*Улыбка
Совершенно правдивая история Колобка
( из мемуаров той самой Лисы)

Дела давно минувших дней. Эта история произошла настолько давно, что и свидетелей не осталось, и сгинула бы она во тьме веков, как многие прочие, кабы
не странные пристрастия одного из главных героев к бумагомаранию. Потомки вышеупомянутого, свято чтили память предков, и бережно сохраняли сей документ, подтверждающий несомненные достоинства их рода.
Давным – давно, когда еще солнце было ласковым, воздух чистым, а вода вкусной,
в глухой лесной деревеньке жили старик со старухой. Ладно, между собой, жили. На пустые ссоры, да раздоры время не тратили. Старуха хозяйство вела, да за огородом приглядывала. Старик рыбалкой, да охотой на мелкого зверя промышлял, крупного бить не под силу уже было. День да ночь - сутки прочь, и всякий день на другой похож: вчера от завтра, нипочем не отличить. Скучно.
Сидит дед на зорьке на бережку, да на восход любуется. Солнышко подымается круглое, румяное, так и съел бы! Эх, подхватил дед удочки, да домой потрусил. Запыхался ажно, так спешил. Одолел ступеньки, да и кричит с порога: «Вот, что, старуха, испекла бы ты колобок! Румяный, да духмяный - знатное лакомство!» А старуха и не прочь – опара-то, с вечера стоит. Добавила сдобы, замесила тесто покруче, скатала колобок, обмазала маслом и посадила его в жарко натопленную печь. Испекся колобок на славу – пышный, румяный, ароматный… любо-дорого поглядеть, да жаль, отведать нельзя – горяч. Выложила старуха колобок на подоконник, чтоб охладился малость, а сама за водой отправилась. К такому колобку самовар не поставить – грешно…
Тем временем, возвращаясь из ночного и безуспешного набега на дальние курятники, пробегала мимо Лиса. Уставшая, голодная, она мгновенно учуяла сногсшибательный аромат и замедлила бег, озираясь в поисках его источника. Колобка она увидела сразу, но ее время уже вышло – солнышко светило вовсю, а рыжая плутовка блюла Лесной Кодекс и до открытых дневных краж не опускалась. Ей оставалось только ждать и наблюдать за потенциальной добычей. Ждать пришлось недолго: Колобок вытаращил глазки-изюминки, повращал ими, и, свалившись с подоконника, резво покатился по травке, беззаботно напевая:
« Я Колобок – румяный бок,
от бабки с дедом я убёг,
я есть венец творения –
искатель приключения…».
Услыхав сей опус, Лиса опешила – кому приключения, а на кого-то всегда чужие грехи повесить норовят, будто, своих не хватает?! Да, тут спешить нельзя, и лиса неторопливо следовала чуть поодаль, ни на минуту не выпуская искателя приключений из виду. Тропинка круто поворачивала вокруг столетнего дуба и пролегала мимо обомшелого пня, на котором важно восседал заяц.
Настроение у длинноухого было эйфорическое, чему немало поспособствовали обращенные им в бегство лягушки. Он упивался победой, смакуя в деталях произошедшее, когда перед ним явилось нечто круглое с нахально вытаращенными глазами и упоительным ароматом.
- Ты кто?
- Я Колобок – румяный бок,
от бабки с дедом я убёг,
я есть венец творения –
искатель приключения…
- А вот я тебя съем! Чтобы не портил настроение, тоже мне, венец творения!
- Экий ты, все про еду,
приключения ведь ждут!
И покатился Колобок дальше по тропинке, которая, свернув с опушки, стремительно углублялась в подлесок. Через ажурные кроны падало достаточно света, но было совсем не жарко и путешествие нашего героя было вполне комфортным. Лиса же, изумленная поведением Колобка, прикрываясь кустами, неспешно скользила параллельным курсом, не выпуская его из виду.
В лесу жизнь шла своим чередом. В лощине резвился выводок волчат, избрав предметом своих увеселений дядюшку Волка, неосторожно прикорнувшего поблизости. Они кусали его за лапы, дергали за уши и сбитые нервным движением хвоста с ног, вновь бросались на него в атаку. Дневной отдых становился кошмаром и Волк, одним прыжком выскочив из-под куста лещины, помчался, куда глаза глядят, лишь бы подальше от беспокойного семейства. Ничего не поделаешь, родственников не выбирают…. Выбравшись из чащобы, он остановился и принюхался: нечто новое, необычное, выделялось из мешанины привычных запахов и звуков. Внимательно осмотревшись, Волк заметил что-то желто-красное, мелькающее среди редких стволов осинника и тихонько направился в ту сторону. Притаившись за кустом, он терпеливо ожидал приближения этого неведомого, как вдруг, совсем рядом, раздалось радостное повизгивание волчат – они шли по его следу. Волк нервно дернулся и оказался на тропинке, нос к носу с Колобком.
- Ты кто?
- Я Колобок – румяный бок,
от бабки с дедом я убёг,
я есть венец творения –
искатель приключения…
- Приключения?! Хм!..
Волк уже оценил приятность сюрприза в продуктовом эквиваленте, но делиться им, ни с кем не желал. Нужно было срочно искать выход…
- Ты ищешь приключения?
Тогда отбрось сомнения
и к дядюшке Волку
сигай на закорки,
подальше
от столпотворения…
Колобок жаждал приключений и не замедлил последовать совету.
-Даёшь приключения!
Волк огромными прыжками поспешил убраться со своей драгоценной ношей.
Волчата, разочарованно повизгивая, поплелись назад, а Лиса постаралась не отстать от Волка, в то же время, не попадаясь ему на глаза.
Выбравшись на тропинку, Волк сбавил темп и, обернувшись назад, заявил Колобку:
- А теперь главное приключение – я тебя съем!
Колобок ничего не успел ответить – отвлекшись, волк не заметил, что тропинка поворачивала, и со всего размаху врезался в дерево, да так, что искры из глаз посыпались.
Судьба была благосклонна к Колобку: его отбросило в сторону, на пологий склон оврага, на котором темными венами выделялись пересохшие русла весенних ручьев. Овраг был неглубоким, но достаточно широким и светлым. Стены поросли дикой малиной, а по дну весело журча, бежал искристый ручеек, что питался подземными ключами и был излюбленным источником питьевой воды для лесных жителей.
Колобок вовсе не собирался спускаться в овраг, но и остановиться уже не мог. Скатившись почти до низа, он невольно подпрыгнул на какой-то кочке, немного изменил курс и внезапно оказался в колючих зарослях, густо усеянных ароматными ягодами.
-Приехали! Приключение приключением, но неужели оно закончится именно здесь? Так бесславно, застрявши в малиннике, беспомощен и одинок… - думал Колобок, совершенно не замечая Лисы, усевшейся по другую сторону куста и терпеливо ожидающей дальнейшего развития событий. Уж она-то прекрасно знала, что одиночество здесь - состояние временное и просто использовала затишье для отдыха, в котором очень нуждались ее натруженные лапы.
Совершенно отчаявшись выбраться, Колобок уже было задремал, разморенный жарким полуденным солнцем, как почти над ним раздался грозный рык. Гора шерсти не только рычала, она еще и двигалась, грозя вот-вот раздавить отчаянного любителя приключений.
Оставалось только одно, и Колобок запел:
- Я Колобок – румяный бок,
от бабки с дедом я убёг,
я есть венец творения –
искатель приключения…
Рык, из грозного, стал удивленным и гора остановилась. Над головой Колобка раздвинулись спутанные ветки кустарника и явили нашему герою медвежью морду, с выпученными от изумления глазами.
-Это что же за нахал
мой малинник подъедал!?
В наказание за это,
Будешь ты – моим обедом!
Колобок опешил: почему все хотят его съесть? Он еще так молод и так мало видел…
А приключения? Они ведь ждут его! Но мысли, (читай – масло), расплавленные полуденным солнцем, выступали капельками на румяной корочке и стекали янтарными слезинками, не подавая никаких идей хозяину. Именно они и спасли его. Старина – медведь был сентиментален и принял их за слезы. Поворчав, он буркнул, что-то, вроде: «Уж и пошутить нельзя…», и грузно ступая, двинулся к ручью, смачно чавкая спелыми ягодами, что встречались по дороге. Неуклюжесть хозяина малинника оказала неоценимую помощь застрявшему горе-путешественнику: безжалостно сминая заросли, мишка, сам того не подозревая, вызволил из плена бедолагу и Колобок продолжил свой путь в глубину оврага. Лиса двинулась следом, размышляя, как бы половчее изменить маршрут.
До ее норы было не так уж и далеко, нужно только выбраться из оврага.
Миром правит Его Величество Случай – еще одно подтверждение сему, не заставило себя ожидать. Внезапно послышался треск, непонятное сопенье и в овраг скатились два мохнатых комка шерсти бурого цвета, увлекая за собой ветки и обломки молоденькой березки, что мирно росла на краю оврага. Столкнувшись, они круто развернулись, отряхнулись и уставились друг на друга, решая, что им делать дальше? Впрочем, Колобка это уже не касалось: от удара одного из медвежат, крупная березовая ветка, переломившись, подбросила Колобка, и он испытал удивительное чувство полета. Несколько секунд, совершенно не чувствуя под собой опоры, он летел словно мячик, в сторону ручья, и даже не успев осознать это, плюхнулся в старую, полузатопленную корзинку, медленно плывущую по ручью. Ффууу, хорошо, что не в воду!
Лиса еще раз подивилась такому везению и неторопливо потрусила вдоль ручья, попутно прислушиваясь к щебетанью птиц в прибрежных кустах. Удастся ли ей, наконец, позавтракать? Сомнительно.
Ошалев, от столь стремительного развития событий, Колобок удивленно таращился на остающиеся позади склоны оврага и чувствовал себя бывалым путешественником и почти морским волком. Впереди, то скрываясь за ветвями прибрежных кустов, то любопытно выглядывая, вспыхивали яркие синие пятна, напоминающие огромные цветы. Это было всего лишь лесное озеро, но для юного путешественника, отправившегося познавать мир, оно казалось чудом. Совершенно не представляя, что будет дальше, он просто плыл по воле течения, которое становилось все быстрее. Какое оно, озеро, так и осталось неизвестно, поскольку корзина зацепилась за топляки и замерла у самого берега ручья. Везение на этом не закончилось: из скопившихся в устье веток, образовался довольно прочный настил, и Колобок беспрепятственно, посуху, покинул свой импровизированный корабль, покатившись прямо по лугу, подальше от воды. Каким – то шестым чувством понимая, что ее следует избегать. Впереди был ровный луг, а чуть далее, виднелись кусты и деревья, обещающие защиту от припекающего солнышка. Думать Колобок не умел, поэтому путь его лежал именно под сень дерев, где его поджидала, измученная голодом и длительным путешествием лиса.
Беспечный Колобок докатился до тропинки, и после первого же поворота, натолкнулся на пушистый, пыльный хвост. Рыжая плутовка отдыхала под кустом, а хвост выставила на тропинку, чтобы не упустить с таким трудом выслеживаемую добычу.
Приманка сработала. Почувствовав касание, лиса громко взвизгнула и изобразила глубокий обморок. Колобок растерялся: что делать? Спешить подальше, сделав вид, что он здесь ни при чем, или помочь рыжей красотке, пострадавшей от его неловкости… Она была такая беспомощная! Колобок подобрался поближе, слегка коснулся светлого пятнышка на груди – лиса не шевелилась, и только шагреневый носик еле заметно подрагивал, шевеля усики. К ним – то и потянулся наивный искатель приключений, совершенно не ожидая подвоха.
Все произошло за несколько секунд, и вот уже лиса, сыто потягиваясь, неторопливо отправилась в родную нору. Ей было о чем поведать родичам, а может, и не только им.
Она уже представляла, как будет приятно зимой, укрывшись от бушующих метелей в теплой норке, вспоминать о солнечном лете, делясь с юными потомками своим опытом по добыванию пропитания в любых ситуациях. А дабы опыт не был утрачен с годами, она его запишет. Чтобы помнили.
14.15.2020

Все рецепты

Случайные рецепты

Еще случайные рецепты
* *

Новые сообщения





Поиск по сайту