🔎
*shade
мир вам хлебопёки!

Говорят, что своя рубаха ближе к телу.
А ты у меня под рубахой – срезанная серпом поэзии омела,
Занемела вторым моим сердцем – у самой кожи.
И живу теперь я – к жизни твоей приложенным.
Ничего нет ближе – рубаху с себя снимаю,
Остаешься ты,
Остаешься, моя родная.
Остаешься говором шепота у ключицы,
Остаешься наречием загнездовавшей птицы:
Из груди моей – ветви, травы, сырые листья,
Из груди моей всё – гнездо для любимый птицы.
Говорят, что своя рубаха ближе к телу,
Но ты под рубахой дышишь – намного ближе.
Соловьем из духа во мне отлита и сделана
Той природой древней – цветы в гортань возложившей,
От которых я стал поэт – и пишу по нотам
Логос глаз твоих
Или ладони лотос.
Говорят, что своя рубаха ближе к телу,
Но зачем мне носить рубахи, когда мы вместе
Из заката спальни в нежную страсть темнеем -
И тогда вся спальня пахнет чем-то небесным.
Но зачем рубаха, если вот этот вечер
Твои губы в сумраке чувствует, как акустику,
А орган души в органике человечьего
О тебе созидает в мир последнюю музыку.
Аль Квотион
Поделиться…
*shade
мир вам хлебопёки!

Конечно Аркаша пишет потрясные тексты песен, но и стихи то же не плохи

ещё светла от листьев тень
но утро пахнет как покойник
и даже огорчатся лень
что барабанит в подоконник
в унылых сумерках погас
скупой заряд энтузиазма
я медленно включаю газ
жду от кофейника оргазма
и мчусь мимо помятых лиц
надеясь что всё будет лучше
горит в холодной луже лист
но скоро снег его потушит

Бабаян
*shade
мир вам хлебопёки!

Братишка

А помнишь, ты хотела быть любимой,
Сейчас мечтаешь просто похудеть,
Куда всё делось, проскакала мимо
Мечта девчонки той в шестнадцать лет.
А знаешь, мой хороший, тоже помню
Тебя в твои семнадцать с небольшим,
Как спал и видел угловатый скромник
Тела ровесниц, муками томим.
Сейчас навеки прикипел к дивану,
Какою перспективой не мани,
Куда всё делось, где тот мальчик рьяный,
Куда пропали помыслы твои.
Мы что-то помним, что-то забываем,
Но иногда под действием причин
Так мечемся меж адом и меж раем,
Что не находим выхода. Шепчи
Слова, что сотни лет застряли в горле,
Слова, что помогают и казнят.
Ты сам решил однажды быть героем,
И поздно на попятную, весна.
Мы делим жизнь на то, что захотели
И что в итоге вышло наяву,
Нам вьюги помешали да метели,
Но страх и лень сильнее большинству.
Сидим в тиши, зализываем раны,
Гордимся славой, бытом, барахлом,
Но глубоко в душе всё точно знаем:
Не то, не то, не то, и слёзы льём.
Арсен Акопян
*shade
мир вам хлебопёки!

Дай мне запомнить тебя пальцами – и когда мы ослепнем, мои руки все равно не забудут тебя. Я буду знать тебя такой: как вспыхнувшее мгновение. Ресницы. Вздрагивают маленькой птицей. Щека. Теплая. Дышит. Губы. Мягкие. В уголках спрятана улыбка. Сжимаются – от тоски и боли. Молчат. Шепчут что-то в мои протянутые ладони. Я запоминаю тебя, как чувство прикосновения. Как гения места, которое воплощает собой идею дома. Я запоминаю тебя, чтобы даже ослепнув – видеть во сне.
От костра головы загорится подушка -
Я не сплю без тебя уже целую душу,
Уже целую вечность и целый рассудок…
Хотя кто-то мне скажет – прошли только сутки.
Я не сплю без тебя – ты мне снишься ночами,
И два солнца стоят у тебя за плечами,
Ты два солнца хватаешь ресницами, прячешь -
И костер головы разгорается ярче.
Это, видно, горячка. Ты схожа с болезнью -
И вся кожа ознобом тебя рядом грезит,
За железными латами реберной стали
Птицы пальцев твоих собираются в стаи.
Я все вычерпнул – голос, поэзию, счастье,
Тонкий пульс проведенного в близости часа -
И тебе подношу – к твоей страсти голодной,
С полушепотом губ «ты мне снилась сегодня».
Ты мне снилась вчера, ты мне снилась назавтра,
Ты лежала венком из античного лавра,
Ты была – и хлеба, и отравные травы,
И ромашки в глазах на лице окровавом.
Переправой сквозь самые черные бездны
И ребенком, который с годами исчезнет.
Ты была, ты была – и ты будешь мне снова
Ожиданием встречи, запомненным словом,
Вспышкой молнии в сердце, гудящим нейроном,
Обретенным Христом и безумным Нероном,
Проходящей со мной эту жизнь огневую,
И в костер головы меня льдисто целуя.
Аль Квотион
*Корсика
От мыслей надо тоже отдыхать…
И от себя самой порою тоже…
Отставив все дела, пойти гулять…
В осеннем парке, выпить кофе, может…
*
Поговорить без спешки с октябрём
О странностях изменчивой погоды…
О жизни, о поэзии, о том,
Как ждём мы бабье-летнего прихода…
*
О музыке серебряных дождей,
Что сплин осенний нынче снова в моде…
О том, что время, с каждым днём быстрей,
Бежит и кружит дни, как в хороводе.
*
Все мысли так прозрачны и чистЫ,
Как лучик солнца на ладошках клёнов…
Как хорошо, вот так, без суеты,
Почувствовать себя опять влюблённой…
*
И в этот мир, в ноябрь, и в себя,
И в эту удивительную Осень…
Прочувствовать, что в жизни всё не зря…
Что надо жить сегодня, а не после.
*
Ирена Буланова
*shade
мир вам хлебопёки!

*shade
мир вам хлебопёки!

А мне уже не станет лучше.
И здесь вот – у яремной вены
Какие-то большие тучи
Летят по маленькой вселенной,
По письменам на смуглой коже,
По откровению Господню.
Под ними крик любви – истошен,
Над ними – черный ворот поднят.
Так маленьким свирепым зверем
Скребет поэзия наружу,
Ментоловых мурашек север
В хребет утюжит.
Так вырастает лес из горла -
И он нехожен, дик, наружен,
Так в голове – цветы и сверла,
И сон нарушен.
Да нужно взять клочок бумаги
И утереть со рта им слово,
Затем, что это слово наго
И так взволнованно.
А дальше – мятым предложением
Раскинуться на всю округу,
Покуда в белом предрождении
Уже и музыка, и ругань.
Так губы точками закушены,
Так вся поэзия – холерна.
Но мне уже не станет лучше,
И я уже тобой потерян.
Поэзия – своего рода фотосинтез. И поэты в ней – деревья, которые производят кислород. А читатель поэзии – то животное, которое им дышит. Но деревья создают кислород не для того, чтобы его вдохнул человек или олень – просто они так устроены, это их глубинная внутренняя природа. Так и поэт пишет не ради похвалы, внимания и славы, но потому что в жилах его течет древесный сок стихов.
Аль Квотион
*shade
мир вам хлебопёки!

Скоро выпадет снег. Невесомо, красиво...
Мир укроется пледом пушистой зимы.
Скоро выпадет снег. И узорным курсивом
Разбегутся следы до ближайшей весны.
Скоро выпадет снег. Мы обнимемся крепче,
Мы полюбим сильнее за ценность тепла.
Скоро выпадет снег и дышать будет легче,
Станут старше поступки, мудрее – слова.
Скоро выпадет снег. Это повод для сказки.
Это повод укрыться – одним на двоих.
Это жаркие губы, настойчиво ласковые,
И замерзший под утро нечаянный стих.
Скоро выпадет снег. Мы останемся вместе -
Одиноким трудней и больней зимовать.
Скоро выпадет снег и смешается с песней
Догорающих дров, осветивших кровать.
Скоро выпадет снег. Это даже не грустно.
Это рядом с тобой только твой человек.
Это ставшее солнцем взаимное чувство.
Скоро выпадет снег.
Скоро выпадет снег...
Аль Квотион, 2013

*shade
мир вам хлебопёки!
Нет, вы не знаете.
Нет, вы не слышали.
Снег – не вода, что замерзла над крышами;
не непогода,
не зимний трофей.
Снег – это тысячи маленьких фей.

Нет, вы не знаете,
нет, вы не видели -
феи похожи на бабочек издали:
милые крошки,
хрустальные ножки,
белого цвета стучат босоножки.
Ночью, украдкой, седлая карету – феи несутся по белому свету!..
Вы не услышали
(спали, наверное) -
осень сбежала капризная, скверная.
Парки смутились и в пасмурный вечер
прятали
голые руки
и
плечи.
Ели баюкали зимнюю стужу
и
примеряли наряды из кружев...

Вы не увидели -
ночь была темная:
феи, смеясь, танцевали под кленами;
в платьях,
похожих
на
светлые тучки;
крепко держались
за
тонкие ручки...

Алёна Васильченко

Интересное в разделе "Литературный клуб"

Все рецепты

Случайные рецепты

* *

Темы с новыми сообщениями