприметен их удел,
И животворный свет страданья
Над ними медленнo горел.

Изнемогая, как калеки,
Под гнетом слабостей своих,
В одно единое навеки
Слились живые души их.

И знанья малая частица
Открылась им на склоне лет,
Что счастье наше - лишь зарница,
Лишь отдаленный слабый свет.

Оно так редко нам мелькает,
Такого требует труда!
Оно так быстро потухает
И исчезает навсегда!

Как ни лелей его в ладонях
И как к груди ни прижимай,-
Дитя зари, на светлых конях
Oно умчится в дальний край!

Простые, тихие, седые,
Он с палкой, с зонтиком она,-
Они на листья золотые
Глядят, гуляя дотемна.

Теперь уж им, наверно, легче,
Теперь всё страшное ушло,
И только души их, как свечи,
Струят последнее тепло.
Николай Заболоцкий
*selenа
Булат Окуджава:

Не пробуй этот мёд: в нём ложка дёгтя.
Чего не заработал – не проси.
Не плюй в колодец. Не кичись. До локтя
Всего вершок – попробуй укуси.
Час утренний - делам, любви – вечерний,
Раздумьям – осень, бодрости – зима…
Весь мир устроен из ограничений,
Чтобы от счастья не сойти с ума.
*kortni
Не грусти и не спорь… не томись –
Всё равно ничего не поделаем:
Долго тропки на горку вились,
А вот с горки летят – угорелые.

И кукушкам уже куковать
Так подолгу за лесом не хочется…
Но мы жить будем – не доживать,
И не станем сидеть в одиночестве.

Ох, не зря кто-то умный сказал,
Что года – не поклажа тяжелая,
А богатство и наш капитал,
К ним добавим улыбки весёлые.

Пусть они не разгладят морщин,
Но зато переделают в лучики…

Без особых, как будто, причин,
Мы надеемся только на лучшее,
Потому что жизнь будет такой,
Как увидим её, как придумаем.
Встретим снова и зимний покой,
И июльское, летнее, шумное,
И такие вот осени дни –
Сердце жгут, но не ранят они…

26.09.18 Анна Опарина
*shade
мир вам хлебопёки!

Признаюсь, я люблю целоваться,
До беспамятства, до дурноты.
Но не так, что бы челюстью клацать,
А тихонько и нежно... Бултых,
Я ныряю в любимые губы,
В этот мягкий и влажный портал,
И тотчас наслаждение рубит,
Будто в сад приэдемский попал.
Словно в сказку проник. С поцелуем
Не сравнится ничто, никогда!
Страстный танец губами танцуем,
И в финале не будет стыда.

Арсен Акопян
*Альбинка75
у меня, говорят, всё спокойно и хорошо:
если фэйл — то по мелочи,
если успех — большой,
если драма, то всё же
с не самым плохим концом.
если вдруг форс-мажор, я умею держать лицо.
я умею учиться — практически у всего,
поднимаюсь быстрее, чем падает большинство.
мне любое несчастье приходится по плечу.
я умею любить,
но,
в общем-то,
не хочу:
мне хватает и так вариантов, куда и с кем.
у меня, говорят, не бывает вообще проблем —
мол, откуда им взяться. действительно, повезло!
по карманам рассованы чёртовы горы слов,
в кошельке всё в порядке и столько же с головой.
я умею в тылу и могу на передовой —
мне не сложно ни капли. среди ледяной пурги
я так ярко свечу, что могу поджигать других...
я так ярко свечу, что должна освещать им путь!

а когда я лежу, и никак не могу заснуть,
и пытаюсь не слушать ветров заоконный вой
и себя ощущать ну не целой, а хоть живой,
настоящей, не из железа и не святой,
у меня получается думать, но лишь про то,
через сколько кругов и какую войну прошёл
тот, кто делает вид,
что всё время
всё
хорошо.

Дарёна Хэйл
*Cirre
Сегодня как-то пусто на душе.
И целый мир как-будто отвернулся.
Тошнит от лицемерия уже…
Мне в сердце кто-то влез и не разулся…

Намусорил, осколков набросал,
Мечты разбил и затоптал желанья…
Другой жалел и мысли собирал,
А третий перебил других старанья…

И так входили люди в душу мне…
Рассказывали тайны и секреты.
Кто о долгах шептал, кто о весне…
А кто-то о любви, пришедшей летом…

Я слушала, вникала и потом
Слезами обливалась почему-то.
Я так переживала обо всём…
И обо всех, кто в душу лез обутым…

Топтали, я терпела как могла,
Прощала и на помощь отзывалась…
И душу я свою не берегла.
Она непониманьем наполнялась…

Разрезала как яблочный пирог,
Сердечко, и прохожих угощала…
Давился кто-то, кто-то есть не мог,
А в ком-то просто совесть заиграла…

Взлетаю я с израненной душой,
Парю не высоко, но над землёю,
Есть светлый мир души, пусть небольшой,
Но я для всех ту дверцу приоткрою…

Пусть даже будут дальше мне кромсать
Измученное сердце, не стесняясь,
Я буду людям душу открывать.
И буду верить им, не сомневаясь…

Ирина Самарина

*selenа
КОЛОКОЛА
Цыган-красавец милый друг
Уже трезвонит вся округа
Казалось ни души вокруг
И так любили мы друг друга

Но спрячься хоть на дно реки
Колоколам все сверху видно
Теперь их злые языки
Гудят и треплются бесстыдно

Катрины их в деревне три
И булочница с толстым мужем
Урсула Сиприен Мари
Хотя мы с ней как будто дружим

Начнут смеяться поутру
Куда глаза от них я спрячу
А ты уедешь Я заплачу...
И может быть умру

--------------------------------000000000000000000--------------------------------
Под мостом Мирабо тихо катится Сена
И уносит любовь
Лишь одно неизменно
Вслед за горем веселье идет непременно

Пробил час наступает ночь
Я стою дни уходят прочь

И в ладони ладонь мы замрем над волнами
И под мост наших рук
Будут плыть перед нами
Равнодушные волны мерцая огнями

Пробил час наступает ночь
Я стою дни уходят прочь

Уплывает любовь как текучие воды
Уплывает любовь
Как медлительны годы
Как пылает надежда в минуту невзгоды

Пробил час наступает ночь
Я стою дни уходят прочь

Вновь часов и недель повторяется смена
Не вернется любовь
Лишь одно неизменно
Под мостом Мирабо тихо катится Сена


Гийом Аполлинер
*kortni
Новый год моего детства

А помните в детстве, - наряжена ёлка,
На кухне пельмени лепили так долго,
Готов холодец и лимончик сочится,
И ждёшь это чудо вот - вот да случится!

Конфеты с подарков на стол высыпали,
Делились друг с другом и горя не знали!
Играли мы в прятки, носились по дому,
Не знали, что жить будем все по другому.

И вот мандарины, - волшебное чудо,
Я их аромат никогда не забуду,
Весь дом в волшебстве, и сгущёнка и сок,
Объелись конфетами, - к чаю пирог!

Весёлая мама и папа весёлый,
По телеку ключ выдают новосёлам,
Родители ждут "Голубой Огонёк"-
А нам малышам всё опять невдомёк.

Мы все разгулялись и спать не хотим,
И просим, что тихо ещё посидим,
Но мама хитрит, говорит,: надо спать,
Ложиться в кроватку - глаза закрывать.

Что ночью придёт к нам во сне дед Мороз,
Подарков с собой принесёт целый воз-
Придёт он к послушным и любящим детям,
Которые мирно живут на Планете...

И мы засыпаем счастливые сразу,
И помним сквозь сон про подарки мы фразу,
А утром, чуть свет сразу к ёлке бежим.
Подарки находим,- от счастья дрожим.

И снова киношка, хоккей и коньки,
Потом догонялки, войнушка, снежки,
Домой не загнать, все в ледышках штаны,
Но снова гулять нас зовут пацаны.

С тех пор уж минуло почти, что сто лет.
Но помню я ёлки волшебный тот свет!
И маму и папу, соседей, родных,
Всех сердцу мне милых людей, всех живых.

Пусть ёлки волшебной, таинственный свет,
Нам дарит надежду ещё много лет!
Пусть в памяти нашей родные живут,
Пусть все в Новый Год чуда светлого ждут.

© Литвинова Татьяна Фёдоровна
*shade
мир вам хлебопёки!

*Cirre
Игpала cкрипка, для глyхих игpала

Игpала скрипка, для глухих играла.
Комy-то в голову пришла идея
Устроить прaздник, вроде карнавала
И слабо cлышащих позвать людей.

Cкрипач все знал, о да, он мог фальшивить.
Mог даже не касаться струн смычком,
Но он сыграл в глухом, беззвучном мире,
Как не играл до этого никто.

Им пела скрипка о любви и чуде,
Грустила нежно о большом и сложном,
Поплакала о том, чего не будет,
Утешила, что в жизни все возможно.

Скрипач закончил. В зале все поднялись.
Он оглушительней овации не знал,
Глухие люди скрипкой наслаждались
С его лица читая то, что он играл...
*Cirre
А давай по Новогоднему закону -
Всё ненужное оставим за спиной:
Неприятные звонки по телефону,
В одиночестве прошедший выходной...

Неожиданные беды и потери,
Все болезни, что пришли исподтишка...
И откроем в Новый год, с улыбкой, двери.
Свет в душе от новогоднего снежка...

Мы возьмём с собой пакет идей блестящих,
Сумку радости, баулы доброты.
И друзей - таких родных и настоящих...
Не забудем прихватить свои мечты.

В Новый год ворвёмся с белой полосою,
Чистым снегом укрывая негатив,
Чтоб ценить людей с душевной красотою...
Дворик внутреннего мира так красив.

Мы забудем Новогодние рецепты.
Позабудется и праздничный наряд...
Только искренностью вы внесёте лепту -
В Новый Год, где строим планы наугад...

А на ёлочке гирлянда так мигает,
Как надежда, что горит в сердцах людей.
А давай поверим в то, что - не бывает...
И начнётся год хороших новостей.

© Ирина Самарина-Лабиринт
*Cirre
В домике снежном на Севере где то
Полном подарков и яркого света-
Письма свои разбирал Дед Мороз.
Те, что посыльный под вечер принес

В письмах детишки просили машинки,
Книжки, айфонов огромных новинки
И были понятны и очень просты
Все детские эти большие мечты...

Но вдруг увидал необычное Дед
На листике клена щенячий был след
И что то написано грязью нечетко
Дед видел собачьего почерк ребенка...

"О, Дедушка! Мне я прошу-помоги!
Молю я тебя-Дом ты мне подари!
Я сильно болею и я не любим...
Живу на помойке с рожденья один...

Все гонят меня и пинают так больно!
И дворник был мною, увы, недоволен...
Подсыпал он яду убить чтоб меня!
О как же нужна мне любовь и семья...

Ах, Дедушка, буду послушным я очень!
Терпеть эту боль больше нету ведь мочи...
Письмо ты мое , умоляю , прочти!
Тепло мне любви в Новый год подари..."

Дед долго сидел , размышляя как быть
Он крик той души все не мог позабыть...
Но даже его волшебству не по силам
Больного щенка сделать чьим то любимым...

Однако решил он проведать щенка-
"Быть может подарком утешу пока..."
И после визитов в людские дома
Свернул на помойку к щенку он тогда...

Когда же с помойки Мороз уезжал
В руках он щеночка , с любовью, держал!
Ведь дрогнуло сердце его ледяное-
То тельце увидев худое, больное...

Заехал к врачу Дед. Отмыл малыша
Рецепт прочитал у окна не спеша
Забыв он про посох, кряхтел и пыхтел
И делал уколы щенку- как умел...

И нет никакого совсем волшебства!
Но как ликовала у Деда душа-
Когда улыбнулся печальный комок
И был Дед Мороз больше не одинок...

Хочу вам, друзья, этой сказкой сказать-
Совсем ни к чему вам уметь колдовать!
И чтобы прогнать из Судьбы чьей то ночь-
Вам нужно, друзья, лишь желанье помочь!

Алексей Прокурор
*shade
мир вам хлебопёки!

Сначала теряешь домики
картонные или карточные,
свою визитку и визу,
Везувий и срочный вызов,
безумие — тоже ненужное,
давно уже усмиренное,
теряешь ладони девочки,
теряешь апрель и липы.
По жилке себя, по куцому
огрызку во тьму выкидываешь,
сегодня — ноутбук и майку,
а завтра общественный смысл.
А после летишь, как дерево,
оторванное от космоса,
и, может, впервые в жизни
становится так легко.
И здесь — оглянись на прощание,
увидеть, как плачет солнце,
как где-то большие камни
лежат у кромки воды,
горячие, поименные,
как все твое человечество,
как вечер,
как делать нечего,
как скрипка в руках души.
Увидеть огромное, брошенное
болящее милое прошлое,
и что-то еще — единое,
наотмашь делимое -
я и ты.

Аль Квотион
*shade
мир вам хлебопёки!

Рисуй меня тёплым пальцем
На мёрзлом окне трамвая.
Пусть вьюжат и завывают
По улицам январи,
Пусть ветры зовут скитаться
Куда поведёт кривая,
Но день уже прибывает,
И лето в глазах горит!

Шагами пиши моё имя
На новой странице снега.
Стань альфой моей, омегой,
Щитом моим и мечом.
Когда мы стали такими?
Рассыпались горсткой ЛЕГО...
Довольно по кругу бегать -
Прильну на твоё плечо...

Давай, просыпаясь, слушать,
Как дворник скребет лопатой!
Растают время и даты,
Условности, имена...
Я буду как майский лучик,
Задорный и конопатый,
Тебе на ладони падать,
О лете напоминать!

И станут ненужной прозой
Мой письменный стол и чашка,
На стуле твоя рубашка,
Под дверью семья ключей...
* * *
Портрет на стекле морозном
Трамвай увезёт... Не страшно!
Слежавшийся снег вчерашний-
Апрельский живой ручей!

Наталия Козак
*shade
мир вам хлебопёки!

На мой взгляд Александр гениально пишет, а братишка не плохо читает

*shade
мир вам хлебопёки!

Он и Она. В миру их было Двое,
беспечных, несерьёзных и смешных.
Нашлись и зажили одной судьбою,
обыкновенной жизнью молодых.

Она была божественно красива.
Он звёзды с неба для неё снимал.
Все говорили: «Быть легко счастливой
с таким, как Он. Не муж, а идеал».

Он слушал эти похвалы с улыбкой,
ни разу не признавшись никому,
что только с ней Он стал певучей скрипкой.
И лишь Она одна нужна ему.

Она, кладя кирпичик на кирпичик,
уютно обустраивала дом.
«Ещё бы, - говорили, - Он счастливчик.
С такой женой нетрудно стать орлом».

Она смеялась и не признавалась:
Есть у неё малюсенький секрет -
С ним рядом незнакома ей усталость
И без него не мил ей белый свет.

Жизнь нелегка. Он спотыкался, падал.
Все говорили: «Выдохся, без сил.
Больные не в усладу и не в радость»
А для неё Он самым сильным был.

Смиренно перевязывала раны,
сидела у постели по ночам.
Все говорили: «Поздно или рано
Он её бросит. Тает, как свеча.

Глубокие морщины под глазами,
куда же подевалась красота?»
А Он её забрасывал стихами
Она, по-прежнему, его мечта.

Всё улеглось. Закончились печали.
В их доме мир, любовь и доброта.
А все соседи недоумевали:
«Всё это как-то странно. Неспроста…

И как же умудрились эти Двое
друг другу до сих пор не надоесть.
Что в них живёт особое такое?»

А ведь и вправду, люди, Тайна есть!

Зинаида Полякова
*Cirre
Годы мчатся, недели, минуты...
Мы несёмся в потоке машин.
Всё стремимся, стремимся куда-то,
К покорению новых вершин.
Успеваем моргнуть только-только,
День к исходу клонится - вот так,
Лишь вчера наступил понедельник,
Мы о пятнице грезим, как факт.
Нет бы нам тормознуть ненадолго:
Время так быстротечно, пойми.
Задержаться бы нам на мгновение,
И мгновению шепнуть: «Погоди!»
Красотой, что нас всех окружает,
Любоваться, восторг испытав,
Чтобы встреч судьбоносных с тобой нам,
Не пройти стороной невзначай...
Чтобы песню всей жизни пропеть нам,
Без штормов, без потерь, без тоски,
Чтобы в мире нам всем доставалось,
Разделённой прекрасной любви!
Чтобы тем, кто по жизни приятен,
С нами было всегда по пути,
Чтобы только всё то, что желаем,
Нам встречалось с тобой впереди.
Так, давай тормознём на минутку,
На часок, на недельку, на год...
Помечтаем, хотя бы об этом -
Вдруг всё это само к нам придёт!

Галина Волченкова
*selenа
Не скажу, что любимое, но понравилось правдой жизни :
Жили-были, варили кашу, закрывали на зиму банки. Как и все, становились старше. На балконе хранили санки, под кроватью коробки с пылью и звездой с новогодней ёлки. В общем, в принципе — не тужили. С расстановочкой жили, с толком.

Берегли на особый случай платье бархатное с разрезом, два флакона духов от гуччи, фетра красного полотреза, шесть красивых хрустальных рюмок и бутылку китайской водки. А в одной из спортивных сумок надувную хранили лодку.

Время шло, выцветало платье, потихоньку желтели рюмки, и в коробочке под кроватью угасала звезда от скуки. Фетр моль потихоньку ела, лодка сохла и рассыпалась. И змея, заскучав без дела, в водке медленно растворялась. Санки ржавились и рыжели. Испарялся закрытый гуччи. Жили, были, и постарели, и всё ждали особый случай.

Он пришёл, как всегда, внезапно. Мыла окна, и поскользнулась. В тот же день, он упал с инфарктом. В этот дом они не вернулись.

Две хрустальные рюмки с водкой, сверху хлеб, по квартире ветер. Полным ходом идёт уборка, убираются в доме дети.

На помойку уходят санки, сумка с лодкой, дырявый фетр. Платьем, вывернув наизнанку, протирают за метром метр подкроватные толщи пыли. В куче с хламом — духи от гуччи.

Вот для этого жили-были.
*shade
мир вам хлебопёки!

Я шёл вперёд по головам
И резал мясо по живому,
Честолюбив был и упрям,
Сродни характеру стальному.
Как воин, брал в бою своё,
Доказывал в неравном споре
Все преимущества. Нытьё
Себе ни разу не позволил.
Махал мечом, стёр кулаки,
Добился, не смотрел на цену.
А оглянулся - я один.
Молчу. Презренный и смятенный.

Арсен Акопян
*shade
мир вам хлебопёки!

Как я живу?
Как соль — постоянно заканчиваюсь,
растворяюсь на шумной кухне земной реальности.
Дома как?
Дом оказался на пробу пряничным -
были дожди, понимаешь?
Не стоит печалиться.
Люди?
Все те же, братишка, — учусь у них разуму,
век постигаю большую науку прощания.
Знаешь, если собрать всех ушедших разом -
город бы был.

Город когда-то любящих.

Город теней, по которым давно скучают.
В общем, живу.
Потихоньку, по малой веточке,
крепко держащей листву свою окаянную.
Жизнь — как диктант без шпаргалок и без проверочных,
жизнь, дорогой мой, что берег без океана:
словно зовет
и тоскует,
и руки тянет,
жаждет глубин, но находит одно лишь солнце.
Жизнь, мой братишка, есть берег без океана,
только соль,
только соль на нем остается.

Аль Квотион
*selenа
Понравился и вам принесла

Здесь варится кофе – такой настоящий,
Что пить его хочется чаще и чаще.
И он с каждым разом все крепче и гуще.
И гуща из чашечки нашим грядущим
Узорится – видишь – черты и фигурки…
Веранда, газета и медная турка,
И стол непокрытый и крашеный сине.
Что мне во всем этом? – боюсь непосильна
Объемность ответа. А так, обобщая… –
Я здесь не прощаюсь, а только прощаю.
Я здесь существую, как это ни странно…
Что ближние топи, что дальние страны –
Мне не_постижимо пространство иное.
Где жизнь протекает за каждой стеною –
Творится, бранится, случается, длится…
А здесь происходит лишь кофе с корицей.

*Элена
Леонид Утёсов

*Kapet
По главной сути...
Стихотворение Василия Федорова

По главной сути
Жизнь проста:
Ее уста...
Его уста...

Она проста
По доброй сути,
Пусть только грудь
Прильнет ко груди.

Весь смысл ее
И мудр и прост,
Как стебелька
Весенний рост.

А кровь солдат?
А боль солдатки?
А стронций
В куще облаков?

То всё ошибки,
Всё накладки
И заблуждения
Веков.

А жизни суть,
Она проста:
Ее уста,
Его уста...
*Cirre
Лежали в больнице, в палате одной,
Два тяжко больных человека.
Один у окошка лежал, а другой —
У двери, где не было света.

Один постоянно в окошко глядел,
Другой — лишь на краску дверную.
И тот, что у двери, узнать захотел
Про жизнь за окошком- иную.

С готовностью первый больной рассказал,
Что видно ему из окошка:
Там тихая речка, дощатый причал
И ходит по берегу кошка.

По синему небу плывут облака,
Причудливы, словно зверушки.
Сидят на причале там два рыбака,
И с внуком гуляет старушка.

И так каждый день,- то про сказочный лес
Рассказывал, то про влюблённых,
Другой же сосед перестал даже есть,
Считая себя обделённым.

Он мучился злобой и зависть росла,
Его постепенно съедая.
Не мог он понять, почему же была
Здесь несправедливость такая.

Он также хотел лежать у окна,
Внимая красотам природы,
Следить за уловами рыбака,
За жизнью людей и за сменой погоды.

Однажды сосед у окна занемог,
Что не было сил разогнуться.
Он стал задыхаться, никак он не мог
До кнопки своей дотянуться.

У двери сосед мог на кнопку нажать
И вызвать сестру милосердия.
Но он не нажал, а остался лежать,
Глаза закрывая усердно.

Наутро сестра милосердия пришла
Постель поменять за покойным,
Сосед попросил, и она помогла
Занять эту самую койку.

Когда ж он в окно, наконец, посмотрел,
На шее задёргалась вена:
Увидел он вместо того, что хотел,
Глухую высокую стену.

Он был потрясён и сестре рассказал
Про тихую чистую речку,
Про сказочный лес, про дощатый причал
И небо в кудрявых овечках.

- Да если б он видел!, — сказала сестра,-
Всю жизнь он слепым оставался...
- Зачем же тогда?! — тут больной прошептал.
- Он Вас ведь утешить старался!
из инета
*shade
мир вам хлебопёки!

Время вышло, жребий брошен
Пробил час, багаж уложен,
Урожай, улов, добыча.
В том ни воли, ни покоя,
Вышло время течь рекою
Или сыпаться песком.
В жёлтом пламени азарта
Счёт вести убитым картам,
Злой надеждой выгорая.
В острых зубьях шестерёнок,
Чей расчёт упрям и звонок,
Точно поступь часовых.
Стерегут они раздачу,
Сторожат пустую трату,
Караулят при расплате.
Будет каждому по вере,
Всем отсыплется по мере,
Поздно прятаться за двери.
Здесь и цели, и причины,
Есть удача, – еле-еле,
Есть свобода, – или-или.
Жили, спали, ели, пили,
Крали, врали, ворожили,
Срок мотали, – вышел срок.
Мы ещё едва ли слыли
С вами существами, или
Облаками звёздной пыли.
Дерзко по небу летали,
Громы-молнии метали,
Над землёй лишь тени плыли.
Были мы из ясной стали,
Наконец, устали, встали,
Стали снова из земли.
Речь темна, тоска невнятна,
Чем бы ветру наиграться,
Полчаса пожар гуляет.
Тут не мило, там не свято,
Колея, ухабы, кляча
В пляс, телега под откос.
Время медлит величаво
Переполненную чашу
Звонкой каплей опрокинуть.
И бежит неудержимо
Перепуганная белка
В сумасшедшем колесе.

"Время вышло" Алексей Романов
*super_loro
Птичий рынок. Смешались звуки.
Лай. Мяуканье. Гомон. Трели.
Продаюсь я в чужие руки.
Продаюсь уже две недели.

Я озяб. Я устал. Простужен.
Что вы ходите здесь кругами?
Мне хозяин другой не нужен.
Мне бы снова вернуться к маме.

Солнце к лесу склонилось низко.
Птичий рынок. Апрель. Суббота.
Вот опять начинают тискать -
Непонятная фифа в ботах.

Сбился набок берет упрямо,
шарф нелепый на шее тонкой.
- Вы бы мимо гуляли, дама.
Вам бы лучше купить болонку.

Вряд ли сможем ужиться вместе.
На меня не найти управу.
Я пока лишь комочек шерсти,
но ведь вырасту волкодавом.

Мне бы степь без конца и края,
ту, где ветер свободой пахнет,
Ту, где солнце встречают лаем,
а в квартире у вас зачахну.

Только фифа вдруг близоруко
заглянула в глаза с тревогой
И спросила: - Ты будешь другом?
Я устала быть одинокой.

Столько смысла и столько боли
было в этом простом вопросе,
Что нечаянно, поневоле
я лизнул её тёплый носик.

Носик сморщился так умильно...
До чего ж хороша суббота!
Я вот вырасту, стану сильным.
И порву всех за фифу в ботах...

Виктор Ёж
*kortni
Девочке три, она едет у папы на шее.
Сверху всё видно совсем по-другому, чем снизу.
Папа не верит, что скоро она повзрослеет.
Папа готов воплощать в жизнь любые капризы.

Девочке шесть, на коленках у папы удобно.
Он подарил ей щенка и большую конфету.
Папа колючий, как ёж, и как мишка огромный.
Папа умеет и знает вообще всё на свете.

Девочке десять, и ей захотелось помаду.
Сперла у мамы, накрасила розовым губы.
Папа ругался, кричал, что так делать не надо.
Папа умеет бывать и сердитым, и грубым.

Девочке скоро пятнадцать, она повзрослела.
В сумочке пачка «эссе» в потаённом кармане.
Папа вчера предложил покататься на шее.
Девочка фыркнула: ты же не выдержишь, старый.

Девочка курит в окно и отрезала чёлку.
Девочка хочет тату и в Египет с подружкой.
Папа зачем-то достал новогоднюю ёлку.
Девочке это давно совершенно не нужно.

Девочке двадцать, она ночевала не дома.
Папа звонил раз пятьсот, или может быть больше.
Девочка не подходила всю ночь к телефону.
Папа не спал ни минуты сегодняшней ночью.
Утром приехала, папа кричал и ругался.
Девочка злилась в ответ и кидалась вещами.
Девочка взрослая, так говорит ее паспорт.
Девочка может бывать, где захочет, ночами.

Девочка замужем, видится с папой нечасто.
Папа седой, подарил ей большую конфету.
Папа сегодня немножечко плакал от счастья:
дочка сказала, что он превращается в деда.

Девочке тридцать, ей хочется к папе на шею.
Хочется ёлку, конфету и розовый бантик.
Девочка видит, как мама и папа стареют.
В книжке хранит от конфеты разглаженный фантик.
Девочка очень устала и плачет ночами.
Папа звонит каждый день, беспокоясь о внучке.
Девочка хочет хоть на день вернуться в начало,
девочка хочет домой, хочет к папе на ручки.

Девочка женщина с красной помадой и лаком.
Девочка любит коньяк и смотреть мелодрамы.
Папа звонил, и по-старчески жалобно плакал.
В ночь увезли на карете в больницу их маму.

Мама поправилась, девочка ходит по кухне.
Пахнет лекарствами и чем-то приторно сладким.
Девочка знает, что всё обязательно рухнет.
Девочке хочется взять, и сбежать без оглядки
в мир, где умеют назад поворачивать время.
Где исполняются влёт все мечты и капризы.
Где она едет, как в детстве, у папы на шее,
и ей всё видно совсем по-другому, чем снизу.

Автор:
Мальвина Матрасова
*shade
мир вам хлебопёки!

Люди любят обсуждать людей,
Это легче, чем себе признаться,
Сколько не старайся, не смелей,
Не учись по ссылкам на абзацах,

Трудно рассказать всем про себя
Без купюр и без прикрас, без сказок,
Как ты жил, служил и, нагрубя,
не всегда за это был наказан.

Захоти и объясни всем нам,
Кто в тебя вселяется порою,
Жуткий циник, матерщинник, хам,
Что не узнают друзья! Запоев

Сколько ты за месяц прерывал,
Если доктора кололи в вены
Солевой раствор, как в грудь кинжал,
Убивая алкоголь мгновенно.

Как ушла, отчаявшись, жена,
Собрала детей и чемоданы.
А была, как кошка влюблена,
До тех пор, пока не вдарил пьяный.

Как сменились за столом друзья,
Стало меньше слов и больше тостов.
Старые, за дверью постояв,
Навсегда прозвали отморозком...

Видишь, сколько тем поговорить
Есть у нас на первое-второе.
А другие - там свои костры,
На которых жгут других героев.

Арсен Акопян

*Exocat
О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага —
И ненавидите вы нас…

За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?..

Вы грозны на словах — попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

Клеветникам России 1831г.
Гений... Пророк...
С днём рождения, Александр Сергеевич
*shade
мир вам хлебопёки!

Ночь приходит моим спасением, но рассвет пожирает, как тля:
я не знаю, как смогу вытерпеть самого себя в свете дня.
Недостойного сына родителей,
и, похоже, плохого отца.
Вместо сердца во мне — пепелище,
вместо голоса — хрипотца.
И лежу — как копейка медная,
ничего не могу разменять:
ни грехи из карманов вытрясти,
ни обнять,
ни упреки унять.
Солнце катится прямо к горлышку,
прямо в горло садится мне,
разрывает на части голову,
а я письма пишу жене.
Письма, песни — как отговорочки.
Ты простишь?
Конечно, простит.
Солнце смотрит в меня внимательно -
я хочу его погасить
и погаснуть,
исчезнуть, вылиться
застоялой водой в траву.
Ты простишь меня, милая птица,
что я здесь и пока живу?
Что случился таким вот копеечным,
и монетку себя всем дарил.
Ты простишь меня, милая девочка,
не за что-то, а вопреки?
Солнце кружится и безумствует,
освещает любой изъян.
Ты простишь, ты простишь, любимая?
Ты простишь, ты простишь меня?
Солнце бесится и свирепствует,
Солнце светом бьет во всю мощь,
Солнце??? Взгляд твой! А, может, солнце?
И я жду, когда будет ночь.

Аль Квотион
*sveta-Lana
Милый, позволь мне, позволь мне, хороший,

Стать у дороги плакучею ивой

И зарыдать, чтоб никто уже больше

Не называл молодой и красивой.

Чтобы мой сгорбленный ствол обжигала

Белая вьюга и ниже я гнулась,

Чтоб до утра меня мама ругала:

«Вот, мол, ушла и домой не вернулась»

Чтоб позабыла я взгляд свой и голос,

Близких, знакомых своих и домашних,

Как трепетала, ждала и боролась,

Как говорила о храмах и башнях,

Как безрассудной отвагой лучилась,

Как в небесах невозможных летала,

Как быть любимою не научилась,

И как плакучею ивою стала.

( Нина Грачева )
*Cirre
Я не хочу быть старой бабкой!
Мне это очень не пойдёт!
Ходить по рынку с сумкой-тачкой,
И раздвигать клюкой народ!
Я не желаю просыпаться с рассветом раньше петухов!
И постоянно возмущаться, не помня половины слов.
И не хочу в пуховой шапке по поликлинике ходить.
По коридору громко шаркать, рецепты пачками носить.
Мне не к лицу вставные зубы, очки, местами борода.
И тонкие, как нитки губы, Что в них не держится еда.
Носить коричневую юбку, платок и старое пальто.
Не понимать простую шутку, переспросив её раз сто!
Зачем мне треснувшие пятки, обвисший торс и седина, Морщины, преющие складки, Болезнь, ещё и не одна?
Как удержаться от просмотра программы "Время" перед сном? Расстроиться из-за чего-то, и долго не уснуть потом.
Я не хочу быть старой бабкой, Я буду женщиной в годах. Здоровой, стильной, элегантной, На лабутенах и в штанах...
Хочу дожить до старости... Стать бабушкой с "прикидом"! И вызывать улыбку Одним своим лишь видом!
С полями в красной шапочке И жёлтеньких ботиночках...
И чтоб чулки ажурные Держались на резиночках!
Хочу серёжки-бабочки, Очки на поллица..
С подружками на лавочке Трепаться без конца...
В театр на премьеру... Да чтобы в первый ряд!
Потом в кафе... - Ну надо же Отпраздновать наряд!!!
Хочу делиться с внуками О том, что нынче в моде! Не про здоровье дряблое Болтать.. Не о погоде...
Закинув ногу на ногу, Про секс смотреть кино...
И чтоб никто не думал, Что бабке всё равно!!!
Хочу стать клёвой бабушкой... Без палочки шагать...
Пилюли разноцветные Ликёром запивать!!!
Мне б с внуками на танцах На зависть старичкам,
Отплясывать чечёточку, Дав волю каблучкам!
И, свечки задувая, В рожденья сабантуй,
Услышать голос сверху - "Ты с цифрой не мухлюй!!!"...
Хочу дожить до старости И быть в своем уме!!!
И чтоб букетик ландышей Хотелось... По весне...
Лариса Рубальская
*shade
мир вам хлебопёки!

По дому бродит привиденье.
Весь день шаги над головой.
На чердаке мелькают тени.
По дому бродит домовой.

Везде болтается некстати,
Мешается во все дела,
В халате крадется к кровати,
Срывает скатерть со стола.

Ног у порога не обтерши,
Вбегает в вихре сквозняка
И с занавеской, как с танцоршей,
Взвивается до потолка.

Кто этот баловник-невежа
И этот призрак и двойник?
Да это наш жилец приезжий,
Наш летний дачник-отпускник.

На весь его недолгий роздых
Мы целый дом ему сдаем.
Июль с грозой, июльский воздух
Снял комнаты у нас внаем.

Июль, таскающий в одёже
Пух одуванчиков, лопух,
Июль, домой сквозь окна вхожий,
Всё громко говорящий вслух.

Степной нечесаный растрепа,
Пропахший липой и травой,
Ботвой и запахом укропа,
Июльский воздух луговой.
*shade
мир вам хлебопёки!

я в этой тем частенько выкладываю вирши двух моих любимых рифмоплётов

Мне очень нравится когда братишка озвучивает Александра, хороший тандем получается

*Ильмирушка
Красиво... и печально.
*Ivanovna5
Анатолий, спасибо! Я познакомилась с их творчеством благодаря Вам.
*kortni
Он плакал так, как редко в жизни плачут:
Не пряча слёз, опухших глаз не пряча,
Не скрыв руками красного лица,
Навзрыд, взахлёб — как маленький пацан.

И опустевший дом смотрел сурово,
Как слёзы льёт детина двухметровый,
Скрипел и хлопал ставнями в ответ:
Ты обещал приехать столько лет!

Она писала письма очень часто.
Всё по старинке: лист да ручка с пастой…
Писала крупно, словно ученица.
Её житейских мыслей вереница

Ложилась детским слогом на листы.
Рассказы были до того просты,
Что фыркал он: смешно писать про это!
И никогда не присылал ответов.

Ах, если бы сейчас он мог послушать
Её слова! — Отдал бы чёрту душу
За этот деревенский милый слог…

Ах, если бы он только слышать мог
Теперь её истории простые
О том, как чай, налитый в чашки, стынет,
Пока она соседку в гости ждёт,
«А та всё не идёт и не идёт…»

Он занят был «по самую макушку»:
Партнёры, бизнес, новая подружка
И бывшая жена, и сын-балбес,
Большой кредит, в который он залез,

Чтоб «всё как у людей» — чтоб дом у речки
И каменный забор под метра два.
Про мать забыл, и помнил лишь едва
Про шаткий двор и сгнившее крылечко.

А похороны были так скромны!
Он не успел. Он был в то время в Ницце…
Теперь сидел — отёкший, краснолицый,
Со смешанными чувствами вины,

Стыда и запоздалого желанья
Хоть что-то сделать: наколоть для бани
Дрова, поправить хлипкое крыльцо
Иль написать, хотя бы, письмецо.

Он в дом вошёл — холодный и пустой,
Где на столе, на старенькой клеёнке,
Лежал листок, и почерком ребёнка
На нём был нацарапан текст простой.

Он прочитал письмо, припал к стене,
Завыл белугой, ощутив потерю…

«Пусть все твердят „забыл!“, но я то верю,
Что ты, сыночек, помнишь обо мне…»

© Юлия Вихарева
*shade
мир вам хлебопёки!

Вся наша жизнь – лишь миг один,
Зависящий от нас.
И от пелёнок до морщин
Есть мост длиной в «сейчас».

А мы то вспомним о Вчера,
То Завтра ждать хотим…
Но у небес своя игра…
Семь правил и причин.

Живи, не нарушая их,
Чтоб душу сохранить.
Когда закончится твой миг –
Тебя начнут ценить…

Не нужно логику искать,
Ведь можно не успеть,
Людей родных поцеловать,
И песню сердца спеть…

Не нужно жить, чтоб в рай попасть,
А нужно рай создать!
Не клеветать, не предавать
И жизнь других не красть.

Бывает так, что атеист,
По совести своей,
Поближе к Богу, чем артист,
Что в рясе для людей…

Раз в сердце Бог, то рай в душе!
А если там темно,
То не пробраться в рай уже
По блату всё равно…

Простое счастье – жить любя,
Беречь людей родных.
Где завтра есть, там нет тебя,
Ведь жизнь – всего лишь миг…

Но от пелёнок до морщин
Есть мост длиной в «сейчас».
Как жить – решаешь ты один…
И ад, и рай – всё в нас…





*Cirre
тронуло...

Дочурка, ты сумей понять меня!
К концу подходит жизнь моя земная...
Как близок день, когда состарюсь я...
Ты прояви терпение, родная!
И если я испачкаюсь едой,
Без помощи вдруг не смогу одеться -
Будь терпелива, милая, со мной...
Не раздражайся - лучше вспомни детство:
Тебя немало обучать пришлось
В те годы этим навыкам обычным...
Молюсь я, чтоб терпение нашлось
В душе твоей, ко мне не безразличной!
Возможно, невзначай утрачу нить
Я нашего с тобою разговора -
Прошу, родная, не спеши винить...
Во взгляде даже - так боюсь укора!
И коль в беседе нашей невзначай
Начну сто раз твердить одно и то же -
Ты выслушай и не перебивай:
Не важен смысл - внимание дороже!
Копя морщинки у усталых глаз,
Когда была совсем ещё малышкой,
С улыбкой - не со злостью, в сотый раз,
Читала перед сном тебе я книжки...
Коль есть не захочу - не заставляй:
Мне организм свои диктует нужды...
И внукам ты на смех не выставляй -
Мы ведь родные: мне они не чужды!
Коль ноги ослабеют - помоги
Не вызывая жалостной усмешки...
Родные - мы, а вовсе не враги!
Ты протяни мне руку для поддержки...
Когда-то научилась ты ходить,
И я в любой момент с тобою рядом
Старалась при падении ловить...
Ведь ты - моя надежда и отрада!
С моей хандрой, пожалуйста, смирись!
Когда скажу тебе, что жить устала,
И жду прихода смерти - ты не злись!
Хочу, чтоб не грустила, не серчала,
Чтоб помогла пройти достойно путь,
Своей заботой скрашивая старость...
... Любовь детей - вот в чём, пожалуй, суть
Всей нашей жизни! Той, что нам осталась...

Шахбазян Лариса
*kortni
Поведаю вам таинство одно:
Уж сколько раз на свете исчезали
Империи, религии, регальи
И уходили города на дно,
Но сквозь пожары, бедствия и кровь,
Одну и ту ж свершая пантомиму,
И для времен совсем неуязвима
Шла девочка по имени Любовь.
Идет Любовь. Звучат ее шаги,
Как эхо долгожданного свиданья,
Ее шаги волнуют мирозданье,
И между звезд расходятся круги.
Пред ней равны рабы и господа.
Ей нипочем яд лести или злости.
Когда она хоть раз приходит в гости,
В наш дом приходит счастье навсегда.

18 февраля 1980

Юрий Визбор
*Taia
Эдуард Асадов

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
И утром, расставаясь улыбнуться,
И помахать рукой, и улыбнуться,
И целый день, волнуясь, ждать вестей.

Как много тех, с кем можно просто жить,
Пить утром кофе, говорить и спорить…
С кем можно ездить отдыхать на море,
И, как положено – и в радости, и в горе
Быть рядом… Но при этом не любить…

Как мало тех, с кем хочется мечтать!
Смотреть, как облака роятся в небе,
Писать слова любви на первом снеге,
И думать лишь об этом человеке…
И счастья большего не знать и не желать.

Как мало тех, с кем можно помолчать,
Кто понимает с полуслова, с полувзгляда,
Кому не жалко год за годом отдавать,
И за кого ты сможешь, как награду,
Любую боль, любую казнь принять…

Вот так и вьётся эта канитель -
Легко встречаются, без боли расстаются…
Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.
Все потому, что мало тех, с кем хочется проснуться.

Как много тех, с кем можно лечь в постель…
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
И жизнь плетёт нас, словно канитель…
Сдвигая, будто при гадании на блюдце.

Мы мечемся: – работа…быт…дела…
Кто хочет слышать- всё же должен слушать…
А на бегу- заметишь лишь тела…
Остановитесь…чтоб увидеть душу.

Мы выбираем сердцем – по уму…
Порой боимся на улыбку- улыбнуться,
Но душу открываем лишь тому,
С которым и захочется проснуться..

Как много тех, с кем можно говорить.
Как мало тех, с кем трепетно молчание.
Когда надежды тоненькая нить
Меж нами, как простое понимание.

Как много тех, с кем можно горевать,
Вопросами подогревать сомнения.
Как мало тех, с кем можно узнавать
Себя, как нашей жизни отражение.

Как много тех, с кем лучше бы молчать,
Кому не проболтаться бы в печали.
Как мало тех, кому мы доверять
Могли бы то, что от себя скрывали.

С кем силы мы душевные найдем,
Кому душой и сердцем слепо верим.
Кого мы непременно позовем,
Когда беда откроет наши двери.

Как мало их, с кем можно – не мудря.
С кем мы печаль и радость пригубили.
Возможно, только им благодаря
Мы этот мир изменчивый любили.

*shade
мир вам хлебопёки!

Вот бы счастье смешать бы с радостью,
Звезд рассыпать с пути бы млечного,
Да заправить ванильной сладостью,
Подливая тепла сердечного...

Высших чувств золотое крошево,
Да любви места заповедные…
Всё, что есть на земле хорошего -
По охапке рукою щедрою…

Капнуть солнца с луча рассветного,
Вперемешку с весенней свежестью.
Влить в сосуд все оттенки светлого,
В пену взбить, разбавляя нежностью.

И в преддверии дня погожего,
Когда в лучшее всё же верится,
Одарить любого прохожего,
Чьи глаза добротою светятся…

Лариса Галдеева
*shade
мир вам хлебопёки!



Все рецепты

Случайные рецепты

Еще случайные рецепты
* *

Новые сообщения





Поиск по сайту