Капитан Кук и некоторые приписываемые ему открытия

Капитан Кук и некоторые приписываемые ему открытияПрославленный английский мореплаватель Джемс Кук должен был, по замыслу британского адмиралтейства, затмить своими открытиями у северо-западного побережья Америки все, что сделали там до него русские мореплаватели.

Секретная инструкция предписывала Куку вновь «открыть» этот гигантский район и именем короля вступить во владение всем американским побережьем.

Чтобы облегчить знаменитому мореплавателю эту задачу, адмиралтейство поспешило снабдить экспедицию всеми материалами, относящимися к району ее «открывательской» деятельности. На руках у Кука были карты плавания кораблей Беринга и Чирикова, подробные описания их похода, составленные спутником Беринга натуралистом Стеллером и петербургским академиком Миллером, сведения об экспедиции Федорова и Гвоздева, материалы о русских открытиях в Тихом океане после Беринга и даже книга Крашенинникова о Камчатке. Имея такой необычный запас сведений о «неизвестном» районе, Кук в июле 1776 года отправился его «открывать».

В марте 1778 года английская экспедиция подошла к берегам Нового Света под 44°33' с. ш. и двинулась на север. Куку удалось увидеть ряд пунктов американского побережья вплоть до 49°39z с. ш. Начиная отсюда, как с неохотой признает даже английский географ Д. Бейкер, «суда были вынуждены из-за неблагоприятной погоды держаться вдали от берега и подошли к нему лишь после того, как прибыли в район, уже посещенный русскими путешественниками». Здесь Кук осмотрел заливы Чугацкий и Кенайский.

Особенно тщательно был исследован Кенайский залив в надежде, что он окажется тем пресловутым «проходом» в Атлантический океан, о котором уже давно мечтали мореплаватели. Английское правительство даже установило премию в 20 тыс. фунтов стерлингов тому, кто обнаружит этот «проход».

Капитан Кук и некоторые приписываемые ему открытияНесмотря на продолжительность исследования, Кук совершил грубейшую ошибку, приняв этот залив за устье большой реки. Он писал по этому поводу следующее: «Ежели сия большая река доставить может сообщение во внутренность земель… тогда меньше сожаления достойно будет, что мы на опознание оной употребили столько времени». Около двух недель оказались потраченными впустую.

Продолжая двигаться на восток, корабли Кука миновали Кадьяк, затем Евдокеевские и Шумагинские острова. Трое суток из-за плохой погоды корабли плыли вдали от берега. Наконец, англичане прибыли на остров Уналашку, где их радушно встретили русские мореходы и промышленники.

Закончился первый этап деятельности экспедиции Кука у берегов Нового Света. Очень важное «уточнение» в оценку достижений Кука на этом этапе внес знаменитый русский мореплаватель В.М. Головнин. Он писал: «…хотя капитан Кук приписывает себе первое открытие северо-западного берега Америки выше широты 57°, но он был введен в сие заблуждение по незнанию о плаваниях в том краю наших мореходцев и что тот край был нам лучше известен, нежели англичанам; например: славный сей мореплаватель утвердительно пишет, что он нашел большую реку, которую лорд Сандвич назвал его именем; Кук приводит и доказательства, что это действительно река; но русские знали, что так называемая Кукова река есть не река, а большой залив, который мы и теперь называем Кенайскою губою… Пролив между Кадьяком и Афогнаком Кук принял за залив и дал ему имя. Другого пролива, между Кадьяком и Аляскою, Кук вовсе не знал, но русским он был известен под именем Кенайского пролива… Капитан Кук сделал также и другие ошибки, которые русским были известны».

Великий русский мореплаватель ошибался только в одном: Кук великолепно знал о том, что русские задолго до него плавали в районе Кенайского полуострова и Кадьяка, причем знал не только по имеющимся у него печатным изданиям. Обнаружив у жителей Кенайского полуострова железо и стеклянные бусы, Кук вынужден был записать в дневнике, что эти предметы «доказывают, что сии американцы имеют сообщение с европейцами, то есть с российскими промышленниками». Близ Кадьяка островитяне передали ему русское письмо. Кроме того, Кук подробно рассказывает о своей встрече на Уналашке с известным русским мореходом Герасимом Измайловым, который поразил англичан своими познаниями в математике и астрономии. «Измайлов,— пишет Кук,— имел весьма хорошие сведения о сей части света и обретениях его соотечественников… Измайлов показал мне,— вынужден далее признаться Кук, — сколь ошибочны были карты наши о сих частях». Русский мореход разрешил англичанам снять копию со своей карты.

Капитан Кук и некоторые приписываемые ему открытияНемало ценных сведений получил Кук и от других русских мореходов, с которыми встречался на Уналашке: от известного нам Потапа Зайкова, возвращавшегося в то время на Камчатку после трехлетнего пребывания на полуострове Аляска, и морехода Якова Сапожникова, судно которого в тот год зимовало на соседнем с Уналашкой острове Умнаке.

Наконец, уже будучи на Камчатке, англичане встретились с комендантом Петропавловской крепости капитаном Шмалевым, автором первого хронологического описания русских морских экспедиций в Тихом океане и ряда других работ. Свои работы Шмалев отсылал в Петербург по просьбе академика Миллера, который их широко использовал в своих трудах, как и работы ряда других своих корреспондентов (кстати сказать, без всякой ссылки на их истинных авторов). Шмалев, конечно, мог полностью удовлетворить любопытство англичан в части новых русских открытий и карт Тихого океана. В знак признательности англичане подарили русскому исследователю термометр для метеорологических наблюдений.

Имея в виду полученные от русских сведения, Кук писал несколько ранее: «В полдень 19-го находились в широте 55° 18' между матерым берегом и островами, название большего, как мы впоследствии узнали, Кадьяк». С таким же успехом Кук мог бы сообщить название Чугацкого залива, которому он поспешил дать имя Принца Вильгельма, и Кенайского залива, который получил имя Кука, но тут уже английский мореплаватель руководствовался не принципами справедливости и морской чести, а секретной инструкцией адмиралтейства, в противном случае он никак не мог бы выполнить один из важнейших ее пунктов. Поэтому Кук, зная об открытии этого района русскими, о плавании там русских мореходов, об их торговле с туземцами, познакомившись на месте с русскими картами, все-таки не постеснялся объявить всему свету о том, что ему будто бы принадлежит честь «обретения» северо-западного побережья Америки.

В дальнейшем Кук прошел на север вдоль побережья Аляски и миновал Берингов пролив. В своем отчете он ни словом не упомянул об открытии американского берега этого пролива русскими мореплавателями Федоровым и Гвоздевым. А ведь у Кука среди прочих материалов о русских плаваниях и открытиях в Тихом океане имелась и карта Миллера, где был нанесен участок американского побережья, открытый Федоровым и Гвоздевым. В своем дневнике, рассказывая о посещении Чу-гацкого залива, Кук проговаривается об этом: «…по карте, приложенной к изданному проф. Миллером описанию плавания капитана Беринга,— пишет он,— кажется заключить можно, что. сей самый мыс назван им мысом св. Гермогена». По этой же карте Кук мог «заключить» и об открытии Федорова и Гвоздева. Но это, как видно, не входило в его планы. Однако в Петербурге не забыли о подвиге русских моряков, и академик Паллас с удовлетворением писал, что «означенный на наших старых картах по открытиям геодезиста Гвоздева берег матерой Американской земли против Чукоцкого Носу нарочито сходствует положением длины и ширины с тем, какое определяет капитан Кук».

Капитан Кук и некоторые приписываемые ему открытияКорабли Кука прошли за Берингов пролив вдоль американского побережья до 70° 13' с. ш., где льды заставили их повернуть обратно. На этом английская экспедиция закончила в основном свою работу у берегов Нового Света. Истинная заслуга Кука заключается в том, что он в ряде случаев уточнил очертания открытого до него русскими северо-западного побережья Северной Америки, в особенности на малоизвестных участках -от полуострова Аляски до Берингова пролива и к северу от него до мыса Ледяного, и открыл ряд островов близ побережья Аляски к северу от Алеутской гряды. Это был существенный вклад в географическую науку.

Но на этом история этой экспедиции Кука не окончилась. Наступил период легенд и небылиц, которые ретивые английские и американские географы и историки складывали вокруг имени Кука. Начало этому положили спутники Кука в его последнем плавании. Лейтенант Кинг сделал в корабельном журнале следующую запись о «заслугах» Кука, в которой все, от первого до последнего слова, является вымыслом. Кинг писал: «Он (т.е. Кук. — Л. Л.) открыл и составил карту западной части Америки, которая, начиная с 43° с. ш., была до сих пор не исследована… Он определил близость материков Азии и Америки, прошел через разделявший их пролив и составил карту земель с обеих сторон на довольно большом протяжении». Кинг писал все это, будучи прекрасно осведомлен, что не Кук, а русские мореплаватели открыли «западную часть Америки», что они задолго до Кука «определили близость материков Азии и Америки» и что крайней точкой исследования Куком азиатского побережья за Беринговым проливом был… мыс Дежнева, названный Куком «Восточным». Однако Кинг знал, что он делает. Его запись в судовом журнале, имевшая, так сказать, значение «первоисточника», начала гулять по страницам всех биографий Кука, вплетая новые «лавры» в венок славы английского мореплавателя.

Современные буржуазные географы, не удовлетворяясь действительными достижениями Кука, стараются не отстать в прославлении его мнимых заслуг от своих предшественников. Уже знакомый нам Бейкер с пафосом объявил, что Кук будто бы «положил начало новой эры в деле исследования берегов Аляски». Американец же Аусвейт в своем неуемном стремлении возвеличить Кука не останавливается перед прямой фальсификацией. Он с восторгом сообщает, будто бы Кук «прошел вдоль западных берегов Америки до ее северо-западной оконечности — мыса Барроу». Таким образом, Аусвейт совершенно произвольно продлил маршрут экспедиции Кука на сотни миль труднейшего пути среди льдов.

Между тем не прекращалась деятельность смелых русских мореходов и промышленников на северо-западном побережье Северной Америки. Первыми открыв эти места, они первыми приступили к их исследованию и освоению. Спустя всего пять лет после появления у берегов Аляски экспедиции Кука на Кадьяке, полуострове Аляска и в Кенайском заливе появились первые постоянные русские поселения.

Адамов А.Г. — Правда о русских открытиях в Америке

 
Швейцария – альпийский рай! Гамильтон — одна из самых маленьких в мире столиц
© 2007-2018 ХЛЕБОПЕЧКА.РУ. Полная или частичная перепечатка материалов возможна только с разрешения администрации. По всем вопросам обращайтесь на инфo лaтиницeй с доменом сайта.

Рецепты

Полезные, творожно-шоколадные толстые вафли, с черносливом и безкрахмальной мукойКаша из четырех видов круп с грибами в мультиварке Steba DD2Варёная "сгущёнка" без сахара и два крема с её использованиемФруктовое пюре в пароварке (для вегетарианцев и веганов)Крем заварной яблочный диетический без молока, сахара, крахмала и маслаОчередной брауни из... яблокТорт "Фантазия"Зефир с желе и агаромДжем из винограда без сахара (для вегетарианцев и веганов)Компот из замороженных фруктов и ягод (для вегетарианцев и веганов)

Новое на сайте

Новые вопросы

Новые сообщения