Куна и веверица

Куна и веверицаПервые монеты, открывающие официальную — историю денежных знаков, появились в конце VIII — начале VII века до нашей эры в Малой Азии (в государстве Лидия) и на греческом острове Эгина. Но это отнюдь не значит, что прежде никакой валюты не существовало.

Откроем «Илиаду» Гомера:

Третьи призы Ахиллес после этого вынес данайцам.

Первый приз — треножник большой для огня. Тот треножник

Между собою ахейцы в двенадцать быков оценили.

Для побежденного мужа он женщину вывел, в работах

Многих искусную, эту в четыре быка оценили.

Как видим, в качестве расчетной единицы здесь фигурирует бык.

Именно скот, кап наибольшая ценность, обрел характер денег у древних греков, римлян, славян, арабских, индийских и других племен.

«В ту пору деньги,— писал Плутарх,— еще не были у римлян в широком употреблении, и богатство измерялось числом скота. Поэтому добро они до сих пор обозначают словом «пекулиа» (peculia) по названию мелкого скота, а на древнейших своих монетах чеканили изображения коровы, овцы или свиньи».

В 1018 году, потерпев поражение в битве с Болеславом польским и Святополком, Ярослав прибыл в Новгород с намерением отправиться за море. Новгородцы отговорили князя от этой затеи, заверив, что готовы биться с его обидчиками, и «начаша скот сбирать от мужа по 4 куны, а от старост по 10 гривен, а от бояр по 18 гривен».

Скот являлся главным мерилом богатства и предметом купли-продажи у многих кочевых племен. Интересно, что первоначальным значением заимствованного у тюрок слова «товар» было как раз «окот, домашние животные».

Высокопородные лошади заменяли деньги у древних горноалтайцев — этой валютой расплачивались за невест и выкупали пленных. У скифов лошадьми можно было откупиться даже в случае вынесения кому-либо смертного приговора.

Еще в конце прошлого столетия деньгами у монголов были «хони» — бараны, в них исчислялись все денежные налоги. В баранах оценивали в старину иной скот и продукцию животноводства казахи, причем мерилом служил баран годовалый. Трехгодовалый приравнивался к двум «валютным», столько же стоил и годовалый теленок. Стоимость верблюда составляла двадцать баранов, цена десяти овчин или мерлушек равнялась одному барану, а две кошмы для юрт стоили три с половиной барана.

Самый дорогой выкуп за жену у африканцев племени масаев составляет три коровы; в государстве Заир считается достаточным уплатить козу; очень велика цена знатной невесты в Сомали — сто верблюдов, плата за бедную невесту снижается, но не должна быть меньше пятнадцати верблюдов. У жителей Меланезии (так принято называть Новую Гвинею вместе с окружающими архипелагами) роль самой крупной денежной единицы удерживается за обыкновенной свиньей. При этом совсем не вес и не жирность определяют ее ценность, а форма клыков нижней челюсти. Стоимость свиньи возрастает, если клыки у нее кривые, а свинья, у которой они загибаются кольцом (иногда даже Двойным), с точки зрения меланезийцев—настоящее сокровище. Животным выламывают иногда коренные зубы, лишь бы лучше росли драгоценные клыки.Куна и веверица

Связь денег со скотом (или наиболее ценным промысловым зверем) наглядно демонстрируется самой формой древнейших, еще примитивных металлических денег. Так, в Кноссе и ряде других городов Крита археологи обнаружили большие медные слитки с искривленными краями наподобие бычьей шкуры, как полагают ученые, равнозначные стоимости одного быка. В селении Немесис на территории нынешней Франции находились в обращении деньги в форме… кабаньей ноги. Окрестности Немесиса изобиловали кабанами, охотой на которых промышляли жители селения, вот почему кабан был и древнейшей расчетной единицей в этой местности. В Ольвии—греческой колонии в Северном Причерноморье — в VI—IV веках до нашей эры употреблялась круглая литая медная монета с изображением орла, когтящего дельфина, параллельно изготовляли и деньги в виде фигурок того же дельфина.

Говоря об изображениях на монетах зверей, птиц, рыб, насекомых, надо иметь в виду, что старейшие из них (как это мы уже видели на примере первых денег Рима) были отголосками предшествующей эпохи, когда деньгами являлся скот. Могло также играть роль и экономическое значение промысловых животных. Так, в греческом полисе (городе-государстве) Пантикапее, расположенном на месте нынешнего города Керчи, чеканились монеты с изображением осетра. В древности, как и теперь, Азовское море и Керченский пролив изобиловали рыбой, служившей (в соленом виде) одной из важнейших статей пантикапейского экспорта. А эритрийцы в античной Греции, чеканя свои монеты, изображали на них каракатицу. Известно, что древние греки охотно употребляли каракатицу в пищу. Возможно также, что она служила предметом религиозного культа. В V веке до нашей эры в Греции наибольшим распространением пользовались афинские монеты с изображением совы — символического атрибута богини Афины.

На серебряных карфагенских монетах помещены изображения лошади или конской головы; одну из монет с изображением скачущей лошади в просторечии так и называли — «конь». На монетах, выбитых Тамерланом, красуется лев. К I веку до нашей эры относят монету с изображением италийского быка, попирающего римскую волчицу (в 125 году до нашей эры италики восстали против Рима). Бигаты — древнейшие римские серебряные монеты достоинством в один динарий— имели изображение колесницы.

На лицевой стороне мелкой серебряной монеты Пантикапеи (V век до нашей эры) изображен муравей. Специалисты до сих пор ломают голову над смыслом изображения. Мало-мальски логичной кажется лишь догадка, что монета чеканилась по заказу Мирмекия (в переводе — «Муравейник»)—другого греческого полиса в Крыму.

Переменчивой была судьба изображения «галльского петуха». Впервые оно появилось на 20-франковых монетах во время Французской буржуазной революции XVIII века и тотчас превратилось в национальную эмблему. Наполеон I аннулировал «галльского петуха»; в 1830 году он был восстановлен в правах; в 1852 году, при Наполеоне III, вновь попал в опалу. Наконец, с 1871 года петух окончательно утвердился в роли символа на французских монетах.

«Звериными» могли быть не только изображения на монетах, но и -сами наименования денежных единиц.

Монета Голландской республики XVII века, имевшая на оборотной стороне изображение шагающего на задних лапах льва, так и называлась: львиный талер (leewendaalder).

Кетсалем именуется гватемальская монета, равная 100 сентаво, на ней изображена птица кетсаль, являющаяся национальной эмблемой Гватемалы. Лев — денежная единица Болгарии. Если верить Геродоту, в его время львы еще водились в древней Фракии, территория которой теперь частично входит в состав Болгарии. В 1967 году африканское государство Сьерра-Леоне, изъяв из обращения колониальное платежное средство — фунт стерлингов, ввело национальную денежную единицу под названием «леоне» (в переводе — «лев»).

Польский нумизмат Эдмунд Смульский собрал любопытнейшую коллекцию. В собрании Смульского есть монеты с изображением бизона (США), кондора (Чили), кен-пумы (Уругвай), дельфина и пчелы
(Италия), белки, северного оленя и лошади (Норвегия), коровы (Исландия).

Помните историю черепахи Туи Малила, рассказанную в главе «Живые достопримечательности»? Так вот, небывалый почет, которым окружали подарок капитана Кука короли Тонга, -не исчерпывался высоким титулом и специально выстроенным дворцом,— изображение знаменитой черепахи вычеканено на тонганских монетах.

Совсем недавно столь же большой чести удостоена… кошка. Бесхвостые кошки острова Мэн, расположенного близ берегов Ирландии, являются местной достопримечательностью. В 1970 году Лондонский монетный двор выпустил специальную монету. На лицевой и оборотной сторонах повой кроны — два изображения: королевы Елизаветы II и бесхвостой кошки. Если бы у иошек понятия о тщеславии совпадали с человеческими, они могли бы, пожалуй, задрать нос, удостоившись почета соседствовать с особой королевской фамилии…

А что же это за «куна» и «веверица», вынесенные в заголовок главы?

Кроме скота в роли валюты древних выступали также меха и шкуры (в Древней Руси, Скандинавии, у индейцев Северной Америки). В «Повести временных лет» читаем: «А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма». Беличьи, куньи, собольи меха служили на Руси платежным средством очень долгое время. Даже в 1594 году царь Федор Иванович в качестве «денежной» субсидии на войну с турками направил в Вену 40 360 соболей.

Что касается таких денежных единиц, как куна (или кунья мордка) а также полушка (пол-ушка, пол-уха куницы), то их происхождение совершенно прозрачно. В X—XI веках содержание серебра в куне соответствовало V25 гривны. Употребление термина «куна» в значении денег сохранялось в России вплоть до XVII века.Куна и веверица

Роль пушнины в денежных расчетах отражена в старинном фольклоре. «Куницу, лисицу, золотую гривну да стакан вина» принято было просить в качестве выкупа за невесту. Сравните другие присказки, связанные с обрядом сватовства: «Повар, повар батюшка, повариха матушка, встань на куньи лапки, на собольи пятки»; «Отдай за куницу красну девицу». Старинным словом «ку.нщик» называли сборщика податей; «кун-ный» означало «обильный, дорогой». «Кунеть» (в значении «входить в силу, мужать») относили не только к кунице и другим пушным зверям, но также и к подростку, особенно девушке.

Веверицей (то же — векша, белка, шкурка белки) именовалась самая мелкая древнерусская денежная единица, составлявшая 4/6 куны. Веверица упоминается летописцами с середины IX века. Беличьи шкурки были разменной монетой: ведь добывали их десятками тысяч штук! Сходная денежная единица существовала в древности у удмуртов, в жизни которых охота играла заметную роль. По-удмуртски беличья шкурка называлась «коньи». Любопытно, что этот термин дожил до наших дней: так удмурты называют… копейку.

Важное значение имел пушной промысел и у селькупов— малого народа Крайнего Севера и Сибири (по переписи 1970 года их насчитывалось 4300 человек). В XIX веке хороший охотник-селькуп добывал за день до двадцати белок. «Белкование» было занятием целых семей. И неудивительно, что главной меновой единицей у селькупов была связка из десяти беличьих шкурок, называвшаяся «сарум». Это слово стало составной частью всех селькупских числительных, означающих десятки, -начиная с двадцати.

К числу диковинных можно отнести деньги ацтеков— упакованный в стержни гусиных перьев золотой песок. Ценность такой монеты определяла длина стержня.

На Аляске в середине XIX века были в обращении кожаные деньги в форме прямоугольника. Их изготовляла из лавтака — кожи ластоногих животных — Русско-Американская компания. Кожаные деньги выпускались достоинством в 5, 10 и 25 рублей.

Мечтой нумизматов являются выпущенные в конце минувшего столетия на Кокосовых островах монеты, изготовленные из слоновой кости.

У меланезийцев до сих пор в ходу оригинальная валюта — собачьи зубы (в Меланезии собак много: их разводят здесь как мясной скот). В конце минувшего столетия выкуп за невесту исчислялся сотней собачьих зубов, а за один клык можно было приобрести 100 кокосовых орехов. Европейские торговцы завезли на острова массу собачьих клыков, вызвав настоящую инфляцию, обесценение местных денег.

Кривые клыки дымчатой пантеры заменяют деньги даякам, населяющим Новую Гвинею (Борнео). «В голодное время,— пишет Пьер Пфеффер в книге «Бивуаки на Борнео»,— два зуба дымчатой пантеры можно обменять на 20 тинов риса (в одном тине содержится 16—20 литров); а если к тому же зубы плавают на воде, как это бывает с дуплистыми клыками старых животных, то они стоят в 2—3 раза дороже».

Правда, продавец всегда должен, что называется, держать ухо востро: на острове есть свои фальшивомонетчики, которые вместо драгоценных клыков пантеры подсовывают гораздо более дешевые истонченные зубы медведя или даже подделки, искусно вырезанные из оленьего рога.

Бывают еще, оказывается, и деньги из птичьих перьев. Адрес их — архипелаг Санта-Крус. У попугаев местной породы под большими перьями растут алые перышки. Наловив птиц, островитяне выдергивают у них эти перья и наклеивают на оплетенный из шнурков десятиметровый пояс, к которому уже приклеен «грунт» — белые перышки лесного голубя. На новую — с иголочки— монету, изготовленную по всем правилам, можно купить либо охотничью собаку, либо откормленную свинью, которую разрешается съесть только в праздник. Если же покупатель рассчитывает полакомиться свининкой в будний день, он должен расплатиться непременно «старой, потускневшей от времени перьевой монетой.

Самая богатая история у денег раковинных. Еще за 1000—1500 лет до нашей эры ничем, казалось бы, не примечательные раковины морских моллюсков играли роль платежного средства в Китае, Индии, Японии, на многих островах Тихого океана и морей, омывающих Азию и Австралию.

Одна из древних китайских надписей, например, гласит: «Цзян пожаловал раковин 10 связок, рабов 10 семей, людей 100 человек». Иероглиф, обозначавший слово «пленный», изображал обычно человека, добывающего раковины: очевидно, военнопленных использовали на тяжелой работе по добыче моллюсков.

Археологи обнаружили деньги-раковины на территории Западной Европы, включая Британию, и в древних захоронениях западных областей бывшего СССР.

Соответствующим образом обработанные и нанизанные затем на шнуры раковины улиток нассы популярны на островах Тихого океана. Папуасы Новой Гвинеи изготовляют из них многометровые цепочки. В Северной Америке в качестве монет и одновременно украшений использовались раковины «морского ушка» и дента-лиумы.Куна и веверица

Раковины каури — самая ценная валюта — добывались в основном на островах Мальдивского архипелага. На свои раковинные деньги мальдивцы закупали, в частности, рис в Индии.

Сфера обращения каури стала еще более широкой в период с XV по первую половину XIX века, который отмечен колониальной экспансией европейских государств и невиданным ранее размахом работорговли. В Африке за каури продавались слоновая кость, золото, дерево ценных пород, рабы. В течение столетия только в Гвинею было завезено 115 тысяч тонн каури. Снизкой из этого количества раковин можно было бы 37 раз опоясать Землю по экватору!

В нынешнее время каури и.другие (виды раковинных денег сохраняют значение платежного средства в отдельных областях Африки, кое-где в Северной Индии и Бенгалии, на островах Океании. Особенно высоко ценятся они в Меланезии. Бывают случаи, когда юноши, заработавшие на плантациях европейцев «немало 'серебряных монет, все же не могут жениться, не имея достаточного запаса раковин для выкупа невесты у ее родителей. Раковинами же принято расплачиваться с танцорами, выступающими на культовых празднествах, с местными ремесленниками.

Некогда предприятия по изготовлению раковинных денег были широко распространены по всей Океании. Ныне число их значительно уменьшилось. На Соломоновых островах, к примеру, сохранился до сего времени лишь один подобный «монетный двор» — на острове Дуки.

Чтобы закончить рассказ об удивительном долголетии раковинных денег, отметим еще денежную реформу проведенную в Гане в июле 1965 года. До той поры в стране находились в обращении фунты стерлингов, шиллинги и пенсы, оставшиеся в наследство от эпохи колониализма. Отныне же основной денежной единицей Ганы стала монета «сиди» — по названию маленькой местной ракушки, имевшей некогда значение денег.

Краснопевцев В.П. — Чайки на пьедестале

Там, где орел растерзал змею... Высокое и низкое

Рецепты

Новые рецепты

Публикации

Новое на сайте

Новые вопросы
Новые сообщения