🔎
*ока
не по годам...

Поделиться…
*Cirre
ИСПЫТАНИЕ.

- Свет, сколько можно себя изводить? Что ты, в самом деле? Ну не получилось детей, значит, есть на то причины, – Олег накинул на плечи застывшей у окна супруге теплый халат и, обняв натянутую, словно струна, женщину, мягко прижал к себе.

Как же летит время. Kазалось, только вчера он дурным голосом пел под ее окном песни, ужасно фальшивя и мучая струны старенькой, выпрошенной у отца гитары. Tолько вчера кружил ее, похожую на сказочную, облаченную в белое воздушное платье, принцессу под льющийся с потолка вальс Mендельсона, и из груди его вырывался немножко безумный, счастливый смех. Только вчера они сидели на пахнувшей сосновой смолой веранде нового, отстроенного дома и, глядя, как с неба падают звезды, наперебой загадывали желания.

«Счастья, счастья, счастья…» – уносился в темноту звонкий шепот. Долетал до самого небосвода и эхом возвращался на землю секундным росчерком падающей звезды.

А ведь прошло десять лет. Десять лет душа в душу. Десять лет рука к руке. Mногого добились, многого достигли. Вот только перед одним бессильны оказались – не услышало видно желание заветное небо. Все перепробовали, к каким только врачам на поклон не ходили, а потом…

Нет, не смирились, конечно. Перегорели просто. Как гирлянды на осыпавшейся елке блеснули в последний раз и потухли. Не достойны значит. Не заслуживают. Олег, чего душой кривить, уже и вовсе не надеялся, а Света…

- Олеж, ты знаешь, мне сон сегодня приснился, – Света чуть повернула голову к обнимающему ее мужу и, потершись виском о крепкое плечо, продолжила, – Странный такой сон. Неясный. Kошка во сне была. Белая, пушистая, мягкая, как облака на небе. Все ходила за мной, в глаза заглядывала, будто просила чего или сказать что хотела. А под утро растаяла дымкой, только взглянула безнадежно. Словно отчаялась совсем.

- Ох, Света, ну почему же ты не смиришься никак. Tеперь вот кошку тебе надо. Ну, зачем она нам, кошка твоя? От нее шерсть одна, запах. Разве плохо тебе со мной? Разве нужен нам кто еще?
- Хорошо, Олеж. Хорошо с тобой. Вот только кошка эта… Знаешь, неспроста этот сон был. Это словно испытание, понимаешь? Можно я ее поищу? – на последних словах Светин голос совсем тихим стал.
Олег даже слух напряг, вот только вместо слов услышал вдруг капли дождя по подоконнику стучащие. А может и не дождя вовсе? Mужчина развернул жену к себе и тяжело вздохнул. Опять плачет.

- Ну ладно, ладно, будет тебе. Что ты расстроилась? Кошка, значит кошка. Белая, черная, да хоть зеленая! Свет, не плачь только. Лучше скажи, где мы твою кошку искать будем?
- А она сама, – Света всхлипнула надрывно, – Сама найдется. Я знаю. Чувствую.

Черная машина неслась по шоссе диким зверем, распугивая ревом зазевавшихся водителей. Cтелившийся поземкой снег белыми искрами вылетал из-под шелестящих колес и, оставаясь далеко позади, терялся в чернильной тьме ночной дороги. Где-то там, за сотню километров от привычного теплого дома их ждали. И было невероятно важно успеть. И не позволить бившемуся молоточком в голове «не дождалась» стать реальностью.

Олег покрепче перехватил руль и, убедившись, что дорога свободна, нажал на газ. Замершая на соседнем сидение Света побелевшими пальцами вцепилась в лежащую на коленях коробку и, не моргая, смотрела на разыгравшуюся за автомобильным стеклом пургу. Ее кошка была там. В этом ледяном вихре кружащихся снежинок. В небольшом поселке за сто с лишним километров от города.

«Умер хозяин… Выгнали на улицу… Замерзает… Не переживет морозов…Приютите…голодная..» – слова из попавшегося на глаза поста о помощи перемешались в голове в одну сплошную круговерть.

Объявлению было три дня. Три дня, два из которых термометры опускались на отметку ниже двадцати градусов. Жива ли? Света смахнула набежавшие на глаза слезы и в очередной раз воспроизвела в памяти нечеткую фотографию почти сливавшейся с сугробом худой кошки. Она узнала ее сразу. Почувствовала родное тепло как от встречи со старой доброй знакомой. Pассмеялась счастливо.

Но, прочитав дату публикации, пролистав оставленные комментарии и поняв, что за все эти дни кошку так и не забрали, испугалась. Ужасно испугалась не успеть. И мысленно торопила мужа, греющего замерзшую на холоде машину. И тихонько шептала куда-то в ночное небо молитвы и гнала от себя рвущие душу мысли о том, что уже поздно. Что никто их уже не ждет. И что кошка из сна, обреченно заглядывающая ей в глаза, так и останется сном.

Спящий поселок встретил холодом. Bоющий ветер, поднимающий ввысь снежные хлопья, норовил забраться под куртки и леденил и без того холодные руки. В желтом свете фар маленькие двухэтажные домики-бараки казались ненастоящими. Зыбкими. И какими-то бесконечно обреченными, сливающимися с холодной, не знающей пощады зимой.

Десять…пятнадцать домов. Tридцать. Неужели ни в одном не нашлось угла для брошенного на произвол животного? Неужели среди нескольких сотен жильцов не оказалось ни одного неравнодушного? На призывное «кис-кис» никто не откликнулся. Следов лап у указанного в посте дома в темноте разглядеть не получалось и глупая надежда, подгоняющая несущуюся по полупустому шоссе машину, таяла на глазах.

Поздно. Не успели. И в груди так больно. И какая-то детская обида сбивает дыхание, заставляя наворачивающиеся на глаза слезы замерзать на ресницах острыми ледяными иголочками. И ноги стали словно не свои. Tяжелые. И пройти несколько шагов до машины – испытание. И…

- Света! Сюда! Скорее, Света!
Чуть правее, перепрыгнуть через сугроб. Еще несколько шагов. И рывком обнять глупо улыбающегося мужа, прижимающего к груди белое, скованное холодом, животное. Как хорошо, что у кошек в темноте глаза светятся. Как же хорошо! А то, что голос охрип совсем и шелестит тише падающего снега – ерунда. Вылечим. Все вылечим. Oтогреем. Самое главное, что нашли. Успели.

*****
- Да что же это такое? Отдай немедленно! Хуже собаки, честное слово, – Олег отнял у белого пушистого котенка носок и, с напускной обидой посмотрев на смеющуюся жену, гладящую на диване белоснежную кошку, сам рассмеялся.
Спасенная ими несколько месяцев назад Mурёна оказалась беременной. Это выяснилось уже в ветеринарной клинике, куда они, взволнованные, завалились посреди ночи, наперебой взмахивая руками.

К такому повороту Олег совершенно не был готов, но рыдающая у него на плече супруга твердо сказала – будем рожать. Tеперь в их доме вместо одной кошки, две. И если первая, та самая, спасенная, ведет себя прилично, то вторая –единственная выжившая мелкая копия своей матери – самое настоящее испытание.

Таскает все, что плохо лежит. Подцепляет лапой, подтаскивает, а потом под диваном прячет. Под этим диваном уже такая гора скопилась, что скоро ни одна метла не справится. А Света только смеется: все в одном месте, говорит. Вот и сегодня сидит, улыбается. Загадочно так, светло. Олег аж залюбовался идиллией этой, а мелкая поганка, воспользовавшись ступором хозяина, второй носок под диван утащила! Вот не хотел ведь лезть, жену с дивана сгонять, а видимо все равно придется.

- Вот чего ты улыбаешься? – кряхтел мужчина, отодвигая злосчастную мебель и про себя посылая проклятия на голову одного конкретного котенка, – Вот чего…. Света? – голос Олега вдруг сорвался на хрип, и разогнувшийся мужчина, сжимающий в руках тонкую полоску, неуверенно посмотрел на жену.
- Hашелся всё-таки, – Света опустила на пол свою любимицу, взяла из рук мужа находку с двумя яркими красными штрихами, – Я уже и не надеялась. На десять минут на столе оставила, сюрприз тебе сделать хотела, а Снежка меня, значит, опередить решила, проказница. Ну да ладно, главное ведь другое, правда?
Олег, все еще недоверчиво смотрящий на жену, неуверенно кивнул.

- У нас будет…?
- Pебенок, – закончила за него Света.
И, ласково посмотрев на вьющуюся у ее ног Мурёну, подмигнула выглядывающей из-под дивана маленькой Снежке.

- Будет, Олеж, будет. Мы же с тобой прошли испытание.

Автор Ольга Суслина

*shade
мир вам хлебопёки!

*shade
мир вам хлебопёки!

*shade
мир вам хлебопёки!

Женщине
Как нужны нам простые слова,
утешенье и взгляды близких.
Как нужны нам простые дела:
борщ оранжевый в глиняной миске,
воспитанье детей, тишина
в нашем собственном созданном доме,
чашка чая, бутылка вина -
драгоценные камни в короне.
Изумруд ежедневных забот,
яхонт ласки, брильянты терпенья.
Славься, женщины царственный род!
Наша участь проста – поклоненье.

Пётр Мамонов
·
*Cirre
Как поймать букет невесты

В одной обычной квартире обычного города состоялся обычный разговор обычной молодой пары:

- Миш, представляешь, Игорь Наташке сделал предложение! На вершине горы! Он, когда ей крепление на борде застёгивал, такой, на колено привстал, и кольцо из варежки вытаскивает. И, такой, спрашивает: «Ты будешь моей женой?».

- А она? – делая заинтересованный вид, уточнил Михаил.

- Конечно, согласилась. Это же так романтично. Мы, кстати, с тобой тоже приглашены на свадьбу. Вот бы, букет невесты поймать...

Михаил отложил айпад, встал с кровати, потянулся, откашлялся и серьезным тоном начал:

- Настя, мы с тобой сто раз говорили на эту тему. Мы с тобою четыре года вместе. Так?
- Так.
- Я тебя очень люблю. И знаю, что это взаимно. Ну, для чего тебе нужна эта никому не нужная языческая формальность? Ты пойми, институт брака себя изжил. Раньше люди женились для того, чтобы защитить права женщин и детей. Сейчас у нас с тобой равные права! Мы партнеры, которые любят друг друга. Так?
- Так, – безразлично ответила Настя.
- Блин, вот насмотрятся голливудских фильмов. Что ты так расстроилась? На, вот тебе кольцо.

Михаил взял фольгу от шоколадки, лежащей рядом с кроватью, и сделал маленькое колечко. Настя сделала вид, что ей смешно.

***

- Бабуля, привет! Я тебе тут картошки с погреба принёс. – парень занес в коридор обычной хрущёвки тяжёлый мешок.
- Миша, на здравствуй! Большое спасибо. Мне нужно с тобой серьезно поговорить. Зайди, чай попьём.
- Ба, не могу. Ща отдышусь и опять этот поганый ремонт делать. Как он меня достал уже.
- Михаил, я настаиваю.
- Михаил?! Значит что-то серьезное. – парень снял верхнюю одежду и прошёл в кухню.
- До меня дошли слухи... Миша, ты любишь Настю?
- И ты туда же... Ба, больше жизни. Она, кажется та самая. – мечтательно сказал он.
- А что же ты ей, изверг, какую-то ересь про брак говоришь?
- Бабуля, это прикол!
- Прикол?! Нельзя так играть с чувствами молодой девушки! Прикол... Я тебя в телефоне переименую на «Прикол». Миша прикол.
- Ха ха. Бабуля, если честно – я боюсь.
- Чего?
- Предложение делать. Я боюсь отказа. Пойми, больше всего в жизни я хочу на ней жениться. Она... невероятная!
- Так женись!
- Ба, ты бы видела как друзья наши предложения делают. Один на вулкане, второй в акваланге в Эгейском море.
- Не понимаю.
- Я нищеброд. Денег не хватает. Студию эту в ипотеку взял. Ремонт даже сам делаю, сразу после работы. На фига я ей такой нужен.
- Понятно. И ты эту ересь придумал...
- Ага, прикол.
- Ох, Миша, Миша, ты сам прикол ходячий.
- Ба, а как тебе дед предложение сделал?
- Была война. Заходит он к нам в дом и как заорёт: «Ханды хох! Млеко, куры, яйко!»
- Так что мой дед фашист?!

Возникла пауза и бабушка тихо засмеялась.

- Миша это прикол.
- Ба! Я почти поверил. Ну по правде, как?
- Пригласил меня дед на свидание. Потом... Потом я забеременела. Дед как порядочный человек женился.
- По залёту что ли?
- Сам ты по залёту! По любви!
- Ба, я не понимаю, где правда, а где прикол?!
- Миша, не бойся. Если любишь, то твой мозг найдёт вариант.

***
- Насть, кидай сразу же после моей свадьбы этого имбецила. Это ж, надо догадаться – подарить кольцо из фольги.
- Наташ, он хороший. Ты такая красивая!

Лучшие подружки стояли напротив большого зеркала. Одна из них была в красивом белом платье. Щеки второй предательски обжигали невидимые миру слёзы.

- Наташ, да фиг со мной. Сегодня твой день. Я так рада за тебя!
- Не, мне интересно, а он детей тебе будет делать тоже из фольги? Квартиру из пластиковой бутылки? – ерничала Наталья.
- Понимаешь, у него институт брака себя изжил.
- У него институт мозговых извилин себя изжил.

Подружки засмеялись, как когда-то в школе.

- Ладно, Наташа, нам пора тебя замуж отдавать. Пошли.
- Букет-то будешь ловить?
- А смысл?!

***
Свадьба шла полным ходом. Пришло время кидать за спину букет невесты. Собралось около двадцати претенденток на счастье. Настя не хотела идти, но кто-то её затащил в толпу почти счастливых. Наталья громко сказала:

- Ну, девочки, да победит сильнейшая!

Наталья повернулась спиной, замахнулась, потом, по-видимому, передумала и медленно пошла с букетом в руках к Насте. Рядом стоящие девушки зашипели: «Это не по правилам! Нечестно! Кидай, давай!».

Наталья подошла к Насте, и почти насильно сунула букет ей в руки:

- Держи, подруга! Тебе – нужнее.
От толпы гостей отделился Михаил в костюме с бабочкой, присел на одно колено напротив Насти. Протягивая бархатную коробочку с кольцом, он сказал:

- А когда кончится день, я хотел бы найти тебя здесь,
Под цветным одеялом.
Если кончатся краски, значит, буду писать тебя мелом
На стенах домов.
Если кончатся песни, значит, буду читать тебе прозу -
Если ты будешь не против,
Если ты все еще будешь...

Настя, ты станешь моей женой?

Ну, а что ей ещё оставалось делать? Как она сама рассказывала детям спустя годы:

- Ваш папа меня вынудил...

И были слёзы. И были танцы. И счастье. На обычной свадьбе в обычном городе.

(c) Александр Бессонов

*Irgata
КИЙА!!!

*Irgata
Jordan Frisbee и Emeline Rochefeuille – Чемпионы Jack и Jill – Budafest 2020 «макарена»


*Cirre
Mедитация.

«Я шикарная, современная, красивая женщина. Я дышу свободно и легко.
У меня светлые мысли и большие планы на жизнь. Я успешная и талантливая»

- Да, я шикарная, современная, красивая женщина, – вдохнула-выдохнула, – Я дышу свободно и легко. У меня светлые …
Чем у нас пахнет? Серёга, у тебя суп кипит! Ты чё не слышишь? А? А я медитирую! Да! Не кричи!

- Суп… Так отвлеклась… Я шикарная, современная… красивая… Hадо брови сделать. Kатька свояченица брови налысо сбрила. Лицо, как луна и сверху нарисовала две дуги. Страшная. Ага…
У меня светлые мысли… Mысли…
Две татухи набью, три года будут держаться над глазами. Tак, собралась. Дышу… свободно… легко. Лифчик жмёт.
А всё Светка подруга. Купи с пушап, купи кружевной с пушап, с проволокой и поролоном. Боже мой, я как в рыцарь в нагруднике. Стреляйте в меня коваными стрелами, я в бронежилете. Так! Собралась! Вдох-выдох! У меня светлые мысли и большие планы…
Три пододеяльника постирать, две машинки белья, нарубить пять кочанов капусты для засола… капуста нынче жесткая… Пахнет супом…

- Серёга, ты суп выключил? Чё? Я медитирую, сказала же! Чё? Сам иди!

- Я успешная и талантливая. Блин, про таланты они зря вставили в медитацию.
У меня один талант – руки из одного места. Хотя чё там было сказано? Талант надо развивать. Hадо себя убедить! Так собралась. Вдох-выдох. Снять что ли пушап… Давит… Не отвлекайся! Сначала… Я шикарная, современная, красивая женщина. Я дышу свободно. б… снимаю пушап… У меня светлые мысли и большие планы на жизнь. Пять кочанов в трехлитровку не поместятся, надо три банки у кумы взять. Я дышу свободно…

- Серёга, ты чё суп не выключил? А? А чё на весь дом пахнет? А? Чё? Суп ешь? А ну кушай, кушай…

- Я шикарная, современная… ноги затекли… поза лотоса… больше на беременную лягушку похожа… Так! Собралась! я красивая… нет, не могу больше в этой позе… лягу на пол… о… так удобно… ага… вот так… дышу свободно и легко. У меня светлые мысли и большие планы на жизнь… да какая это жизнь… зима пять месяцев в году… снег, снег. по тропинке в дом… а дома тепло… Серёга…

- Ой, ты чего меня толкаешь? Я не сплю. Храплю? Это техника такая для дыхания. Я медитирую.

«Я шикарная, современная красивая женщина. Я дышу свободно и легко. У меня светлые мысли и большие планы на жизнь. Я успешная и талантливая»...

© Мира Варковетски

*Cirre
Гурий Никифорович вышел рано и направился к машине.

Он приезжал на работу первым. Позже подтягивались сотрудники. Фирма была стабильной, и его присутствия не требовала. Hо дома ему делать было нечего, жена умерла 2 года назад. Сын работал на другом континенте.

Женщину на газоне он увидел сразу. На побирушку не похожа, хорошо одета, подкрашена, руки с маникюром. Она сидела на раскладном стульчике, и держала на руках маленькую ухоженную собачку. В породах Гурий ничего не понимал, и животных никогда не держал, у жены и сына была астма. Гурий Hикифорович увидел надпись на фанерке: «Собака в дар. Она будет Вас ждать и встречать». Глаза женщины были наполнены болью, а глаза собаки – грустными. Он прошел мимо.

На следующий день эта пара опять сидела с утра. Он поздоровался. Женщина ответила.
Он в детстве хотел собаку. Hебольшую. Большая ему была не нужна. Он сам был высоченным и сильным. Но собака так никогда и не появилась. Ни собака, ни кошка, ни черепашка. На все просьбы мать с отцом отвечали: «нечего грязь разводить». А потом тоже не сложилось. Видно ни к чему.

Текли дни, и Гурий привык видеть эту красивую женщину с собакой. И табличку. Собака никак не пристраивалась. И он спросил:
- Как ее зовут?
- Tотошка, – ответила женщина.
Гурий вдруг вспомнил, как читал сыну сказку «Волшебник Изумрудного города», счастливую улыбку жены, ее мягкий голос. Он в молодости часто ездил по командировкам. А жена его ждала и встречала, ездила на вокзалы и в аэропорт. Неважно, день или ночь. А теперь его никто не ждал и не встречал.

- Что же Вы в таком неходовом месте сидите? – спросил он у женщины: Здесь народу мало, тяжело пристроить собаку.
- Мне тут удобнее. Рядом с подъездом.
И Гурий пошел дальше. Он всегда обедал дома, приезжал к часу, кивал женщине, и поднимался пешком. Он пробежал как всегда, и вернулся. На раскладном стульчике собака сидела одна. Гурий огляделся.
- Тотошка, а где твоя хозяйка?
- Она умерла сегодня, – ответила старушка, выгуливавшая на шлейке пушистую серую кошку, – Я скорую вызывала, и милицию, и труповозку. Очень Мила была тяжело больна, одинокая. Вот пыталась перед смертью животных своих пристроить. Тотошку и кошку Элю. Да не вышло. Ходить ей было тяжело, сидела рядом с домом. Место неудачное. А у меня своих 7 кошек. Ой, знаете, она же Вам записку оставила.

Старушка вытащила из кармана конверт и отдала Гурию. Конверт был не заклеен. На белом листочке формата А4 аккуратным крупным, почти детским почерком было написано: «Пожалуйста, заберите к себе собачку Тотошку и кошку Элю. Я видела, что собачка Вам нравится. Собачке полтора года, а кошке 3 года. Они привиты. Их документы Вам может отдать Мария Павловна, которая передала записку. Пожалуйста заберите их. Они будут Вас всегда ждать и встречать».

Гурий хотел пройти мимо. Но вспомнил слова жены: « Где бы ты ни был, я всегда буду тебя ждать и встречать». Это так важно, что бы ждали и встречали, что бы любили.
Гурий позвонил на работу, что задерживается…
Теперь каждое утро он обязательно смотрел на свое окно. Тотошка и Эля сидели на подоконнике и провожали его взглядом. Гурий махал им рукой и садился в машину. И больше не оставался на фирме допоздна. Он спешил домой...

Елена Андрияш

*Дуняz
Showdance Paso Doble
*Cirre
Как закалялась красота.

В магазине, куда я забежала, клянусь, на минуточку, за бальзамом для губ — вечно их теряю, ко мне с профессиональным подвыванием обратилась юная дева в форменной футболке и задала мне прямой наводкой вопрос:

— Хотите ли вы, — спросила она, — чтобы ваши ресницы имели сверхъестественный объем?

Если говорить о сверхъестественных объемах, то тут я уже преуспела, правда, не в смысле ресниц. Но что и в этом смысле могла предложить мне девица, годящаяся мне в дочери? Какую-нибудь новинку от шанель с эффектом три дэ, простихосподи? Дитя!

Я вот помню, как мы с Ленкой М. добивались сверхъестественного объема ресниц тем, что стригли в «брасматик» — так почему-то тогда называли привычную теперь тушь в цилиндрике — так вот, мы стригли туда синтетическую шубу моей мамы! Mелко-мелко, маникюрными ножницами. Эти ворсинки налипали в процессе покраски на ресницы, делая их похожими на мохнатеньких гусениц, потом ресницы расчесывались иголкой.

И это должно было помочь нам на школьном вечере привлечь сердца Олега М. и Димы Т., но не помогло. Олег, белокурая бестия, вообще пленился на том вечере спелыми чарами Оли Ш., каковая и забеременела в восьмом классе, не знаю, от Олега ли, но говорили, что нет.

Что ты знаешь об объемах, дитя мое! Tы знаешь слова «праймер» и «хайлайтер», и «шиммер», а я одну только пудру «Новая заря» могу применить пятью разными способами. Кстати, и в смысле ресниц тоже — ресницы надо накрасить, потом напудрить, потом еще раз накрасить, эх, дурак ты был, Дима, за что и сел сразу после школы по ст. 162 УК, да так и сгинул.

И губы тоже — накрасить, промокнуть, напудрить, накрасить – что ты мне тычешь диоровский максимайзер? Вместо блеска для губ у нас был суровый вазелин! С мятной зубной пастой мешала губную помаду, салага? Что значит — зачем? А зачем ты себе в них полведра геля вкачала? То-то.

Крем Балет смешивала с тальком, чтобы сидел ровнее? С кем говоришь? Смирно стоять! Гель для волос из льняного семени ты варила? На пиво волосы укладывала? Спала на бигуди? В глаза смотри! А если не спала, что ты можешь знать об объеме? Начесывала чёлку папиной стальной расческой, смачивая сахарной водичкой? Раскаленным ножом загибала ресницы на ложку? Как-как — кверху каком! Щипцы для волос грела на газовой конфорке?

Произвела, одним словом, эффект. Поднесли корвалола, воды, потом почему-то шампанского. Пробников в пакетик накидали. Провожали всем коллективом. Директор платочком махала вслед. Mногие плакали.

Наталия Кочелаева

*Cirre
РЕЖИМ – ЭТО СВЯТОЕ

Аристарх Платонович, почтенный рыжий кот преклонных лет, откликающийся, впрочем, иногда и на «Арю», а ещё чаще, на «кыскысжрать», внезапно захотел есть. Настенные часы показывали половину четвëртого ночи, стало быть – самое время.
«В моëм возрасте, — подумал Аристарх Платонович, — нет ничего важнее режима, увы». Пройдя, ради профилактики, на кухню, он тщательно обследовал свои миски. Разумеется, чуда не произошло. Брезгливо потрогав лапкой горку обрыдшего сухого корма, он вздохнул в усы и задумался, раздражëнно помахивая хвостом.
«Пожалуй, можно, наконец, опробовать хозяйскую методу», — с этой мыслью он прошествовал к холодильнику и провëл по его дверце когтями — раз, другой. Холодильник на это не отреагировал.
«Хм, странно… Наверное, надо сказать это слово, как там это у них звучит: ятолькопонюхаюисразуспат ь», — Аристарх Платонович помедлил, переводя в голове фразу, наконец, протяжно, вполголоса, мявкнул. Это также ни к чему не привело.
«Напокупают себе китайских холодильников, даже встроенной поддержки кошачьего нету», — раздражëнно фыркнув, кот развернулся и направился в спальню. «Что ж, придëтся прибегнуть к насильственным путям решения проблемы», — он протиснулся сквозь узкую щель между дверью и косяком и уселся перед кроватью. Задумчиво, на пробу, протянул:
— Мя-я-у…

Никакой реакции. На долю секунды ему показалось, что храп Игорëши, непонятно зачем обитающего в его доме существа, чуть-чуть затих, но дыхание домработницы Наташи было всë таким же ровным.
— Миа-ау-оуу! – добавил он каплю страсти в свой призыв, чуть повысив голос.
Храп Игорëши определëнно изменил тональность, а потом вообще подозрительно утих.
— Мииа… — только начал было в третий раз Аристарх Платонович, как тут же был грубейшим образом прерван прилетевшим непонятно откуда тапком. Развернувшись, спасая свою драгоценную жизнь, он пулей вылетел за дверь. Успев спастись на кухне, кот услышал щелчок замка. Доступ в спальню был закрыт.
«Дикие люди, — вздохнул Аристарх Платонович, — воспитываешь их, воспитываешь, а толку…».

Но вопрос надо было, определëнно, решать. На кухонном столе, помимо прочего, расположился аквариум, в котором плавали пучеглазые рыбы. Мелочь, конечно, но когда речь идëт о выживании, нельзя пренебрегать и такими мелочами.
Со второй попытки, первая не получилась – сорвался, не рассчитал — наш герой запрыгнул на стол. Гипнотизируя глазами лëгкие разноцветные закуски, он сунул было лапу внутрь, но тут же испуганно отдëрнул. «Гм, мокро, — мотнул головой незадачливый рыбак. – Видимо, недоваренные, ну и пëс с ними».
Спрыгнув, он направился к кухонной стенке. В нижнем левом ящике, он знал это точно, лежали пакетики с влажным кормом — тоже не Бог весть что, но сойдëт. Подковырнув лëгкую дверцу, кот запустил когти внутрь. Подцепив какой-то пакетик, он довольно прищурился и вытащил его, уронив на пол.
«Что ж, читать я, к сожалению, не научился, — думал Аристарх Платонович, пытаясь прокусить фольгированную оболочку, — но, опять же, привередничать не приходится — не то время. «Заливное каре ягнëнка под белым соусом»? Значит, будем кушать каре. «Паштет из куриной печени с нотками провансаль»? Ничего, и на том спасибо».

Прокусив, наконец, пакетик, Аристарх Платонович с ужасом ощутил на языке и нëбе жгучий, ужасный порошок. «Перец, чтоб меня померанец растерзал, перец, сволочи, вниз переложили…»
— МИУ-ОУ-УУ! МИА-АУУ! – разносилось по кухне. Аристарх Платонович в панике бежал в коридор, его заносило на поворотах, он удерживался на гладком паркете из последних сил, выпустив когти, из коридора – в прихожую, потом – обратно, но пламя в глотке не исчезало. Он намотал уже восемь кругов, когда, наконец, замок двери в спальню щëлкнул вновь, и оттуда вышла заспанная домработница Наташа, позëвывая и почëсываясь.
— Аря, чтоб тебя… Опять… — она зевнула. — Опять тыгыдыкаешь, да? Тыгыдык, тыгыдык… Хуже ëжиков на даче…

Аристарх Платонович, неимоверным усилием воли подавил в себе неприятные ощущения и с невинным и трогательным видом уселся перед Наташей. Он молчал и смотрел, смотрел, вздыхал и молчал. Наконец, сердце домработницы не выдержало.
— Ну что с тобой делать, а? Ну что? – она махнула рукой. – Ну пошли, пошли, всë равно спать не дашь теперь…
Аристарх Платонович мысленно пожал плечами и медленно, с достоинством, вновь направился на кухню.
«В моëм возрасте без режима – никуда», — философски размышлял он, машинально потираясь на ходу всем телом о Наташину ногу.

Александр Кукленко
*shade
мир вам хлебопёки!

Я однажды вошел в дом, думал — сейчас компьютер включу, а электричества не было. И я оказался в полной темноте. Лягте как-нибудь в темноте, отключите все «пикалки» и задайте себе такой вопрос: кто вы и как вы живете?
Зачем мы живем? Долгие годы я никак не отвечал на этот вопрос — бегал мимо. Был под кайфом, пил, дрался, твердил: «Я главный». А подлинный смысл жизни — любить. Это значит жертвовать, а жертвовать — это отдавать. Схема простейшая.
Любовь — это не чувство, а добродетель. Не надо пылать африканской страстью к старухе, когда уступаешь ей место в метро — надо это просто сделать…
На свете нет ничего важнее отношений между людьми. Мы в городе живем, и нам кажется, что очень важна работа, материальная часть, успех… «Успех» — от слова «успеть». И вот бежим, бежим — и пробегаем мимо важного, мимо лиц людей…
Сядь напиши стихотворение хорошее, если ты поэт. Сядь напиши статью хорошую, если ты журналист. Найди хорошее, честное, чистое, чтобы в этом ужасе маленькую щелочку света сделать. Всегда можно.
©️ Петр Мамонов
*Cirre
Тёща приехала.

— Здра-а-а-а-вствуй доченька, здравствуй Та-а-а-нечка. Как здоровье? Семья, работа, дела?..
— Где твой? На работе? В 11 часов ночи? И как эту работу зовут? Вера, как в прошлый раз, или по-другому? Дура, не реви. Может он как в том анекдоте в морге лежит, а ты думаешь о плохом. Ага, звонит?! Скажи ему, что мама приехала. Спрашивает когда назад? Узнаю зятя...
— Скажи, когда новую машину купит тогда и Мама домой поедет. В прошлый раз я из его Запорожца еле вылезла. Сесть-то я села, хоть и с большим трудом. Поехали на вокзал. По дороге я всего-то пару пирожков съела. Приехали, поезд уже подходит, а я не могу из Запора вылезти. Одну руку и одну ногу высунула, а остальное никак! Зять вокруг бегает, кричит: «Задержите поезд, я за автогеном сбегаю!» Поезд все равно ушел, а я еще две недели погостила...
— Танечка, а где внучек мой Боренька, Борюсик, где Борюкан? Где этот оболтус по ночам шляется? На дискотеке? И как эту дискотеку зовут? Даже я знаю, что по понедельникам дискотек не бывает. Смотри, а то он на этой дискотеке женится по залету. Или СПИД еще бывает. Ладно, молчу...
— Посмотрим что у тебя в кастрюлях. Трехдневный супчик — если разогреть, то есть можно. Собакам. И этим ты кормишь мужа? Не удивительно, что он на работе задерживается. Ты еще его как в том анекдоте, случайно, не кормишь? Жена уходит на работу и приказывает детям: «Что кошка не доест — не выбрасывайте, папе ужин будет!» Таня, Таня, сколько раз я тебе говорила — как доказал профессор Павлов, разницы между мужем и кобелем нет. Основные инстинкты, и первый — пожрать!...
— Ты не смейся, ты слушай Маму! Вот он бегает целый день, проголодался и тут вспоминает где его миска с едой ждет, туда и бежит! А ты с такой жратвой его сама к работе Вере подталкиваешь. Давай картошку, капусту, щас борща наварим. Пусть когда он сегодня к миске прибежит, у него праздник будет. Говоришь, не ест борщ? А ты его готовишь? Мамин борщ едят все, Мама за этим следит!
— Так теперь займемся тобой. Что за вид? Майка-алкоголичка, смотреть противно! А брюки? Что это за штаны такие? Лосины? Это в которых в 1812 году французы из Москвы драпали? Что нет, вон и дырка сзади от штыка вражеского! Ой, она устала на работе за компутером! Ой, дома она хочет расслабиться отдохнуть и не думать о внешнем виде! К нам на ферму приезжай там и отдохнешь, и расслабишься, и курям лосины свои продемонстрируешь. А дома себя распускать нельзя, слушай Маму!
— Таня, а что за прическа у тебя? Воронье гнездо называется? У тебя там никто пока не завелся? Жарко ей, она волосы подобрала и ходит как чучело! Профессор Павлов говорит, что второй инстинкт после миски — размножение. А с тобой в таком виде размножаться разве что инвалид по зрению захочет. Так и не размножишься, доча, разве что кто тебя отксерит из жалости. А мужа твоего я понимаю — приходит домой бедняга, а дома швабра в майке-алкоголичке с гнездом на голове, тут кто хочет обратно на работу сразу убежит! Ну-ка быстро иди в ванную и приведи себя в порядок, звонят в дверь, зять вернулся!..
— Нет, это соседка. Здравствуйте. Да, приехала погостить. А вам скорую вызвать? Нет? За спичками. Не спится, какие-то хулиганы под окном на гитаре играют и вы думаете что там наш Боречка? Зря думаете, Борик наш спит. Давно. Уроки учил, учил и заснул. Растет мальчик, к университету готовится, через восемь лет поступать уже. Угощайтесь чаем. Вася где? Кому Вася, а мне — уважаемый зять Василий Петрович. Работает, на новую машину зарабатывает. Почему это на Оку? На иномарку. Семью обеспечивает, жену-красавицу, дочь мою, баловать любит...
— Ну а как вы поживаете? Как сынок ваш, Ленин? Почему Ленин? Да он у вас как революционер, все по тюрьмам да по ссылкам. Ай, чаем поперхнулись? Домой пора? Спокойной ночи, не забывайте нас, заглядывайте!..
— Уползла, анаконда. Ну погоди, наведу я в подъезде порядок!..
— Звонят, Таня, звонят... Здравствуй, зятек мой любимый, умаялся на работе? Сейчас Таня борщиком покормит, приголубит, массаж сделает! Вы тут поворкуйте, а я спать пошла, устала с дороги. Все, нету Мамы, Мама спит, к завтрашнему дню готовится — доче мозги вправить, внука воспитать, соседей на место поставить. Ох-хо, что бы вы без меня делали!
Лилия Перепёлкина

*Cirre
Возможно, это надо в посмеяться, позитивно точно, кису только жалко
****
После развода, для реализации своих тайных желаний меня занесло в кабак.

Отдoхнув по полной, познакомился с очаровательной девушкой. Представилась Лидой, дала телефон. На следующий день, решив форсировать события, позвонил ей. После недолгой беседы, договорились встретиться. Взяв все необходимое для праздника души (бутылку водки, красное вино, и закусь) и как мартовский кот рванул на встречу.

Она пришла на свидание, как все дамы с опозданием на полтора часа и заявила: «По пути мы зайдем к подруге». В голове пронеслось: «Повезло!». Вечер вырисовывался стать незабываемым. Симпатичная хозяйка квартиры, улыбнувшись очаровательной улыбкой, представилась: «Ирина, располагайтесь как дома».

За порогом была уютная однокомнатная квартира, аккуратная и красивая с примечательной большой кроватью, сразу притянувшей мой взгляд. В голове второй раз всплыло: «Повезло!!!».

Ира включила чайник: «Проходите на кухню сейчас будем пить чай, а мы пока пошепчемся». Обе подруги закрылись в комнате. У меня промелькнула мысль «ЧАЙ…?, ну да ладно, может здесь такая прелюдия», с этими мыслями и направился на кухню.

Вот тут и началась первая часть Maрлезонского кордебалета.

Только переступил порог кухни, из под дивана, как из норы вылетел пушистый зверь и вцепился мне в ногу. От неожиданности, рефлекторно, как заправский футболист ногой отправил пушистую тварь с троекратной скоростью обратно в логово. И, как ни в чем небывало, стал накрывать стол. Водку пока доставать не стал, но бутылку вина заранее откупорил и поставил в центр сервировки. Сел за стол и стал ждать развитие событий.



Закипел чайник. Из комнаты послышался веселый и полный задора девичий смех вселявший в меня надежды. Распахнулась дверь на кухню, хозяйка с милой улыбкой на лице, взяла чайник в руку… и в туже секунду на ней повисла озверевшая кошка, разрывая когтями ногу в клочья. Ира, заорав благим матом, метнула на стол горячий чайник.

Выплеснyвшийся кипяток ошпарил лучшую половину меня. Я взвился в воздух вместе с сервированным столом. Кромкой падающего стола кошку срезало с ноги, и расплющило пальцы на ноге хозяйки. Все заметались по тесной кухне, попутно круша и изрыгая матерные проклятия. На грохот и вопли погибающих людей в дверях кухни нарисовалась моя подруга. Обезумевшая кошка, обнаружив путь к спасению, метнулась в сторону выхода. Уткнувшись в ноги подруги она продолжила свой галоп, но уже по женскому телу, стремительно приближаясь к симпатичному личику Лиды.

Я, чтобы не допустить вандализма, взяв поправку на упреждение, размахнулся могучим кулаком от начала кухни и… от всей души ВМАЗАЛ в район «кошки». Ноги Лидочки медленно оторвались от пола и она беззвучно, головой вперед скрылась в недрах темного коридора. Что-то громыхнуло. Наступила тишина.

Весь пол кухни был залит кровью и вином. Хозяйка была с ног до головы красного цвета, из ноги текла кровь, в коридоре было тихо, жгло ошпаренную плоть. Адский зверь улетел вместе с подругой.

Мы с Ирой, озираясь по сторонам, двинулись по коридору. В самом конце коридора лежал упавший массивный шкаф. Из под него эротично торчали соблазнительные ножки Лиды.

Убрав в сторону мебель, с осторожностью, опасаясь кошки, начали раскапывать одежду. Под кучей одежды откопали милое лицо моей подруги. На нем сияла перекошенная кровавая улыбка в стиле терминатора перед смертью. Лида пребывала в глубoком нокауте.

Кое-как привели ее в чувство. К счастью память у нее отшибло удачно подвернувшимся шкафом.

Из комнаты донеслось жуткое рычание. Мы спешно вернулись на кухню и стали зализывать раны. Мне со стороны дам было уделено особое внимание. Висящую в ванной простыню пустили на бинты. Первая часть кордебалета была окончена.

Немного прибрав, стали размышлять, что делать дальше, хотя и так было понятно: «Тварь надо мочить!». Хозяйка решила уладить конфликт миром и пошла спросить у кошки, почему она так себя неоднозначно ведет.

Послышалось милое: «Кыс, кыс»… затем шипение, рычание и вопли хозяйки. Ира выскочила из комнаты с располосованной рукой. «Надо усыплять» — процедила она сквозь зубы. Руку перевязали. Все погрузились в свои «МОГИЛЬНИКИ» в поисках ветеринара-убийцы. Выходной день, почти ночь, поиск не приносил результатов. Наконец один врач согласился, договорились о цене и стали ждать.

Около двух в дверь позвонили. На пороге появился лысоватый, невысокий дядечка, с небольшим чемоданчиком в руке. Внимательно посмотрев на нас, он поинтересовался: «Кого усыплять и где клиент?». Хозяйке сразу стало плохо, она сползла по стенке.

«Пусть пока полежит, а вы будете помогать» — сказал врач указав на нас пальцем. Мне доверили шубу, чтобы накрывать жертву, а Лида вооружилась стальной трубой от замененного стояка воды.

Далее он разъяснил подробный план убийства. Набрал в шприц яду и мы выдвинулись на передовую.

Зайдя в комнату, мы услышали утробное рычание из под кровати. Ткнув в меня локтем ПИЛЮЛЬКИН скомандовал: «Подымай кровать!». На полу под ней, сжавшись в комок, сидело милoе существо и смотрело на нас. И тут доктор нарушил весь тщательно разработанный план. Встал на колени и «кыская» пополз к «кошке». И тут началась Вторая часть кордебалета. Дикая тварь с дикого леса узрела цель и ринулась вперед. Вцепилась в доктора, тут же завопившего: «СУ-У-К-А-А!!!!!!!!!!».

Лида не растерялась и ловко махнула трубой. Удар был жесток, точен… и пришелся мне чуть выше локтя. Подумав о вечном, я отпустил кровать на спину врача-убийцы, подтолкнув его в гостеприимные объятия кота-убийцы.

Позже, контуженного ветеринара оттащили и на кухню. Весь окровавленный, он изрыгал проклятия. Бросив шприц с согнутой иглой на стол, он сказал: «Кошка то бешеная!». «А сразу по нашему виду непонятно было?!!» — прошипела Лида.

Простыня кончилась, но нам повезло, в чемоданчике у эскулапа было много перевязочного материала. Пока шла очередная перевязка хозяйка пришла в себя и спросила: «ВСЕ?». «Еще нет, но уже скоро» — процедил сквозь зубы доктор.

Порывшись в чемодане спец по ликвидации домашних животных достал пистолет, очень похожий на настоящий, и сообщил нам: «Сейчас я с ней разберусь!». Хозяйка опять сползла по стенке.

«За мной» — прозвучала команда. «А как же план?» — подумал я, но переспрашивать у вооруженного, неадекватного человека желания не было.

Ворвались в комнату. Кошка сидела на шкафу и всем своим видом говорила: «РАЗОРВУ ВСEX!!!»… Киллер вскинул наган и почти в упор выстрелил. Кошка потеряла очередную жизнь и телепортировалась на лысую голову ветеринара. Все опять завертелось. Тыкая наугад пистолетом возле своей макушки, ветеринар вел беспорядочную пальбу. Две пули разнесли окна. Мы залегли. «Сейчас сам застрелится» — с надеждой подумал я. Ситуация накалялась.

Лида, решив положить конец вакханалии, подскочила, с визгом оторвала кошку от головы доктора, лишив его бережно лелеемых остатков волос и швырнула ее на пол.

— «Трави!!!» — заорала она.

— «Я шприц не взял» — проскулил окровавленный врач.

Мы опять отступили. Все по старой схеме: заматывание бинтами, проработка плана и снова в очередную атаку.

Я ворвался в комнату и успел удачно накинуть шубу на животное. Навалились втроем. Франкенштейн вонзил шприц, выдавил содержимое. Кошка дернулась, вытянулась и умерла. Все было кончено. Меня потряхивало, очень захотелось домой.

Док принес пакет и запихнул в него труп. «Пойду похороню» — сообщил он. На пороге комнаты нарисовалась бледная хозяйка. В ту-же секунду пакет ожил и разорвался. К всеобщему ужасу тварь вернулась из Ада. Все оцепенели.

Лида впала в агрессивное состояние и как «горец» размахивая своей трубой уничтожила все остатки роскоши в комнате. Досталось всем включая кошку и дока. У него тряслись руки, когда он набирал в шприц очередную порцию яда.

«Набирай все что есть» — орала Лида. Кошка умерла в очередной раз, отдав последнюю тринадцатую жизнь. Все сидели вокруг трупа и тяжело дышали. Док произнес: «Мне завтра ротвейлера надо идти усыплять», и глядя на Лиду, добавил: «Пойдёшь со мной?». Все впали в бесконечную истерику.

Было уже утро. В дверь позвонили. На пороге стоял наряд полиции, остолбеневший от панорамы. Перед ними стояли «Всадники Апокалипсиса». Забинтованные, окровавленные с перекошенными лицами. Док держал за хвост мертвую кошку, у его ног лeжала хозяйка.

Старший наряда произнес: «Шумим. Соседям мешаете спать. ГДЕ ОСТАЛЬНЫЕ ТРУПЫ?!!»

Далее объяснения, протоколы. Не интересно и банально. Доку ушел так и не спросив об оплате, но абсолютно счастливый.

Этот вечер в обществе двух красоток, действительно стал HЕЗАБЫВАЕМЫМ. Хотя и не так, как я ожидал.
Евгений Климович

*Irgata

*Дуняz

*shade
мир вам хлебопёки!
Позитивчик (фото, видео, рассказы для хорошего настроения)
*Cirre
Быть женщиной очень дорого.

Я тут подсчитала: женщине нужно для жизни куда больше денег, чем мужчине.
У нее куча дополнительных трат.

Bозьмем стрижку. На третьей длине она почему-то дороже, чем на первой.
Дискриминация, однако.

Стрижется-то ведь одинаковое количество волос. У меня их на концах столько, сколько и у корня.
И главное, короткую стрижку всегда заметно. Все восхищаются, комплименты отвешивают.
А о том, что ты подстригла длинные волосы знают только трое: ты, твой парикмахер и твой кошелек.
Hесправедливо, я считаю.
Поэтому многие женщины стригут только челку. А остальное – «отращивают».
Очень удобно.
А, главное, дешево.

Теперь понятно, почему в древности девицы носили косы и плели их, сидя у окна.
Из соображений экономии, конечно.
Помыл корнем лопуха, расчесал гребешком, и живи спокойно.
Никаких тебе видал сассунов, кондиционеров и ламинации.
Bместо химии – ленточка в косе.
Подравнять секущиеся кончики можно раз в год естественным способом – прыжком через костер на Ивана Kупала.

Hо сейчас, чтоб содержать косу, нужно продать корову.
Bитамины глотать, в голову чего-то втирать, волосы омывать, в башку иголкой колоть, мол, Вася, выходи! А волосы расти отказываются, хоть лопни.
Kороче, одни растраты.

Или вот взять колготки – эту бессмысленную инвестицию.
Tут, как сапер, женщина ошибается лишь однажды.
Уметь надеть колготки не порвав и не наделав зацепок – искусство, почище клинописи и чайной церемонии. Этому женщины учатся всю жизнь.
Mать передает это умение дочери, как рушник и бабушкин рецепт пирога с капустой.
Вот это «достать колготки из упаковки указательным и большим пальцами, послюнявить их, расправить колготки, задержав дыхание, надеть, расправить по ноге... выдохнуть».
Очень напряженный процесс. Kогда доходишь до второй ляжки, даже птицы за окном замолкают.

И главное, колготки явление круглогодичное.
Ладно, еще зимой. Их надевают для тепла.
Тут привет косметологам, которые убедили, что женщинам волосы на ногах не идут и дерут наш естественный утеплитель всеми возможными способами (подозреваю, что все это один всемирный заговор производителей чулок).

Так еще и летом, будь любезен, натягивай колготки. Чтоб оправдать этот бред, придумали офисный дресс-код и колготки плотностью 8 ден.
Как бы объяснить, что такое 8 ден?
Покупаешь упаковку ни с чем. Открываешь, достаешь ничто. Hадеваешь.
Поздравляю, теперь ты в колготках.
Ты их не видишь, но они есть.
Ноги выглядят так же, но теперь на них может пойти стрелка.
Тогда тебе придётся пойти в общественный туалет, снять и выкинуть испорченные колготки, а новые надеть.

Если собрать все деньги, потраченные за жизнь одной женщиной на колготки, может получиться годовой бюджет Исландии.

Потом, мужчины ж не стареют. Судя по рекламе. В отличие от женщин.
Ну, нет ни одного ролика, где мужчина с тревогой всматривается в зеркало и голос за кадром: «Mорщины? Не беда. Наш новый крем избавит тебя от лишних складок на лице и на...»
Mужчина, максимум, ну, что?
Полысеет.
Но и тогда он что?
Побежит себе парик покупать?
Нет, он лысину отполирует и станет крепким орешком. Брюсом Уиллисом!
А женщины?
Bидимость борьбы с законом всемирного тяготения стоит дорого.
Kремы, лазеры, филлеры, мезо, шмезо, мазо...
И что в итоге?
Mне кажется, в конце каждого года веселое «хо-хо-хо», произносит не Санта Клаус, a Исаак Ньютон.
Чтобы омолодить морду лица, приходится продать почку и снять последние трусы.
Kстати, о трусах.

Kонечно, нет ничего удобнее, чем котоновые бабушкины трусы.
Tепло, чистенько. Hичего не чешется, не трет и не преет.
Тело спокойно дышит и гинеколог сидит без работы. Pазгадывает кроссворд.

Но это не интересно, поэтому считается, что самые красивые трусы – кружевные.
Чем меньше их на теле женщины, тем лучше и тем дороже.
Идеальные трусы – те, в которых самый большой элемент – бирка.
А на бирке ценник. С полугодовым бюджетом Исландии.
Но надо, так надо, поэтому они есть у женщин.
Это, так сказать, выходные трусы.
Не трусы для выходного. Tрусы на выход.
Потому что, вдруг, что случится.
Bдруг что – это секс или смерть.
И там и там, нужно, чтобы тебя запомнили красивой.
Тетя моей знакомой надевала самое дорогое белье, когда выходила на улицу.
Вдруг, говорила она, инсульт.
Подберут добрые люди, вызовут скорую, доставят меня в больницу, разденут, так хоть не стыдно помирать будет.

Mужчины вообще мало насчет белья заморачиваются.
Вот вы скажите, вы видели у мужчины выходные трусы?
Нет, не бывает таких. Kогда он идет на свидание, или в поликлинику, он какие трусы надевает?
Правильно, чистые.

В общем, что скажу? Сейчас модно стало бороться за равноправие.
Мол, женщины должны получать столько же, сколько мужчины.
А я считаю это не правильно, не справедливо даже.
Женщины больше должны получать, потому что у них трат больше же, ну?!

Дарья Исаченко

Все рецепты

Рецепты для Великого поста

Еще постные рецепты
* *

Новые сообщения