Этимология некоторых фамилий

Лошадиная фамилияПрипомните рассказ Чехова «Лошадиная фамилия». В усадьбе отставного генерал-майора Булдеева все, от мала до велика, старались угадать фамилию некоего Якова Васильевича, несравненного доки по части исцеления зубной боли. Известно же было лишь то, что его фамилия имеет определенное отношение... к лошадям. Вот и слышалось наперебой в генеральском доме: Кобылин, Жеребцов, Лошадкин, Табунов, Копытин, Уздечкин, Меринов, Буланов... Выяснилось, что «лошадиных» фамилий на свете превеликое множество!

К тем, что были названы, с полным основанием можно добавить и старинные фамилии Кандыбин (кандыба — кляча, плохая лошадь) и Кологривов (кологрив — служитель при коне у царя или князя; стоящий около конской гривы).

Мало того. Как ни странным может показаться, в число «лошадиных» входят, на поверку, и такие фамилии, как Архипов, Филиппов, Ипполитов, но об этом речь впереди.

У «лошадиной» фамилии тьма-тьмущая близких и дальних родственников: Мухины и Скворцовы, Львовы и Жуковы, Блохины и Лисицкие, Таракановы и Воробьевы — все перечислить невозможно.

Английский писатель Честертон в романе «Жив человек» изобразил чудака, который относился к фамилиям с мистическим благоговением. Он считал, например, что носитель «географической» фамилии непременно должен всю свою жизнь пребывать в селе или городе, название которого носит; Краснов или Чернов обязаны носить одежду только соответствующего цвета. Честертоновский чудак не ограничился странными философствованиями. Он пытался применить их на практике. Смит — так звали оригинала, что соответствует русской фамилии Кузнецов, — собирался сам стать кузнецом, а в подруги жизни избрал девицу Браун (Коричневая) только потому, что она носила коричневое платье.

Лошадиная фамилияЧитатель не узнает из романа, какую роль уготовил бы Смит, будь он последовательным до конца, людям с фамилиями Конев, Барсуков, Белкин, Курицын. Очевидно, несчастным пришлось бы по меньшей мере срочно менять кое-что в своих привычках и характерах — точь-в-точь так, как в интермедии С. Михалкова:

I и II. В фамилиях различных лиц,
Порою нам знакомых,
Звучат названья рыб и птиц,
Зверей и насекомых:
II. Лисичкин! (Хитро.)
I. Раков! (Как бы пятясь назад.)
II. Индюков! (Надувшись от важности.)
I. Селедкин! (Уныло и растянуто.)
II. Мышкин! (Быстрый и юркий.)
I. Телкин! (Добродушно ухмыляясь.)
II. Мокрицын! (Брезгливо и брюзгливо.)
I. Волков! (Свирепо.)
II. Мотыльков! (Легко, порхая.)
I. Бобров! (Солидно, расшаркиваясь.)
II. И Перепелкин! (Кокетливо.)

Кроме «лошадиных» фамилий существуют и «лошадиные» имена. Архип, например, переводится с греческого (Как «начальник конницы» (в другом варианте — «старший конюх»), Филипп — «любитель коней», Ипполит— «распрягающий лошадей», женское имя Ксантиппа означает «каурая лошадка» (так звали, между прочим, жену греческого философа Сократа).

Названия различных животных в именах людей не редкость. Особенно повезло в этом смысле царю зверей. К русскому Льву и венгерскому Лайошу надо сопричислить еще и популярные в ряде европейских стран имена— Леон, Леонард, Лионель, Лионелло, древнееврейские по происхождению имена Арий (лев) и Гурий (львенок), а также греческие: Леонид (сын льва) и Леонтий (львиный). Даже такое, казалось бы, чисто русское и от корня «рус» происходящее имя, как Руслан, на поверку оказывается в прямом родстве с арабским Арсланом — «львом» (сравните с азербайджанским именем Аслан). «Мой предок с обликом льва»,— говорится в одном из стихотворений известного африканского государственного деятеля и поэта Леопольда Седара Сенгора. Отца Сенгора звали Дьогуйе, что в переводе с языка серер означает «лев».

Лошадиная фамилияНе менее многочисленно и международное семейство Волков, что свидетельствует о давнем уважении человека к сильному и умному зверю. В Болгарии это Вылко и Вылчан, в Югославии — Вук, в Германии — Вульф. Рудольф и Адольф, взятые из старогерманского языка, тоже несут в себе корень «волк». Вольфганг в переводе означает «волчий ход». У нас в Узбекистане имеет хождение имя Бури (волк), а у таджиков—-Гург, с тем же значением.

В старые времена Волки живали и на Руси. Так прозывался, к примеру, известный дипломат XV века дьяк Курицын. Один из воевод киевского князя Владимира носил звучное имя — Волчий Хвост. В «Повести временных лет» о нем говорится следующее:

В год 6492 (984). Пошел Владимир на радимичей. Был у него воевода Волчий Хвост; и послал Владимир Волчьего Хвоста вперед себя, и встретил тот радимичей на реке Пищанце и победил их. Оттого и дразнят русские радимичей „Пищанцы волчьего хвоста бегают".

Среди стариннейших польских имен находим также немало «волчьих» — Вильчан, Вильчек, Вильчей, Вильчех, Виль-чента, Вилькан, Вилькост, Вилькош, Вилькота. С тем же корнем и старонемецкие Вольфранд, Вольфхар, Вольфрабан, Вульфлайб, Вульфрат.

Латинское имя Лупус (волк) пользовалось необычайной популярностью в последний период существования Римской империи. Лик («волк» по-гречески) было именем одного из легендарных царей Фив. А картлий-ский царь Вахтанг I, живший в V веке, присовокупил к своему имени почетное прозвище Горгасал, что значит «волчья голова».

Кельтское имя Артур (большой медведь) имеет родственников у немцев (женское имя Урсула) и у поляков (Уршуля).

В перечне имен, употреблявшихся ранее или существующих поныне, — греческие Фока (тюлень), Тигрий (тигровый), Пард (барс), древнееврейские Лия (телка) и Рахиль (овца), романское Агнесса (овечка), египетское Онуфрий (священный бык).

Подыскивая имена своим детям, помнили наши предки и о птицах: болгарские Глбина (голубка) и Орлин, романское Акулина (орлиная), арабское Арефий (орел), еврейское Иона (голубь), греческое Лариса (по одному из толкований «чайка»). Сестру легендарных киевских князей Кия, Щека и Хорива звали Лыбедь (то есть Лебедь). У казахов популярно имя Беркут.

Лошадиная фамилияНаконец, даже насекомые не были оставлены в стороне. Об этом говорят старые имена Агав (саранча) и Коприй (навозный жук), а также популярные сейчас в США женские имена Дебора (еврейское) и Мелисса (греческое), переводимые как «пчела», или сохранившееся от древних времен у поляков имя Чмил (шмель).

Турецкое имя Гамаль — арабского происхождения. Оно означает «верблюд». Немецкое Эбергард переводится «сильный, как кабан». А встречающиеся в США арамейское Табитха и еврейское Калеб означают, соответственно, «газель» и «пес».

Существовала и особая разновидность имен, в которых не один, а сразу два «животных» корня: немецкие Бэрвольф (медведеволк) и Вольфрам—от Вольфрабан (волковорон). Любопытно в этой связи сравнить фамилию известного итальянского композитора Леонкавалло: в ней тоже два корня — «лев» и «лошадь».

Возвращаясь снова к старорусскому имени Волк, давно уже вышедшему из моды, не лишне высказать следующее соображение. Чтобы установить факт существования этого имени, вовсе не обязательно копаться в архивах. Достаточно просто обратить внимание на широко распространенную фамилию Волков. Ведь русские фамилии образовывались с помощью суффиксов «-ов», «-ин» непосредственно от имен или прозвищ. Таким образом, если существуют, например, Блохины, то их предком смело можно считать некоего Блоху; для Выдриных — Выдру, для Кротовых — Крота и т. п. И действительно, в списке древних русских имен находим Горностая, Тура (одно из наиболее любимых), Сороку, Паука, Воробья, Зайца, Барана. В Писцовых книгах 1500 года упоминаются холоп Хомяк и помещик Хомяк Рындин.

Практически имя любого животного могло быть присвоено человеком. Найденные археологами при раскопках в Новгороде берестяные грамоты познакомили нас с целой семьей, носившей «рыбьи» имена: отца звали Линем, а его сыновей— Сомом, Ершом, Окунем и Судаком. В летописях упоминаются новгородские мастера— «каменные здатели» Петр и Корова (!) Яковлевичи.

По большей части конкретные обстоятельства рождения той или иной фамилии остаются для нас тайной за семью печатями; в редких же случаях они известны. В битве под Полтавой в русский плен попал генерал граф Адам-Людвиг Левенхаупт (львиная голова). Можно лишь догадываться, что у предка знатного шведа была величественная, «львиная» внешность. А вот происхождение сходной по конструкции фамилии испанца Кабеса да Вака (коровья голова)—первого европейца, пересекшего Северную Америку с востока на запад, зафиксировано в исторических анналах с абсолютной точностью.

В XIII веке королевство Наварра воевало с маврами. Предок Кабеса да Вака, пастух, провел королевские войска одному ему известной горной тропой. А чтобы направление пути было хорошо видно всему войску, находчивый проводник водрузил на шест коровью голову. Король выиграл сражение и на радостях щедро наградил пастуха, которого с той поры стали величать Кабеса да Вака.

Прозвище иногда могло сосуществовать с фамилией, не заменяя ее. Учелло (птица) был прозван знаменитый итальянский художник эпохи раннего Возрождения Паоло ди Доно (говорили, что он очень любил животных, особенно птиц). Известный бразильский футболист Мануэль де Сантос гораздо больше знаком болельщикам по прозвищу Гарринча (название обитающей в Бразилии маленькой птички).

Лошадиная фамилияДочь греческого философа Пифагора звали Мухой; по этому поводу Лукиан справедливо отмечал, что «не стыдились его (имени Муха. — В. К.) и родители, Мухой называя своих дочерей». Однако иногда и в античные времена прозвища и имена могли служить причиной неприятностей, как о том свидетельствует Плутарх:

Первый в роду, кто носил прозвище Цицерона, был, видимо, человек незаурядный, ибо потомки его не отвергли этого прозвища, но, напротив, охотно сохранили, хотя оно и давало повод для частых насмешек. Дело в том, что слово «кикер» (cicer) в латинском языке обозначает горох, и вероятно, у того Цицерона кончик носа был широкий и приплюснутый — с бороздкою, как на горошине. Когда Цицерон, о котором идет наш рассказ, впервые выступил на государственном поприще и искал первой в своей жизни должности, друзья советовали ему переменить имя, но он, как рассказывают, с юношеской запальчивостью-обещал постараться, чтобы имя Цицерон звучало громче, чем Скавр или Катул. Позже, когда он служил квестором в Сицилии, он как-то сделал богам священное приношение из серебра и первых два своих имени, Марк и Туллий, велел написать, а вместо третьего просил мастера в шутку рядом с буквами вырезать горошину. Вот что сообщают об его имени.

Почему же Цицерон сослался на имена Скавр и Катул? Дело в том, что scaurus—по-латыни «косолапый», a catulus — «щенок», тем не менее оба эти прозвища были в ходу у прославленных римских семей: Скавр— у Эмилиев и Аврелиев, Катул — у Лутациев. Да и другие имена знатных римских патрициев ничуть не меньше уязвимы для острот, нежели Цицерон: стоит упомянуть хотя бы наместника Сицилии Верреса (ver-res у римлян «холощеный боров»). По свидетельству того же Плутарха, древние римляне «детям давали имена Суиллий, Бубульк, Капрарий, Порций, ибо «капра» по-латыни коза, а «поркос» (porcus)—свинья». (Suillius— от sus — свинья, Bubulcus— волопас.)

Со времени Цицерона прошли века. Но и в наши дни неудачные имена могут послужить поводом для насмешек. Дочерей одного таджика, живущего в предгорьях Памира, зовут Сараток и Акраб. Не слишком благозвучно, если учесть, что в переводе имена означают... «рак» и «скорпион». К счастью для девочек, большинству таджиков это значение имен попросту непонятно. Стремясь зафиксировать время рождения дочерей, родители нарекли их по названиям месяцев арабского календаря: Акраб соответствует июлю, а Сараток — ноябрю.

У горных таджиков сохранилось еще немало старинных имен, имевших некогда широкое распространение: Наханг (крокодил), Шагол (шакал) и т. п. Самым изысканным и красивым среди женских имен считается Тути (попугай). В Европе эта птица служит символом болтливости и бессмысленного повторения чужих слов, а вот на мусульманском Востоке попугай повсеместно олицетворяет ум и красноречие.

В исторической повести В. Яна «Огни на курганах» читаем:

— Верно, верно,— Сапил Асук!—ответил сразу развеселившийся скиф. — Когда я родился, в шатер вошел отец и принес дикого козла — асука. Вот меня и прозвали Сагил Асук.

Как видим, скифы давали новорожденным прозвища нередко по чисто случайным мотивам.

Рассказывая о нравах и обычаях современных бушменов, Иене Бьерре пишет в книге «Затерянный мир Калахари»:

Мальчика, как правило, называют именем одного из членов семьи отца, а девочку именем женщины из семьи матери. Ребенок может получить имя в честь какого-нибудь события, совпавшего с его рождением. Мальчика могут назвать Пылающим Огнем, если он родился во время степного пожара, девочку — Маленькой Саранчой, если в день ее рождения налетела туча этих насекомых. Самые маленькие могут иметь и ласково-уменьшительное имя, известное только в семье. Маленького сына Нуси назвали Нсуэ (Страусовое Яйцо), потому что его безволосая головка, высовывавшаяся из кожаного мешка на спине матери, очень напоминала яйцо.

Лошадиная фамилия же простота имятворчества отмечена и у индейских племен.

Семья, в которой я жил,— писал в книге «Тридцать лет среди индейцев» Джон Теннер,— дала мне имя Шоу-шоу-уа-на-ба-се (Сокол), и оно осталось за мной, пока я жил среди индейцев.

Вот имена племени оджибвеев, встречающиеся на страницах книги Джона Теннера: Ка-кайк— Маленький Ястреб, Мех-ке-наук — Черепаха, Би-наис-са — Птица, Ме-сау-бис (женское)—Пух Молодого Гуся, Вауб-уче-чауке — Белая Цапля, О-цхуск-ку-кун — Печень Мускусной Крысы, Ах-тек-унс — Маленький Карибу, Пе-цью-о-сте-гуон — Голова Дикой Кошки, Ма-куд-да-бе-на-сы — Черный Дрозд, Се-гвун-унс— Весенний Олень, Мач-а-то-ге-вуб — Много Сидящих Орлов, Гитче-оп-цхе-ке — Большой Бизон, Вау-бе-бе-наис-са — Белая Птица.

Лошадиная фамилияИмя второго правителя государства ацтеков было Уицилихуитль, что в переводе означает Перышко Колибри. Военного предводителя индейцев дакота, героя сопротивления белым колонизаторам, звали Сидящий Бык, а его сподвижников, племенных вождей,— Бешеный Конь и Хромой Олень. Не менее звучное имя носил правитель царства Баката (территория нынешней Колумбии, XV век) —Немекене, то есть Кость Пумы. А в древней Мексике имена часто состояли из названия предмета и порядкового числительного. Прославленного вождя миштеков звали Восемь Олень (годы жизни 1011 — 1063).

Цветистые имена, точнее — прозвища, известны были и в древней Европе. Исландские саги, описывающие эпоху IX—XI веков, пестрят ими: Бьярн — Коза. Аудун — Цепной Пес, Бьярн — Воловья Нога, Тора-рин — Жеребячий Лоб, Торстейн — Истребитель Трески, Сигурд — Змеиный Глаз, Аркольв — Рыбогон, Торгильс — Китовый Бок. В сагах сказано о происхождении некоторых прозвищ. Так, Гуннлауга прозвали Змеиным Языком за то, что «он был хорошим скальдом, любил сочинять язвительные стихи»; об Ульве Квельдульве (Вечерний Волк) «поговаривали, что он оборотень»; Олав Павлин «был таким красивым, что никто не мог с ним сравниться».

Необычайная популярность уже упоминавшегося имени Волк связана с религиозными верованиями и предрассудками. Среди людей старшего поколения жителей Каршинской степи в Узбекистане очень многие носят имена Бури (волк) или производные от него: Бурибай, Бурихол, Бурибиби. Считалось, что, называя ребенка Волком, можно предохранить его от всяких несчастий и бед. Существовал специальный обряд наречения ребенка. Незадолго до его рождения отец будущего малыша договаривался с охотником, который брался убить волка. Из волчьей пасти вырезали полоску кожи в виде обруча, и, как только младенец появлялся на свет, бабка-повитуха продевала его через этот «обруч». При этом полагалось приговаривать:

Быть ему, как волку, крепким и здоровым, выносливым и сильным...

Иначе выглядел ритуал при наречении мальчика Вылком — у болгар и Гургом (Гург — «волк» по-таджикски)— у таджиков: ребенка протаскивали через волчью шкуру.

По старинному мусульманскому календарю последний год 12-летнего цикла — год свиньи — считался опасным, роковым, предвещающим всяческие беды и напасти. Для того чтобы охранить от них детей, рожденных в год свиньи, наиболее суеверные тюрки и сейчас еще, в соответствии с древним обычаем, используют имена самые неблагозвучные и неприятные. Так появляются на свет Навоз и Гниль, Гной и Собачье Ухо. Родительское суеверие обрекает ни в чем не повинных детей на насмешки и оскорбления...

«Лошадиными» фамилиями начиналась эта глава, разговором о фамилиях ее и завершим. Помните наше рассуждение:

Если существуют Блохины, то их предком смело можно считать некоего Блоху?

Лошадиная фамилияЭто правило, которое, правда, имеет и исключения. Об одном недоразумении рассказал в интереснейшей книге «Слово о словах» Лев Успенский.

Старую русскую дворянскую фамилию Козодавлев писатель первоначально истолковывал как «принадлежащий тому, кто принадлежит Козодаву».

«Остается выяснить,— читаем в книге,— кто же такой был "козодав"? Что это, специальность такая — давить коз? Или, может быть, так назывались люди, которые что-нибудь „давали козам", хотя бы корм?

Я очень долго недоумевал над странным словцом этим, никак не имея возможности истолковать себе его значение. А потом...

А потом вдруг и выяснилось, что я несколько „перемудрил" В одной из книг, посвященных происхождению старых дворянских родов, мне попалась заметка о начале рода бояр Козодавлевых.

Род этот,— авторитетно разъяснялось там,— происходит от некоего датского переселенца в Московию, барона „Косс-фон-Даалена" Трудную иноземную фамилию люди того времени переделали на русский лад — в "Козодавлева".

Одна из «лошадиных» фамилий Хомутов — тоже переделка: так на русский манер переиначили английскую фамилию Гамильтон. Точно так же фамилия Оленин (но не Оленев!) не имеет никакого отношения к красавцу-оленю, а происходит от «Олена, Алена» — народной формы женского имени Елена. В применении к мужчинам это имя имело обидный смысл (сравните поговорку «Эх ты, Олена-разварена!»).

Фамилия Муханов кажется на первый взгляд теснейшим образом связанной с именем Муха (сравните Мухин), а в действительности в основе ее лежит татарское имя Мухан. Снова причина путаницы — фонетическое совпадение.

Могут быть и вовсе курьезные отклонения от нормы. В повести «Не бросай слов на ветер...» Ольга Кожухова рассказала о полковнике Львове-Иванове, который первой из своих двух фамилий обязан был... ошибке писаря: «Во время гражданской войны в приказе о взятии какого-то города было сказано: «Представить к награде... командира львов — Иванова И. А. ...» Командира «львов» потому, что отряд, возглавляемый Иваном Александровичем Ивановым, состоял из одних лишь отчаянных храбрецов, которые дрались, как львы. Но писарь... совершил ошибку. Слово «львов» он написал с большой буквы. Так и пошла гулять по свету новорожденная фамилия».

Краснопевцев В.П. - Чайки на пьедестале


Этимология названий некоторых народностей

Рецепты

Новые рецепты

Публикации

Новое на сайте

Куличи на Пасху
Новые сообщения
Новые вопросы