Чай

ЧайТрудно найти растение, путь которого к нашему столу был бы более тернист, чем у чая. Триста с лишним лет назад, когда московский посланник В. Старков возвращался из Монголии, тамошний хан вручил ему дар для царя — четыре пуда чая.

Двести объемистых тюков. На Руси в то время чай не пили, и Старков принял груз с досадой — лишние хлопоты.

Однако царь напиток одобрил. Понравился он и боярам. С тех давних пор потянулись чайные караваны через всю Сибирь в Москву. Шли до тех пор, пока не построили железную дорогу. В забайкальских горах чайный тракт еще и сейчас виден…

Сам живой чайный куст попал в наши пределы позднее, в середине прошлого века. Его появление потянуло за собою цепочку событий, до сих пор полностью не разгаданных. Начало этим событиям положил тогдашний генерал-губернатор Новороссии граф М. Воронцов. Он увлекался редкими растениями и выписал из Китая несколько кустов чая для своего имения в Крыму и для Никитского ботанического сада. Конечно, развивать чайную индустрию он не собирался, но вечнозеленый куст в Крыму был не лишним. Влаголюбивое растение в сухом Крыму не прижилось. Зато во влажном Закавказье оказалось на своем месте. В особенности в Грузии*. Однако как попал чай в Грузию — то ли из Крыма, то ли его доставили прямо из-за рубежа,— до сих пор остается неясным. И ранняя история чая выглядит как детектив. Споры не утихают и по сей день. Начало им положила в 1875 году газета «Кавказ». Она решила уточнить порядок событий и поместила два письма патриарха армян Нерсеса V, в которых описана история воронцовских кустов. В 1833 году их отправили на Кавказ из Одессы морем на судне «Воробей». Не дойдя до цели, судно попало в шторм и разбилось о скалы возле побережья Гурии (часть Грузии). Чайные кусты удалось спасти. Они попали в руки местного князя М. Гуриели и были посажены в его саду. Такова версия газеты.

Чай

Оппоненты привели множество возражений против фактов, упомянутых в статье. Во-первых, в архивах морского ведомства не сохранилось документов об аварии судна «Воробей». Во-вторых, если даже оно и разбилось о скалы, то, попав в соленую воду, кусты должны были неминуемо погибнуть. Если же судно вышвырнуло на берег, то почему капитан не отправил посылку по адресу, а позволил завладеть грузом князю Гуриели?

Озадачивает и сопоставление дат. Судно разбилось в 1833 году, а князь Гуриели умер в 1826 году, за семь лет до крушения. Позднее выяснилось, что не сам князь похитил кусты, а их просто посадили в его саду. Осталось и еще множество неясностей. Патриарх Нерсес писал, что отправляет груз из Одессы, а кусты Воронцова, по всей вероятности, выращивались в Крыму. Зачем из Крыма нужно было везти груз в Одессу, а затем снова обратно — мимо Крыма на Кавказ? В довершение всего выяснилось, что «Кавказ» опубликовал лишь копии патриарших писем. Подлинников не нашли.

В общем, думают, что чайные кусты попали на Кавказ позднее, когда граф Воронцов гостил в доме у князя Д. Дадиани. Он и выслал впоследствии князю дорогой подарок. Несколько кустов досталось князю М. Эристави, который развел впоследствии небольшую плантацию. Он мечтал получить собственный грузинский чай. И добился этого. В 1864 году собрали первую партию листа. Обрадованный удачей, Эристави пригласил на дегустацию членов Кавказского сельскохозяйственного общества. Гости сидели на террасе, пили душистое зелье, хвалили. Однако исход чаепития оказался не столь блестящим, как хотелось хозяину. Присутствующие едва унесли ноги. Одних тошнило. У других кружилась голова, и они пошатывались, хватаясь руками за стены. Не зная тайн ферментации листа, князь предложил гостям напиток, далекий от обычного чая. Винить экспериментатора не приходится. Секрета изготовления чая не знал даже более сведущий человек, его современник и поклонник чая великий химик А. Бутлеров.

Тем временем чаем заинтересовались в Вольном экономическом обществе. Выписали из Ханькоу саженцы и семена. Груз прибыл в Одессу в 1880 году. Оттуда его отправили на Кубань. Морем уже посылать не решились: вдруг снова разобьет о скалы? Но в пути грянул мороз, и саженцы погибли. Наконец Кавказское общество сельского хозяйства раздобыло пять пудов чайных семян и десяток саженцев. Их передали батумскому садоводу Ресслеру. Но губернатор пожалел земли под плантации. Весь семенной материал пропал. За чай ратовали и А. Бутлеров, и географ А. Воейков. Не помогло. Единственно, что удалось Бутлерову,— вырастить у себя на даче возле Сухуми на клумбе несколько кустов.

Только в самом конце прошлого столетия профессор А. Краснов и агроном И. Клинген сумели отстоять чайное дело. Они устроили грандиозную экспедицию в азиатские субтропики. Вывезли оттуда двенадцать даров Востока. Самым главным даром был чай.

Прошли годы. Давно уже предмет всеобщего внимания занял полноправное место на Кавказе. Но до сих пор любители терпкого напитка гоняются за цейлонским и индийским чаем, заваривая свой, грузинский (или азербайджанский), в последнюю очередь. «Не тот аромат!» Ссылаются на климат. Чай — дитя субтропиков, а Кавказ — их северная окраина. Для нежного растения там вроде бы не хватает тепла…

Не хочу уговаривать неверующих. Приведу только один факт. Не так давно к грузинским чаеводам приехал специалист из-за рубежа. Тонкий знаток своего дела. За долгую жизнь он перепробовал тысячи сортов, знал оттенки и нюансы каждой разновидности. Ему заварили местный чай и просили оценить. Откуда и какой сорт, пока умолчали. Приезжий без колебания назвал одну из лучших зарубежных марок. И оценил высшим баллом — 7! С трудом поверил, когда ему сказали, что он пил настой нового грузинского сорта Колхида.

Чай

Неизвестно, правда, ест ли и разносит ли семена в лесах Китая зверье? Ведь и о самом чайном деревце почти ничего не известно. Знаем лишь то, что сейчас растет оно дико в горах по верховьям Меконга и Салуина, в вечнозеленых лесах. Живет лет триста. Вытягивается метров на десять, как наша рябина. Листья жесткие, словно из картона. Молодые, чуть проклюнувшиеся, серебристые от густого опушения (это их собирают для заварки). Беловато-розовые душистые цветки.

Дикий чай долго не удавалось отыскать. Казалось, что он исчез, как и многие другие родичи культурных растений. Наконец нашли во Вьетнаме после первой мировой войны. А раньше — в индийском штате Ассам в конце прошлого века. Настоящие чайные леса. В них почти нет других деревьев — так плотно стоят чайные деревья. Они не очень высокие, но такие толстые, что иной ствол трудно охватить руками. Если бы не вечнозеленые листья, опушенные снизу, деревья можно было принять за березы. И крона и цвет коры очень похожи. Местные жители заваривают листья как обычный чай. У него, правда, вкус и аромат… куриного бульона!

Правда, знатоки утверждают, что есть шедевры и повыше рангом, которые тянут и на 8 и даже на 9 баллов. И что они мало известны потому, что не идут в массовый тираж и их мало кто пробовал. Я не пробовал, поэтому судить не берусь. И кто может поручиться, что они вообще существуют?

Что же касается Колхиды, то это вещь вполне реальная. Нашли ее случайно среди сеянцек обычных сортов. Еще до войны. Развести быстро не удалось, потому что сорт сохраняется, если размножать его черенками. А много ли нарежешь черенков с куста? За сорок лет удалось развести семибалльную Колхиду только на пятистах гектарах. Теперь, кажется, дело пойдет быстрее.

В природе, конечно, это деревце распространяется семенами. На вид они соблазнительные. Точная копия драже в шоколаде. Такие же крупные, как лесной орех, круглые и с благородным шоколадным глянцем. Так и хочется положить в рот. Однако не странно ли? Местные животные в Грузии не проявляют к плодам ни малейшего интереса. Даже всеядные козы не трогают чайные семена.

В диких лесах Ассама жителям приходится взбираться на десятиметровую высоту, чтобы сорвать свежий листочек. Как избавить себя от лишнего лазанья? Ассамцы придумали следующее. Они подвешивают к ветвям каменные глыбы, и ветви послушно клонятся к земле.

Еще растет дикий чай в Верхней Бирме. Именно оттуда сейчас черпают индийские ученые материал для улучшения культурных сортов. А улучшать нужно еще многое. Урожайность. Вкус. Аромат. Трудности на этом пути оказались немалые.

Начнем с урожайности. Индийские чаеводы вывели очень продуктивные формы. Сейчас средний куст у них дает по десять пачек чая в год. Специалисты считают, что он может нарастить еще столько же. Наилучшие же кусты дарят своим владельцам вшестеро больше — шестьдесят пачек!
Чай

Казалось бы, цель близка и доступна, однако вышло наоборот. Оценили качество продукции от выдающихся кустов и приуныли. Увы, оно далеко от совершенства. Обычный чай намного вкусней и ароматней. Судите сами: килограмм обычного чая стоит сто рупий, а улучшенного — всего… девять! Как разрешить это противоречие?

Разрешить его надо скорейшим образом, потому что генетики Индии вывели уже особую форму — «Сундарам-1», которая дает урожай втрое больше современного. Знатоки считают эту форму будущим индийского чаеводства. Но как быть со вкусом и ароматом?

Другая трудность с удобрениями. У нас в Грузии высокие дозы удобрений повышают урожай в 10 раз, а в Индии снижают его. Не все ясно и с качеством. Индийцы заметили, что польза от удобрений заметна, если азота вносят не более чем один мешок на гектар. Если два мешка, качество листа ухудшается. Наши чаеводы тоже встревожились и проверили индийские данные у себя. Вышло, что и у нас качество падает, но только если внести шесть мешков азота на гектар.

Разный климат. Разные почвы. Разные сорта.

А теперь о том, кто и сколько пьет чая. Мир относится к этому напитку по-разному. Итальянцы его вовсе не пьют. Зато японцы со своими чайными церемониалами выпивают в год по полкилограмма на брата (если считать по заварке). Англичане — вот кто, кажется, превзошел всех! Они просто упиваются чаем. Верится с трудом, но факт. Жители Британских островов поглощают его вдесятеро больше японцев — по четыре с половиной килограмма на душу!

До сих пор не утихают споры, полезен чай или вреден? Одни говорят: полезен. При этом вспоминают о катехинах, которыми богат наш повседневный напиток. Катехины повышают прочность кровеносных сосудов. Есть и другое мнение. Его сторонники приводят в пример дегустаторов чая. Даже опытные дегустаторы, которые соблюдают технику безопасности, все-таки страдают иной раз бессонницей и нервными расстройствами. У них теряется аппетит, появляется сухость во рту, начинает пошаливать сердце.

Есть и еще один недостаток у чая. На дне в чайнике для заварки всегда остается гуща, осадок, который каждый раз приходится выбрасывать.

В наши дни появляются способы утилизации чайных отходов.

Полярники, зимующие на станции Новолазаревская в Антарктиде, испытывали немалые трудности, когда пытались выращивать там свежие овощи. Несколько домиков на скалистом пятачке. Где взять плодородной земли? Немного удалось захватить с собой с Большой земли. Ее перемешали с песком, опилками. Посыпали золой. А самый верхний, самый важный слой сделали из… чайной гущи, перемешанной с местными лишайниками. Ее пошло не так уж мало — пять процентов от количества всей почвы. На спитом чае отлично росли потом подмосковные муромские огурцы.

А. Смирнов. Вершки и корешки

 
Чеснок Персик
© 2007-2018 ХЛЕБОПЕЧКА.РУ. Полная или частичная перепечатка материалов возможна только с разрешения администрации. По всем вопросам обращайтесь на инфo лaтиницeй с доменом сайта.

Рецепты

Диетический мандариновый курд на глюкоманнане и ксантанеХлебные цельнозерновые вафли на кефиреСкумбрия запеченная, фаршированная сыром и яйцами (вариант 2)Скумбрия соленая, ароматизированная Steba Smoking BoxПаста постная с тыквой и карриФуршет новогодний из сыра с вяленой вишней (для вегетарианцев)Паста из красной чечевицы с изюмом (для вегетарианцев)Манная каша молочнаяВареники с творогом и шпинатом, под персиковым соусом (для вегетарианцев)Картофель в сметане с луком в медленноварке Kitfort KT 2010

Новое на сайте

Новые вопросы

Новые сообщения