Абрикос

АбрикосСладки не только сахара. Бывают растительные белки в тысячу раз слаще. Но пока человечество пробавляется за счет обычной сахарозы.

Первый промышленный рафинад и песок дал людям сахарный тростник. Позже «вышла на арену» сахарная свекла. Вместе они обслуживают сладкоежек планеты, принося им ежегодно семь миллионов тонн белоснежного продукта. Кое-где в тропиках вместо тростника используют пальмы — винную или сахарную. В умеренной зоне для этой же цели — клены.

В Средней Азии в прежние годы заменяли недостающий человеку источник энергии виноградом и абрикосом. В винограде сахара больше, чем в свекле. Бывает до 30 процентов (в свекле в среднем — 18). В абрикосе — до 23! А изюм и урюк — просто концентрат сладостей. В пустынях, когда не было урюка, обходились тем, что под руками,— кристалликами сахара верблюжьей колючки. Их околачивали со стволиков на брезент.

Со времен средневековья у сахара был серьезный конкурент — мед. Меда ели больше. Он был вдвое, вдесятеро дешевле. И даже в конце прошлого века печать призывала: чего гоняетесь за дорогим сахаром? Ешьте-ка лучше свой, русский мед! Думаете, раз он пища бедняков, значит, хуже?

АбрикосТеперь роли переменились. Мир охладел к меду. Человечество ест его в двадцать раз меньше, чем сахара. А знатоки предупреждают: сахароза — это пустые калории. Не усердствуйте. То ли дело мед: там глюкоза, и фруктоза, и еще всякая всячина.

Что можно сказать по этому поводу? Действительно, усердствовать не нужно. От переедания всегда вред. Не только от сахара…

Путешественников всегда удивляло, почему в кишлаках у таджиков даже в самом маленьком садике собрано множество плодовых деревьев, абрикос же растет отдельно. Ему особое место. Абрикосовые сады — чистые, из одной породы. Других деревьев в них нет. Чтобы понять секрет такого предпочтения, нужно представить себе, в каких условиях жили таджики. Кругом горы. Они отрезали кишлаки от остального мира. Превратили их в затерянный край. Не имея в достатке места, чтобы распахать поля и посеять хлеб, люди выращивали то, что способно лепиться по каменистым склонам,— абрикос. Сладкий, сахарный абрикос придавал силу. Без него много по горам не полазишь.

Так абрикос стал растением номер один. Лелеяли его, как никакое другое дерево. Отобрали даже такие сорта, чтобы плоды на землю не падали, а засыхали на ветках готовым урюком. Единственно, что требовал абрикос для хорошего урожая,— удобрения. В особенности азотного. В дело пошли старые заборы — глиняные дувалы. Как додумались до этого, трудно сказать. Может быть, случайно? Или помогла интуиция? Однако выбор оказался удачнейшим. В дувалах размножалась синезеленая водоросль глеокапса. Она копила азот. Старые дувалы содержали больше азота, чем обычный навоз.

Не надо, конечно, преувеличивать силу и мощь абрикоса. Не им одним жив человек. Однако все же вспомним об одной истории, случившейся в Кашмире, главным действующим лицом которой стал абрикос. Лет 30 назад в уютную долину на высоте 2000 метров над уровнем моря приехал шотландский врач М. Каррисон. Стал лечить горцев от туберкулеза, от тифа и диабета. И был крайне удивлен, что его не приглашали к больным из соседнего племени хунзов, обитающих напротив, за рекой. Те, заречные, по преданию, были потомками воинов Александра Македонского. Они никогда и ничем не болели. Живут потрясающе долго, лет по 110—120. А ведь воздух, которым дышат, тот же, что и у пациентов Каррисона. И воду пьют из одной реки.

Сравнив образ жизни того и другого племени, врач пришел к выводу: все одинаково, кроме пищи. Диета у хунзов прямо-таки спартанская. Мяса потребляют мало. По праздникам. Зато сырые овощи и фрукты — круглый год. На стороне закупают только соль. А больше всего едят абрикосы. В августе — сентябре свежие. Потом сушеные: курагу, урюк. Даже поговорка сложилась, которую перевести можно примерно так:

Коль перебраться ты отважишься
В неабрикосные края,
Тебе сопутствовать откажется
Подруга верная твоя!

Овощно-абрикосовая диета позволяет хунзам оставаться в спортивной форме до преклонных дней. Древние старцы совершают тысячекилометровые моционы раз в году по трассе Кашмир — Бомбей и обратно. Пешком, конечно.

Четырнадцать лет подряд наблюдал молодой врач за кашмирцами. Вернувшись на родину, написал книгу. Однако никто ему не поверил. Тогда Каррисон организовал грандиозный эксперимент. Собрал тысячи крыс, поделил их на две группы. Дал разную пищу. Одних посадил на обычную диету лондонцев: белые булки, селедка, сахар. Других — на урюк и курагу. Английская диета не уберегла четвероногих от болезней. Абрикосовая обеспечила полное здоровье его пациентам.
Конечно, один этот случай еще ничего не доказывает. И нельзя считать абрикос панацеей от всех бед.

АбрикосНо вот что замечательно. Каждые несколько лет человечество созывает международные съезды по абрикосу. Заметьте, не по яблоне, не по груше, не по огурцу или помидору. А именно по абрикосу. Шестой проходил у нас в Армении в 1977 году. Один из докладчиков приоткрыл завесу таинственности над этим деревом.

— Феномен абрикоса, — сказал он,— заключается в том, что он содержит чуть ли не все известные витамины: A, B1, В2, В6, В15, С, Р, РР, К, Н… И что особенно важно — их количество велико: суточная норма для человека. И еще: при сушке в кураге и урюке содержание полезных веществ даже увеличивается. Правда, надо знать, где лучше урюк сажать.

В горах витаминов накапливается вдвое больше, чем в низинах.

Однако международные и всесоюзные съезды по абрикосу устраивают не ради прославления этого шедевра растительного мира. Тревожатся за будущее. Основания для беспокойства серьезные. За последние двадцать лет площади под поливитаминным деревом мало увеличились. В Греции же, в Австрии и других странах уменьшились вдвое и втрое.

Причина? Их несколько. И главная — слишком раннее цветение. Абрикос — житель центра Азии. Его стихия — жаркие горы с резким, сухим климатом. А в Европе садоводы предлагают ему совсем иное. Климат помягче и попрохладней. Используя мощь генетики и селекции, здесь получают плоды преогромные, в два- три раза больше, чем в Фергане. Но вкус уже не тот… Из них не сделаешь ни хорошего урюка, ни кураги. А главное, слишком раннее пробуждение от зимнего покоя. Страдают от этого цветки, а что еще хуже — штамб, ствол дерева. Трескается кора, проникают болезнетворные грибки, вирусы. Деревья усыхают. И чем дальше, тем больше.

Тут на ум приходит верное средство от болезней — найти диких родичей и исправить с их помощью культурные сорта. Такая мысль была у ботаников еще в тридцатые годы. И первым, кажется, занялся поисками дикарей известный ботаник М. Попов. Он отправился в окрестности Алма-Аты, где диких абрикосов росло очень много.

Выглядели они превосходно. Не проявляли ни малейшей склонности к усыханию. Напротив, по сравнению со всеми другими братьями, казались свежее, зеленее, наряднее. Даже совсем близко от города, где вечно пасся скот и обгладывал подряд все попадающиеся на пути деревца, абрикосы стояли нетронутыми. На абрикосовых стволах торчали колючки. Местные жители это давно заметили и обратили себе на пользу. Они используют поливитаминное деревце для защиты своих садов. Сеют косточки вокруг сада, и вырастает надежный забор.

Моду на абрикосовые заборы переняли и в других местах. Очень часто шеренги этих деревьев выстраиваются вдоль дорог Украины. Едешь мимо, остановишься, поешь оранжевых плодов — и дальше. А в сальских степях, в совхозе «Гигант», еще до войны понасадили лесополосы для защиты полей от ветра. Многие — из одного абрикоса. Дерево засухоустойчивое. В степи растет хорошо.

Что касается диких абрикосов, то ими интересовался еще И. Мичурин. Он узнал, что в одном из монгольских монастырей растет крупноплодный и очень морозоустойчивый сорт: тройственный гибрид между маньчжурским, сибирским и обыкновенным видами. Мичурин попросил знакомого офицера, капитана Куроша, добыть несколько косточек. Курош понимал, как трудно проникнуть за стены монастыря. Поэтому он пошел на хитрость. Подговорил местных жителей и разыграл сцену погони за ними.

В урочный день монахи увидели нескольких единоверцев, с криками бегущих к монастырским стенам. За ними мчался во весь опор отряд казаков. Открыли ворота, но вместе с беглецами ворвались и преследователи. Монахи изумились, когда увидели, что казаки, спешившись, стали рвать с деревьев плоды, наскоро обгладывали мякоть, а косточки складывали в карманы. То же проделывал и офицер. Вскоре Мичурин получил желанную посылку. А затем в его саду появились новые сорта: Товарищ, Монгол, Лучший Мичуринский и, конечно, Курош.

Эти деревья выносили жесткий климат средней России, там, где на памяти людской никогда абрикосы не росли. Правда, вкус плодов оказался посредственным. Ученики славного садовода завершили его дело. И вот уже созданы сорта по-настоящему сочные и сладкие. Недоработано еще только ядрышко. У большинства сортов оно горькое — память о диких родичах. Природа нарочно сделала ядрышки горькими, иначе зверье давно бы их расхватало и вид не сохранился.
А животный мир заинтересован в абрикосах не меньше людей. Правда, вкусы у всех разные. Воробьи, например, специализируются на цветках.

АбрикосВ Ашхабаде они весной обрушиваются на сады. Сначала выклевывают цветочные почки, потом обрывают лепестки, добираясь до самого вкусного — завязей и нектарников. Лепестки не едят, бросают, и они ложатся на землю, как снежные хлопья. Неопытный садовод может ругнуть птицу за такое самоуправство и сделает ошибку. Воробей в Ашхабаде не вреден, а полезен. Он проводит прореживание цветков. Избавляет садоводов от кропотливой работы. Оставшиеся цветки дадут плоды более крупные и сладкие, а дерево не потратит лишних сил, чтобы выращивать дополнительный груз, который потом все равно придется сбросить.

Лиса специализируется по косточкам плодов. В Араратской долине Армении садоводы прежде стонали от лисьих нашествий. Рыжая «кумушка» чует запах косточек издалека. Раскапывает землю и выбирает посевной материал дочиста. Приходится все начинать сначала. В Польше на абрикосах специализируются белки. Тоже косточки выедают. А самое досадное, что делают это тогда, когда плоды еще не дозрели. Поэтому нельзя уберечь их от поклонников, убрав урожай пораньше.
А теперь еще раз вернемся к тому, с чего начали: почему таджики выбрали из множества пород именно абрикос, а не яблоню, не грушу и не виноград. Есть и еще важная причина, кроме сказанных. Любимец таджиков неприхотлив. Он может расти на самой никудышной почве (хотя любит и удобрение). Даже на галечниках, где уж вообще никакую культуру не высаживают. Лишь в первый год после посадки его поливают, а потом дерево предоставляют самому себе.

И оно вырастает в два-три обхвата! Плодоносит лет до ста. А какая крона! В урожайный год с нее собирают по тридцать пудов — это больше, чем 50 ведер. Я видел одно из таких деревьев, даже и не очень крупное, на Памирской биостанции в городе Ош. Под ним профессор-географ О. Агаханянц располагает своих студентов, прибывших на практику, на ночлег. Умещается под кроной человек тридцать, и еще место остается. Шатер листвы служит надежной крышей. А спелые абрикосы падают чуть ли не в рот отдыхающим практикантам. Правда, в этой идиллии есть один неприятный момент. Плоды падают ночью, закатываются под спальные мешки. Утром бедняга студент просыпается мокрый, пропитанный сладким соком…

Наверное, таджики развели бы еще больше абрикосов, будь у них побольше земли. Но ведь и пшеницу нужно где-то посеять. Выход нашли в смешанном посеве. Под деревьями — нива. Правда, пшеница не обычная, а древняя — спельта. Еще совсем недавно знатоки отрицали, что в Азии сохранилась спельта. В 1952 году удалось обнаружить ее в дальних предальних горах Ирана. И еще через пятнадцать лет — у нас в Таджикистане. Именно здесь уцелел крупнейший в мире массив старейших деревьев абрикоса. В долине реки Исфары. Между кишлаками Науглем и Ворух.

В исфаринских садах спельту сеют с незапамятных времен. Почему именно ее, а не обычную пшеницу, мягкую или твердую? Профессор Р. Удачин, обнаруживший этот уникальный сад, пояснил. Абрикос поспевает раньше пшеницы. Люди топчутся по пшеничному морю и собирают оранжевые плоды с деревьев. Другая пшеница давно бы осыпалась. Спельта не осыпается. Другая культура зачахла бы в тени и не дала зерна. Спельта дает зерно и в тени! А ее сосед абрикос дает здесь лучший в мире урожай.

АбрикосК сожалению, путь в исфаринские края не близкий и побывать в этих интересных местах могут лишь немногие любители урюка и кураги. Гораздо более доступен другой абрикосовый край — Крым. В начале нашего века, когда наплыв отдыхающих стал увеличиваться, абрикосовые сады начали расти как грибы. И может быть, этот южный уголок превратился бы в сплошной абрикосник, если бы не одно обстоятельство.

Деревья модной этой породы принимались и росли отлично, но урожай радовал хозяев вовсе не везде. Каждый год собирали массу плодов в Бахчисарае, в центре полуострова, а в самом райском месте, на Южном берегу, где климат особенно мягок, собирать было нечего. И лишь в отдельные удачные годы, лет через пять или шесть, на ветвях появлялись, наконец, оранжевые плоды.

Наблюдательные люди заметили: пожалуй, лучше всего сажать абрикос по крымским речкам: Каче, Альме, Салгиру. Засадили речки от истоков до самого моря. И снова садоводам не повезло. Те, что сажали у моря, снимали скудную жатву раз в пять лет. Виною были тяжелые морские туманы, которые ползли по побережью в то самое время, когда деревья зацветали. После туманов плоды не завязывались.

Еще хуже дело обстояло в истоках рек. Долины рек там сужались до такой степени, что выглядели гигантскими желобами. Их крутые склоны уходили высоко к небу. Ранней весной, в феврале, а иной раз и в январе, зацветали сады. А ночью со снежных вершин яйлы — Крымских гор — налетал ледяной ветер. Он с трудом протискивался по узким желобам долин и сквозняком просвистывал сады. Какие уж тут абрикосы!

Ниже по течению, там, где долины расширялись, сквозняк терял силу и как бы исчезал. Вот здесь-то и начиналось доходное садоводство. Славный наш садовод Л. Симиренко, который объяснил все неудачи с абрикосами в Крыму, подвел итог. Абрикос для Крыма вполне годится, но хороший урожай может дать лишь в немногих местах. А лучше всего он плодоносит не в садах, а в… городах! Даже в тесноте каменных зданий и булыжной мостовой он поставляет превосходный урюк и курагу. Эти условия ближе всего напоминают те каменистые горы, где абрикос зародился как вид.

А что касается борьбы с холодом во время цветения, то плодоводы все ищут и ищут спасительное средство. Казалось бы, остроумное решение предложил после войны профессор из Тимирязевской академии П. Шитт. Летнюю обрезку кроны. Она оттянет срок цветения и устранит опасность заморозков. Увы, когда плодоводы проверили на деле совет ученого, оказалось, что цветут обрезанные и необрезанные деревья в одни и те же сроки. Нерешенных задач, как видите, еще очень много.

Но не вся беда абрикоса в заморозках и морозах. Несчастья этой породы и в другом. Рассказывают такой случай. Еще в конце прошлого века один садовод обнаружил, что многие деревья абрикоса в расцвете лет оказываются гнилыми в середине ствола. Он был наблюдательным и умным человеком и заметил: гниль особенно свирепствует там, где деревья обвязаны проволокой. Не в проволоке ли все зло?

Может быть, она нарушает главное течение жизненных процессов у деревьев? Он поспешил к яблоням, которые обвязывал соломой против зайцев так же, как и абрикосы. Солому прикручивал той же проволокой. Местами проволока касалась ствола. Срубил в сердцах одну из яблонь. Нет, зря только дерево загубил. Ствол здоров и чист.

Тут он вспомнил, что той же проволокой он пользовался, когда развешивал на деревьях абрикоса ярлыки. Проверил — о горе! И здесь проволока сделала свое черное дело. Все деревья с бирками оказались больными. Однако на некоторых саженцах бирки висели не на проволоке, а на мочале или на кусках бечевки. Дрожащими руками садовод стал исследовать беспроволочные абрикосы. Нет, и здесь гниль. Под бечевкой и под мочалом. Только там, где вовсе бирок не было, стволики остались здоровыми.

Такова быль столетней давности. А в 1977 году в Ереване проходил очередной конгресс по абрикосу. На нем снова встал вопрос о бирках и ярлыках. Знатоки предупреждают самым серьезным образом. Никаких бирок! Ничего не привязывать к стволикам. Вообще не прикасаться к ним! Чтобы ничто не повреждало кору. И так абрикос сохнет слишком часто. И не все причины еще поняты.

А. Смирнов. Вершки и корешки

 Абрикосы вяленые домашние Абрикосы вяленые домашние
 Половинки абрикос в прозрачном сиропе Половинки абрикос в прозрачном сиропе
 Абрикосовый пирог с безе Абрикосовый пирог с безе
 Абрикосовый джем с тмином как вкусовая добавка к сыру Абрикосовый джем с тмином как вкусовая добавка к сыру
 Джем (повидло) из абрикосов в медленноварке Джем (повидло) из абрикосов в медленноварке
 Зефир абрикосовый Зефир абрикосовый
 Абрикосовый джем на агар-агаре Абрикосовый джем на агар-агаре
 Абрикосовое варенье Абрикосовое варенье
 Абрикосовое варенье Абрикосовое варенье «На один раз поесть»
 Абрикосы в сухом вине консервированные Абрикосы в сухом вине консервированные
 Варенье из абрикосов с апельсином и ромом Варенье из абрикосов с апельсином и ромом
 Кростата с абрикосами Кростата с абрикосами
 Клецки с абрикосами (Marillenknodel) Клецки с абрикосами (Marillenknodel)
 Миндально-медовый пирог с абрикосами Миндально-медовый пирог с абрикосами
 Вареники с абрикосами, обжаренные в сладких сухарях Вареники с абрикосами, обжаренные в сладких сухарях
 Варенье из абрикосов Варенье из абрикосов
 Пирог с абрикосами в скороварке Polaris 0305 Пирог с абрикосами в скороварке Polaris 0305
 Абрикосовый компот Абрикосовый компот

 

Похожие публикации

 

 
Огурец Интересные факты о выборе сортов картофеля
© 2007-2018 ХЛЕБОПЕЧКА.РУ. Полная или частичная перепечатка материалов возможна только с разрешения администрации. По всем вопросам обращайтесь на инфo лaтиницeй с доменом сайта.
Шоколадный кекс с вишней без муки и сахара.Голени куриные су-видКролик с тыквойБезглютеновый рисово-льняной хлебушекСалат из свежей капусты с тыквойСуп-пюре из тыквы с беконом и яблокомСоус-карамель апельсиновыйЧечевичный суп-пюре по-овернски в медленноварке Kitfort KT 2010Яблочные пончики-кексыВантробянка

Рецепты

Новое на сайте

Новые вопросы
Новые сообщения