Головной мозг и психика

Головной мозг и психикаОдним из выражений зависимости психики от материальных процессов, происходящих в мозгу, является изменение электрической активности мозга при раздражениях извне.

Запись электрических процессов с поверхности кожи черепа носит название электроэнцефалограмм (ЭЭГ). Они отражают ритмы электрической активности коры мозга. Установлено, что наиболее выраженными и часто встречающимися являются следующие ритмы:

1) Альфа-ритм частотою от 8 до 13 колебаний в секунду;
2) Бета-ритм 14 — 35;
3) Тета-ритм 4 — 8;
4) Дельта-ритм 1 — 4;
5) Гамма-ритм (обнаруживается редко) 35 — 55.

Наибольшее внимание привлекает альфа-ритм, открытый в 1929 году Бергером. Этот ритм связан с физиологическим покоем теменно-затылочной области мозга. Он сразу и наиболее заметно выявляется на ЭЭГ, а остальные ритмы как бы наложены на него. Особый интерес к альфа-ритму обусловлен еще и тем, что он наиболее чутко реагирует на внешние раздражения, характерен для большинства здоровых людей во время бодрствования, когда внимание ни к чему не привлечено, удерживает постоянство своей частоты в течение длительного срока жизни человека.

Бета-ритм регистрируется у людей, находящихся в состоянии бодрствования, преобладает в лобных и теменных областях мозга, частота его увеличивается при умственной деятельности и эмоциях. Тета-ритм встречается у всех здоровых взрослых людей, находящихся в состоянии бодрствования; он связан и с эмоциями. Дельта-ритм у нормальных людей встречается весьма редко. В состоянии бодрствования у взрослых людей дельта-ритм встречается в патологических случаях — при дистрофии, дегенерациях и опухолях тканей мозга, при эпилепсии.

Электроэнцефалограммы свидетельствуют о том, что в коре мозга непрерывно протекают энергетические процессы, основанные на обмене веществ, что имеет место непрерывное воздействие на клетки мозга различных раздражителей. Такими постоянными раздражителями являются питательные и гуморальные вещества внутренней жидкой среды, омывающей мозг, и импульсы от рецепторов внешней среды и внутренних органов.

Таким образом, в ЭЭГ отражается направленная активность коры, протекающая в ритмах. Активность коры протекает в ритмах потому, что деятельность частей организма основана на ритмах, а кора контролирует и объединяет работу всех органов тела. Импульсы, идущие от рецепторов в центральную нервную систему, имеют также вид ритмов. Да и сама-то кора состоит из элементов (нервных клеток), функционирующих ритмически.

Несмотря на большое значение, которое имеют электро-энцефалографические исследования, нельзя переоценивать их роли в отношении разгадывания тайн психики. Те ритмы, о которых шла речь, не отражают высших психических явлений, если не считать, что на протекание ЭЭГ влияет специальная концентрация внимания испытуемого на каком-либо раздражителе или возникшей задаче. ЭЭГ отражает в основном энергетическую сторону активности мозга. Не удалось установить соответствие ЭЭГ с умственным развитием, темпераментом, характером, ростом и весом людей. ЭЭГ гениальных и обычных людей — в общем одинаковы. ЭЭГ не зависит от содержания мышления человека. Она есть усредненный ответ сотен миллионов нейронов, электрические сигналы которых смешиваются между собой по законам физики.

Головной мозг и психика

Исследование электрической активности мозга можно осуществлять не только путем снятия электрических потенциалов с поверхности кожи черепа. Существует еще метод регистрации электрических потенциалов в глубинных областях головного мозга. Делается это так. В надлежащем месте черепа просверливаются отверстия, через которые в мозг вводятся проволочные электроды, изолированные по всей длине кроме самого кончика. Глубина погружения электрода определяется тем, какую мозговую структуру необходимо в данном случае исследовать. Наружные концы электродов соединяются с приборами, которые регистрируют электрические потенциалы, возникающие в исследуемой ткани.

Но эти же электроды можно использовать и для другой цели — искусственного раздражения мозга внешним электрическим током. В данном случае наружные концы электродов соединяют с источником тока.

Первым, кто применил метод вживления электродов, был швейцарский физиолог В.Р. Гесс. Он раздражал электротоком различные участки верхнего отдела ствола мозга кошки. Раздражая так называемую таламическую область, исследователь заметил, что при одном положении электродов животное непрерывно движется по небольшому кругу, раздражение другой точки вызывало ритмическое поднимание лап.

Раздражение различных точек гипоталамуса вызывало также неоднородные реакции: то изменение частоты сокращения сердца, то рвоту, то выделение мочи и кала. В этой же области мозга Гесс обнаружил участок, при раздражении которого у животного наблюдалась реакция, соответствующая эмоции ярости.

Значительный интерес представляют опыты Джемса Олдза, свидетельствующие о наличии в мозгу областей, формирующих различные эмоциональные состояния и формы поведения.

Смысл опытов Олдза состоит в том, что животное (крыса) само себе наносит раздражение или избегает его. Крысу со вставленным в определенное место мозга электродом впускают в камеру, где есть педаль для самораздражителя. Педаль соединялась с внешней электрической цепью так, что каждый раз, когда крыса нажимает на педаль, через мозг животного проходит раздражающий электроток.

Крысе наносится первое раздражение. После этого у нее наблюдаются быстрые движения по камере и обнюхивание, пока она случайно не наступит на педаль вторично. После второго или третьего надавливания поиски прекращаются и начинается систематическое нажатие на педаль. Схема устроена так, что раздражение прекращается через полсекунды после включения, даже если крыса продолжает нажимать на педаль, поэтому для нанесения повторного раздражения крыса должна отпустить педаль и снова нажать на нее. Животное может нажимать на педаль несколько тысяч раз в час в продолжение 1—2 суток, пока не подучит физическое изнеможение. Если крысу при этом не кормить, а потом пустить в клетку, где помимо педали будет находиться и корм, то она не обратит никакого внимания на пищу, направится прямо к педали и займется непрерывным самораздражением.

Раздражение отдельных областей мозга вызывает у крысы разные виды приятных эмоций. Так, Олдзу удалось выделить «пищевой центр» и «половой центр» ствола мозга. Характерно, что эффект самораздражения, измеряемый частотой реакции, уменьшается по мере перемещения электрода к коре больших полушарий.

Помимо группы клеток, к возбуждению которых животное стремится, имеются клеточные группы, раздражения которых животное избегает («центры наказания»). Вместе с тем имеются и такие группы клеток, возбуждения которых организм не добивается и не избегает.

Много еще неясного в размещении и функциях центров удовольствия и наказания. Ученые кропотливо исследуют эту проблему. Однако известно, что данные центры находятся в близком соседстве. Это видно из тех опытов с животными, когда последствия раздражения резко менялись при перемещении раздражающего электрода всего на 0,5 миллиметра. В этом случае эмоция удовольствия может резко смениться крайней степенью боли или страха. Высказываются различные гипотезы о причинах этого явления.

Применим ли метод вживляемых электродов в исследованиях на человеке? Да, применим, но, как правило, не ради экспериментальных целей и, конечно, не па здоровом человеке, а на больном.

В случаях отдельных заболеваний бывает необходимо погружать электроды в глубь мозга. Было обнаружено, что электрическое раздражение различных центров головного мозга вызывало психические состояния, которые больной характеризовал как радость, успокоение. При раздражении других мест мозга больные говорили о чувстве подавленности, беспокойства, тревоги и даже ужаса. В ряде случаев электрораздражение глубинных областей мозга приводит к избавлению от недуга.

Мы привели отдельные данные об электрической активности мозга, из которых видно, что клетки мозга вызывают образование физических полей, в данном случае электрического поля. Не исключено, что дело не ограничивается этим; возможно образование клетками мозга и других материальных полей, о которых мы еще ничего не знаем.

Здесь нельзя не коснуться проблемы так называемой телепатии или «внушения мыслей на расстоянии», о чем много говорят и пишут в последнее время за рубежом и у нас.

«Внушение мыслей на расстоянии» представляется, в частности, в следующем (как это описано в произведениях художественной литературы, исторических мемуаpax, журнальных статьях и газетных заметках, в регистрационных каталогах соответствующих научных обществ и т.п.): если один человек в данный момент умирает или подвергается смертельной опасности, или же с ним происходит важное, волнующее событие, то нередко другой человек, связанный с первым узами родства, любви и т. и. и находящийся вдали от первого, в это же время переживает психическое состояние, которое каким-то образом отражает событие, происходящее с первым человеком. В других случаях между двумя людьми может установиться такой характер связи, при котором один человек «внушает» другому воспроизвести изображенный первым на бумаге или переданный в представлении знак или образ. Допускается возможность выполнения испытуемыми движений, которые им внушались без слов и жестов.

Указаний на относящиеся к этому факты зарегистрированы тысячи.

Мнения ученых относительно всей проблемы, связанной с «передачей мыслей на расстоянии», расходятся. Это касается не только вопроса природы данного явления, получившего в науке название феномена пси, но и возможности его существования вообще.

Одни утверждают, что мы являемся свидетелями того, как телепатия (то есть вера в возможность передачи мысли на расстоянии), изгнанная из рамок научных представлений еще в прошлом веке, снова приобретает своих сторонников, но уже под новыми наименованиями.

Основу аргументации в данном случае составляет утверждение, что мышление тесно связано с языком, что бессловесного мышления нет, что попытка обнаружить выражение мысли в биотоках ненаучна, что мышление есть свойство мозговой материи и неотделимо от нее.

Доводы эти с естественнонаучной и методологической стороны совершенно правильны, и возражать против них нельзя. Действительно, мысль как таковая, то есть как обобщенное и опосредствованное отражение действительности, неотделима от мозга, и вопрос о передаче мысли в рассматриваемом плане не может быть назван научным.

Но речь в данном случае идет, по-видимому, не о передаче мысли, не о внушении мысли, а о передаче информации в конкретных образах, запечатляющихся в сознании. Можно даже, пожалуй, выразиться, как это делают отдельные ученые, что имеется в виду какая-то информация о мысли, а не сама мысль.

В этом свете представляется неудобным само название проблемы как проблемы о передаче мысли на расстоянии: оно не отражает действительного характера феномена пси и наводит на ошибочное представление о возрождении в новых условиях ненаучных телепатических взглядов. Даже те авторы, которые поддерживают концепцию о феномене пси, порой употребляют неудачное выражение «передача мыслей на расстоянии».

Почему же это выражение является неудачным, ненаучным? Дело в том, что даже когда мы говорим, что люди обмениваются мыслями с помощью слов, посредством речи, и то не следует понимать буквально, что при разговоре происходит обмен мыслями; не следует представлять дело таким образом, что те колебания воздуха, которые вызываются артикулированием речевых аппаратов говорящего, содержат в себе в прямом выражении смысловой характер его мысли. Мысль таким образом не переходит из одной головы в другую.

В действительности имеет место примерно следующее. Когда мы мыслим вслух, скажем, беседуем, то слово произносится вследствие оживления определенных нервных связей в головном мозгу. Эти связи не случайные, они отражают индивидуальный опыт, являются результатом предшествующего общения с другими людьми, приобретения определенных знаний.

Когда звуки речи достигают слушающего, то вызывают в его мозгу оживление ранее образовавшихся нервных связей, аналогичных тем, какие действуют у говорящего; у слушающего начинают работать аппараты мышления, которые настраиваются как бы в унисон с аппаратами мышления говорящего. Поэтому, например, человек, не знакомый с английским языком, не поймет услышанной им английской речи.

Несомненно, что факты телепатической связи в силу своей загадочности очень близки к мистике. Но факты есть факты, от них никуда не уйти, и наука обязана дать им объяснение. Пока не представили достаточно убедительных аргументов ни те, кто считает телепатическую связь естественным явлением, ни те, кто начисто ее отрицает.

Головной мозг и психика

Не исключено, что разгадка кроется в особенностях процессов, находящихся за пределами существующих научных представлений. Следует считаться с мыслью, что далеко не все свойства нейронов нам известны, что вообще свойства нейронов исчерпать нельзя. Закономерным является поэтому предположение о возможности существования какого-то еще неизвестного для науки физического поля, связанного с активностью нейронов. Высказываются также предположения, что влияние мозга на мозг происходит на базе дополевых состояний материи.

Не лишенным основания является и допущение, что рассматриваемая «одаренность» — не прогрессирующее в процессе эволюции явление, а скорее рудиментарное свойство, сохранившееся у человека от зоологических предков и возрождающееся у некоторых нервно или психически неполноценных лиц в виде своеобразного атавизма. Известно, что лучшие испытуемые для опытов по мысленному внушению определялись среди именно таких лиц. Это вполне согласуется с положением И.П. Павлова о функциональном господстве второй сигнальной системы. И.П. Павлов говорил, что вторая сигнальная система контролирует первую сигнальную систему и ближайшую подкорку, направляет их работу. А у людей нервнобольных, с недоразвитыми высшими отделами головного мозга, получаемые восприятия не контролируются и не видоизменяются.

Характерно, в связи с этим, что Мери Синклер (жена писателя Э. Синклера), хорошо улавливавшая бессловесные внушения, перед сеансами искусственно вводила себя в состояние, по ее словам, «на грани со сном», т.е., если выражаться языком павловской физиологии, она посредством самовнушения затормаживала высшие отделы мозга.

Все это имеет то значение, что свидетельствует о какой-то связи фактов, на которые опирается гипотеза о феномене пси, с уже установившимися современными научными положениями.

В методологическом отношении существование гипотезы о феномене пси вполне оправданно. Как и всякая гипотеза, она исходит из определенных фактов, наблюдений, которые хотя еще и совершенно недостаточны для построения законченной теории, но достаточны как материал для гипотезы. В будущем наука или подтвердит или же опровергнет ее.

От проблемы телепатии нужно отличать вопросы так называемого угадывания чужих мыслей. Сеансы «угадывания мыслей» иногда дают на эстраде. Большого искусства в этом достиг, в частности, Вольф Мессинг.

Сеансы эти проходят примерно так. Участники опыта в отсутствие отгадчика задумывают какое-нибудь действие, например отыскать спрятанный предмет. Затем появляется отгадчик, один из участников сеанса берет его руку, и начинается процесс отыскивания предмета. Обязательное условие опыта: нужно, чтобы проводник (тот, кто взял отгадчика за руку) сосредоточил все свое внимание на том, что предстоит сделать отгадчику. Отгадчик же, продвигаясь впереди проводника, постепенно достигает цели — находит спрятанный предмет.

У людей, незнакомых с сущностью дела, эти сеансы вызывают большое удивление. А все заключается в следующем. Отгадчик никаких, разумеется, мыслей проводника не отгадывает и отгадать не может; он всего-навсего руководствуется при отыскании предмета мускульными сигналами, которые дает ему проводник, думающий о том, куда нужно идти, чтобы выполнить задачу. Если отгадчик идет не туда, куда нужно, то он испытывает со стороны проводника едва уловимое сопротивление. При правильном движении проводник идет как бы свободно, но и в этом случае отгадчик ощущает очень слабые «поощрительные» толчки, о существовании которых проводник и не подозревает.

Весь этот процесс основан на свойствах двигательных (кинестезических) клеток коры головного мозга.

Установлено, что двигательные клетки, будучи связанными со всеми клетками коры головного мозга, раздражаемые определенным пассивным движением, производят это же движение, когда раздражаются не с периферии, т.е. не посредством органов чувств, а центрально, т.е. при соответствующих мыслях и представлениях. «Давно было замечено,— пишет И.П. Павлов,— что, раз вы думаете об определенном движении (т.е. имеете кинестезическое представление), вы его невольно, этого не замечая, производите. То же — в известном фокусе с человеком, решающим неизвестную ему задачу: куда-нибудь пойти, что-нибудь сделать при помощи другого человека, который знает задачу, но не думает и не желает ему помогать. Однако для действительной помощи достаточно первому держать в своей руке руку второго».

Таким образом, если факты, относящиеся к проблеме телепатии, не находят еще научного объяснения, то в сеансах «угадывания мыслей» ничего таинственного теперь нет.

В. Ковалгин — Раскрывая тайны психики

 
Проба с L-Дофа Природная радиоактивность
© 2007-2018 ХЛЕБОПЕЧКА.РУ. Полная или частичная перепечатка материалов возможна только с разрешения администрации. По всем вопросам обращайтесь на инфo лaтиницeй с доменом сайта.

Рецепты

Скумбрия запеченная, фаршированная сыром и яйцами (вариант 2)Скумбрия соленая, ароматизированная Steba Smoking BoxПаста постная с тыквой и карриФуршет новогодний из сыра с вяленой вишней (для вегетарианцев)Паста из красной чечевицы с изюмом (для вегетарианцев)Манная каша молочнаяВареники с творогом и шпинатом, под персиковым соусом (для вегетарианцев)Картофель в сметане с луком в медленноварке Kitfort KT 2010Пирог из слоеного теста  с фаршем  и сыромСалат "Изумительный"

Новое на сайте

Новые вопросы

Новые сообщения