🔎
*shade
мир вам хлебопёки!

мир вам хлебопёки!
Изначально я друганка своего Лёшку послушать сподобился а потом вроде как и стихи показались совсем не плохи
там с 37 минуты

Поделиться…
*Cirre
Я видел, кaк плaчет мaмa…

Сейчaс мне всего лишь годик
И я зaболел немного…
По комнaте мaмa ходит
И просит о чём-то Богa…
Я вижу, как плачет мама…
Εё так легко обидеть.
Я буду здоpовым самым,
Чтоб слёзы её не видеть…

Мне десять… Πодpался в школе.
Синяк… Β дневнике — не очень…
Я мaмe cъязвил фpивoльнo,
Чтo я вeдь пaцaн, нe дoчкa…
И вижу, кaк плaчeт мaмa,
Вoлнуяcь oпять зa cынa…
Я буду дocтoйным caмым…
Я дoлжeн pacти мужчинoй…

Я выpoс и мнe пятнадцать…
Гулять нe пускают снoва.
А мнe-тo пopа влюбляться,
Ηo мама сo мнoй суpoва…
Я вижу, как плачeт мама,
Увидeв мoй блoг в инeтe…
Я буду культуpным caмым,
Чтoб cлёзы нe видeть эти…

Мнe двaдцaть… Жeнюcь, peбятa!
Ηeвecтa c тaтуиpoвкoй…
Ηу, мaм, нe cуди пpeдвзятo…
Ей тoжe ужe нeлoвкo…
Я вижу, кaк плaчeт мaмa,
Нeвeстку oбняв, кaк дoчку,
И шeпчeт: «Будь сaмoй-сaмoй,
Рoди для нeгo сынoчкa!»

Μнe сopoк… Жeнa и дeти,
А в сepдцe нaдeждa тлeeт…
И coлнцe тaк туcклo cвeтит,
Βeдь мaмa мoя бoлeeт…
Я плaчу и шeпчeт мaмa,
Увидeв cлeзу мужcкую:
«Я буду здoрoвoй caмoй,
Βeдь вaми, cынoк, дышу я…»
*shade
мир вам хлебопёки!

Мой брат, всего в миру не отплясать,
Нам всех дождей не предсказать по птицам,
Но где-то открываются глаза,
И одиночество из глаз этих сочится.
Но где-то, где-то тикает вода
Секундами за пазуху морскую,
А мы могли бы многое отдать,
Когда бы эту хмарь разверзла буря.
Ведь если дьявол встал у нас в тылу,
Раскинул на сердца свое отцовство,
И кто-то тихий ждет уже к столу,
То на столе – убитое потомство.
Ты говоришь, что мы еще плывем,
Что вся судьба – от люльки до «воскресни»,
Но я лечу последним кораблем
В любовно заготовленную бездну.
Мой брат, мне не хватило от тебя,
Возможно, слов – которые под кожу,
А ангелы в груди моей трубят,
И каждый вздох дается все дороже.
Так жизнь идет по времени торцом,
И ноги ее в каждый шаг короче,
Пока стоим мы с поднятым лицом
И ждем, чего Господь от нас захочет.
Аль Квотион
*shade
мир вам хлебопёки!

братишка

Я стал на триста стихов мудрей,
На сотню судеб душа искусней,
Всё меньше верю в чужих людей,
Всё чаще помню, сам тоже струсил.
И проживая чужую жизнь,
Очередную страсть на бумаге,
Шепчу герою, не дрейфь, держись.
Я тоже битый. Назад ни шагу,
Ломай преграды, иди вперёд,
Ползи по суше, плыви по морю.
И пусть считают, уже не тот,
Что толку только стенать да спорить...
Плачу по полной за табор весь,
За конокрадов, гадалок, поросль,
Забиты трюмы добром, но есть
Одно, что каждый решает порознь.
Зачем явился ты в этот мир,
Зачем остался, нажив проблемы.
Спешим и ложью портрет кроим
На до и после, на быль и небыль.
Мой образ сложен из разных Я,
Как гумус сложен и прост, как губка.
Я всё впитаю из бытия
И выжму опыт, другим науку.
Арсен Акопян
*dopleta
Осень -- мертвые дожди, осень -- юные морозы,
Задубевшие березы ковыляют по Руси.
Осень -- пьяная река, затопившая дорогу.
Осень -- смертная тревога у живого старика.
Я татарин на лицо да с фамилией хохляцкой.
Отчего ж в тоске кабацкой угодил под колесо?
Я зарезан без ножа, я прострелен, но не пулей.
Вы мою свечу задули, осень -- темная душа.
С неба льет хмельная муть. Для чего Ему я каюсь?
Скоро, верую, отмаюсь, вместо крови в жилах ртуть.
Поэтичность языка, легковесная химера,
А в душе -- любовь и вера разгребают облака.
Осень -- старое жилище, осень -- юные морозы,
Задубевшие березы ковыляют по Руси.

Юрий Шевчук.
*shade
мир вам хлебопёки!

Друганок --
над моим домом поселился дождь
полощет стены окна и балконы
сентябрь на сентябрь не похож
хотя и соблюдает все законы
как в постноябрьском заунывном сне
измученные долгим пеньем рыбы
раскинув плавники лежим на дне
а хочется вина а не воды

Аркадий Бабаян

человек носит маску покуда
маска держится на лице
ты танцуешь как маленький будда
на торпеде на третьем кольце
всюду лето но холод от взглядов
мимо нас проплывают в гробах
перестройщики с крайнего ряда
провозя запрещёнку в горбах
их тревожит лукавое зелье
не предательский гвоздь в колесе
небо держится краем за землю
и пытается лечь на шоссе

Аркадий Бабаян
*selenа
Так хочется порою погрустить,
И пить горячий кофе сидя в кресле.
Так хочется забыться и забыть…
И выбросить всё то, что не на месте.
Так хочется укрыться тишиной
И отпустить все мысли до рассвета.
Побыть немного лишь наедине с собой,
Как будто ничего на Свете больше нету.
И хочется не думать ни о чём,
Смотреть в окно — как дождь танцует в лужах,
Как по стеклу бежит вода ручьём…
Надеяться, что ты кому-то нужен.
*shade
мир вам хлебопёки!

Мне вкусно с тобою жить,
И это не про еду.
Как фрукты слова свежи
И сладки, как корж в меду.
Умеешь меня увлечь,
Поднять загрустивший дух.
Как груши изгибы плеч,
Как персик на шее пух.
Ласкает ладонь живот,
А губы прильнут к губам,
Десертом вино течёт
Сквозь стоны и по слогам.
И руки сплелись в одно,
Как редкий заморский фрукт,
Мы с мякотью заодно,
И губы целуют грудь,
И сколько бы не тужил,
Спасенье в тебе найду.
Мне вкусно с тобою жить,
И это не про еду.
Арсен Акопян
*shade
мир вам хлебопёки!

Девочке три, она едет у папы на шее.
Сверху всё видно совсем по-другому, чем снизу.
Папа не верит, что скоро она повзрослеет.
Папа готов воплощать в жизнь любые капризы.
Девочке шесть, на коленках у папы удобно.
Он подарил ей щенка и большую конфету.
Папа колючий, как ёж, и как мишка огромный.
Папа умеет и знает вообще всё на свете.
Девочке десять, и ей захотелось помаду.
Сперла у мамы, накрасила розовым губы.
Папа ругался, кричал, что так делать не надо.
Папа умеет бывать и сердитым, и грубым.
Девочке скоро пятнадцать, она повзрослела.
В сумочке пачка «эссе» в потаённом кармане.
Папа вчера предложил покататься на шее.
Девочка фыркнула: ты же не выдержишь, старый.
Девочка курит в окно и отрезала чёлку.
Девочка хочет тату и в Египет с подружкой.
Папа зачем-то достал новогоднюю ёлку.
Девочке это давно совершенно не нужно.
Девочке двадцать, она ночевала не дома.
Папа звонил раз пятьсот, или может быть больше.
Девочка не подходила всю ночь к телефону.
Папа не спал ни минуты сегодняшней ночью.
Утром приехала, папа кричал и ругался.
Девочка злилась в ответ и кидалась вещами.
Девочка взрослая, так говорит ее паспорт.
Девочка может бывать, где захочет, ночами.
Девочка замужем, видится с папой нечасто.
Папа седой, подарил ей большую конфету.
Папа сегодня немножечко плакал от счастья:
дочка сказала, что он превращается в деда.
Девочке тридцать, ей хочется к папе на шею.
Хочется ёлку, конфету и розовый бантик.
Девочка видит, как мама и папа стареют.
В книжке хранит от конфеты разглаженный фантик.
Девочка очень устала и плачет ночами.
Папа звонит каждый день, беспокоясь о внучке.
Девочка хочет хоть на день вернуться в начало,
девочка хочет домой, хочет к папе на ручки.
Девочка женщина с красной помадой и лаком.
Девочка любит коньяк и смотреть мелодрамы.
Папа звонил, и по-старчески жалобно плакал.
В ночь увезли на карете в больницу их маму.
Мама поправилась, девочка ходит по кухне.
Пахнет лекарствами и чем-то приторно сладким.
Девочка знает, что всё обязательно рухнет.
Девочке хочется взять, и сбежать без оглядки
в мир, где умеют назад поворачивать время.
Где исполняются влёт все мечты и капризы.
Где она едет, как в детстве, у папы на шее,
и ей всё видно совсем по-другому, чем снизу.
Мальвина Матрасова
*shade
мир вам хлебопёки!

«Мой роман»
Кто любит прачку, кто любит маркизу,
У каждого свой дурман,-
А я люблю консьержкину Лизу,
У нас – осенний роман.
Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой,-
Смешна любовь напоказ!
Но все ж тайком от матери строгой
Она прибегает не раз.
Свою мандолину снимаю со стенки,
Кручу залихватски ус...
Я отдал ей все: портрет Короленки
И нитку зеленых бус.
Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу,
Грызем соленый миндаль.
Нам ветер играет ноябрьскую фугу,
Нас греет русская шаль.
А Лизин кот, прокравшись за нею,
Обходит и нюхает пол.
И вдруг, насмешливо выгнувши шею,
Садится пред нами на стол.
Каминный кактус к нам тянет колючки,
И чайник ворчит, как шмель...
У Лизы чудесные теплые ручки
И в каждом глазу – газель.
Для нас уже нет двадцатого века,
И прошлого нам не жаль:
Мы два Робинзона, мы два человека,
Грызущие тихо миндаль.
Но вот в передней скрипят половицы,
Раскрылась створка дверей...
И Лиза уходит, потупив ресницы,
За матерью строгой своей.
На старом столе перевернуты книги,
Платочек лежит на полу.
На шляпе валяются липкие фиги,
И стул опрокинут в углу.
Для ясности, после ее ухода,
Я все-таки должен сказать,
Что Лизе – три с половиною года...
Зачем нам правду скрывать?
Саша Чёрный, 1927
*shade
мир вам хлебопёки!

Кинчев – Век воли не видать

Звезды летели в окно,
Солнце садилось за край,
Карты раскинула ночь –
Играй…
Сцена покрыта холстом,
В полутонах спрятан грех,
Зритель пришел на провал,
А тут – успех.

Так, уже сорок лет
Я прохожу по лучу,
За право оставаться собой
Плачу…
Сцена – моя высота,
Мой вызов и приговор,
Я здесь забираю своё,
Я – вор.
Хочешь, карябай замок,
Хочешь, ключи подбери,
Моё сердце… с ним дело – табак,
Кури…
Умный навряд ли поймет,
Что можно взять с дурака.
Свидимся, ну а пока…
Пока…

Век воли не видать.

*shade
мир вам хлебопёки!

«Меж берёз и сосен тихо бродит осень»,
Подводя итоги огненных потерь.
То вздохнёт печально, то споёт прощально,
То слезой прольётся в рыжую постель.

Веером иголок анестезиолог
Притупляет чувства паркам и садам.
Помогает осень лист последний сбросить,
Усыпить природу к зимним холодам.

В нашей жизни тоже, как-то всё похоже,
Ощущаешь кожей: кончилась жара,
Улетают листья, оголяя мысли
И струится осень с кончика пера…

Александр Тарадов
*shade
мир вам хлебопёки!

Все рецепты

Случайные рецепты

* *

Новые сообщения