Победи в себе злыдня

Победи в себе злыдняЧасто ли мы задумываемся о том, почему нам подчас так легко и просто оскорбить, обидеть рядом стоящего человека? Обидеть самого близкого человека? Почему не делаем мы в таких случаях самого элементарного — не пытаемся представить себя на его месте? Тогда бы наверняка затормозились в нас резкие слова, отступили бы собственные злые дела. Что мешает каждому из нас «включить» в нужный момент свои добрые чувства, то лучшее, что есть в каждом из нас?

Наверное, главное для этого — попытаться хоть на минуту представить себя на месте того, кого оскорбляем, обижаем, над кем смеемся. Почему же мы не чувствуем боли тех, над кем смеемся? Почему, став взрослыми, родителями, мы так редко пытаемся представить себя на месте отчитываемого сына или дочери? Понять, например, что двойка могла быть вызвана незнанием и лучшее противоядие здесь — помочь в учебе, а не ругать. Или дело в плохом самочувствии — выговор и наказание дома лишь усугубят его. Нередко учебные неуспехи, конфликты бывают сигналом того, что нашему ребенку, даже, возможно, уже большому, очень плохо живется в своем микромире, в коллективе сверстников, во дворе, и там зреет истинная его беда. А мы надежно заслонены от нее чувством своей правоты, правом сильного в данной ситуации. И не понимаем, не стремимся даже понять, как плохо нашему ребенку, как он нуждается в нашей помощи, нашей поддержке, как вреден ему наш самоуверенный выговор... А в быту каждый из нас много раз в день и сам выступает чьим-то обидчиком, пусть невольным, и бесконечно проходит мимо подобных случаев, почитая за благо не вмешиваться, — этим равнодушием мы даем им «добро». Не задумываясь, мы тем самым тоже, хотя вроде бы и не причастны, обижаем и унижаем человека, который в данный момент незаслуженно страдает, поддерживаем его обидчика, множим общее зло.

Победи в себе злыдняОдна моя знакомая рассказывала, как каждый вечер, возвращаясь домой с работы, видит одну и ту же картину: на скамейке около подъезда сидят молодые люди. Одеты красиво, современно, внешне даже интеллигентны. Курят, разговаривают. Окурки бросают тут же, где сидят. Разговор пересыпан «блестками» мата. Если прохожие критикуют их, молодые люди лишь смеются и сквернословят еще откровеннее. Эта женщина решила поступить так: начала здороваться с этими молодыми людьми. Они ответили, причем удивленно и весьма любезно. Раз, другой, третий. Но тут же, едва она скроется в подъезде, снова плевали и сквернословили.

Прошла неделя. Молодые люди привыкли к приветливому тону женщины, им, чувствовалось, нравится уважительное отношение к себе. И однажды моя знакомая улучила момент и, поздоровавшись с ребятами, как обычно, поставила сумки на скамейку и говорит: «Ну, что же вы, ребята, такие славные, хорошо смотритесь, а ругаетесь и свинячите?» И в таком духе — ласково, убедительно, будто бы и не веря в то, что они способны на плохое, говорила с молодыми людьми довольно долго. Даже о том, что они своим поведением оскорбляют окружающих, сумела поговорить. И странное дело — ребята слушали ее молча, даже потупившись! Неудобно стало. С тех пор их как подменили.

Что помогло молодым людям? Да лишь доброе отношение постороннего человека. Своего рода аванс веры в то, что плохими они быть просто не могут. Каждый по себе знает: когда к тебе относятся уважительно, удваивается, даже удесятеряется твое желание быть хорошим. Против хамства и бескультурья испокон веков лучшим средством были вежливость, культура, доброта.

Победи в себе злыдняА вот другой случай, свидетелем которого стала я сама. Как-то летом ехала я в электричке на дачу. На одной из московских остановок сидел на платформе на раскладном стульчике очень старый человек. Рядом стояла женщина средних лет — как выяснилось позже, дочь. Подошел поезд, толпа ринулась на штурм дверей — летние субботы, как известно, время трудное. Казалось, старика просто раздавят. Но женщина спокойно помогла ему встать, сложила стул. И стала, помогать войти в вагон. Может быть, один ее вид, одно заботливое отношение остановило людей? Бросалось в глаза, что она не только держит его под локоть, но нагнулась, помогла поднять ему, видимо, больную ногу. Чуть ли не внесла в вагон, хотя был он весьма грузным. Потом заботливо усадила на единственное свободное место. Встала рядом, охраняя от натиска толпы. Почему-то вокруг никто не кричал, все молчали, немного удивленно глядя на эту пару. Поезд тронулся, пошел дальше. И тут люди разговорились. Вот, мол, как приятно, когда дочь заботится об отце. «Теперь такое нечасто встретишь! — говорил кто-то рядом. — На стариков плюют, о них забывают!» «Куском хлеба помыкают, не то что заботятся!» — откликались рядом.

Доброе дело давало свою цепную реакцию. Казалось, что все эти люди в те минуты и сами стали чуточку добрее. Добрый, нормальный, хотя и элементарный поступок женщины, может быть, сам образ ее жизни, немного приоткрывшийся людям, пробуждал и у других благотворнейшее желание самим быть лучше, добрее.

Сегодня мы все с ужасом и неверием взираем на свое прошлое. Мы понимаем, что не только плохо жили, но оказались как бы исторически подвергнутыми нравственной деформации. Это горькое и страшное осознание. Несколько утешает, что кругом говорят: мы не просто сами по себе плохие, мы — закономерный продукт тех социально-политических, исторических условий, в которых жили. Это уже, как говорится, научно доказано. Приятно осознать, что ты вовсе не сам виноват в своей моральной ущербности, а таким тебя сделал кто-то и что-то.

Но ошибочно здесь другое: ждать, что кто-то или что-то точно так же, в «глобальном масштабе», эту ситуацию исправит, снова сделает всех нас хорошими и человечными. Конечно, и это может произойти, но... лишь через десятки лет. «Хорошими» тогда будем уже не мы, а наши правнуки, если не праправнуки.

Победи в себе злыдняА изменение сегодняшней ситуации, исправление нашей собственной нравственной деформации — в наших же собственных руках. В старину говорили: за каждым стоит свой дьявол. Этот закон ведь имеет и обратный смысл: в силах каждого из нас справиться с тем злом, которое в нас сидит, живет, часто правит бал, управляет нашими поступками и образом жизни.

Сейчас на каждом шагу цитируют слова Чехова о том, как трудно выдавить из себя раба. Это тоже наше «дьявольское начало». Победить в себе злыдня очень трудно и очень легко одновременно. Если, конечно, задаться такой целью. Просто научиться умению поставить себя на место того, кто страдает, возможно, по твоей же вине. Это и есть один из реальных способов следования мудрой библейской заповеди: помоги ближнему своему.

А доброе семя, заботливо обрабатываемое, дает добрый всход. Наша собственная доброта побуждает и окружающих быть человечнее. Такая позиция, кстати, и морально выгодна, ибо твой злой поступок когда-то злом же вернется и к тебе, а твоя доброта непременно вернется к тебе людской добротой.

А. Беленькая


Две стороны одной медали

Рецепты

Новые рецепты

Публикации

Новое на сайте

Новые сообщения
Новые вопросы